«Неправедная власть мне всегда претила»

 
Фото Анатолий Морковкин
В апреле бессменный худрук театра «У Никитских ворот» Марк РОЗОВСКИЙ отметит юбилей. Однако времени на застолье может и не хватить: основатель театра каждое утро репетирует, днем ведет занятия со студентами, вечером – на спектакле. В этой предъюбилейной суете он ответил на вопросы «Театрала».
– Марк Григорьевич, ваше творчество всегда было остросоциальным, вы откликались на злободневные вопросы времени. А вам удается сейчас не поддаваться политическим страстям? Во всяком случае, в предвыборную кампанию вы мудро держались в стороне от политических распрей...

– У меня сейчас на выпуске ближайшая премьера «PRO ПРОЦЕСС» по великому роману Кафки, этакая музыкально-поэтическая фантазия, актуальность которой в нашем историческом и политическом контексте, я думаю, будет очевидной. Приходите на этот спектакль и скажете потом, в стороне я или не в стороне. Да, я не ходил на митинги, но замечу шутя, что у меня «митинги» в течение последних 29 лет – каждый вечер. Ведь мы – театр «У Никитских ворот» – собираем народ и выступаем на этих встречах, в меру сил утверждая на нашей сцене именно те фундаментальные ценности, которые провозглашались на Болотной, на Сахарова, на Пушкинской и на Арбате… Трусливая, неправедная власть мне всегда претила и претит, но, если честно, Ростропович с виолончелью мне больше по душе, чем он же – с автоматом. Согласитесь, музыка лучше, чем стрельба. К тому же тот же Кафка нас предупреждал: «Чем шире разливается половодье, тем более мелкой и мутной становится вода. Революция испаряется, и остается только ил новой бюрократии».

– Новая сцена вашего театра открыла, наконец, новые возможности? Появилась ли на Старой сцене лаборатория для молодых?

– Еще не появилась, но в следующем сезоне будет обязательно. Мои студенты-режиссеры выступят с дипломными работами, и лучшие из них войдут в репертуар Старой сцены. Так же, совместно с Департаментом культуры Москвы, мы предоставим эту площадку молодым экспериментаторам в рамках программы «Открытая сцена». Да и сам я намерен сделать здесь в будущем некую неординарную режиссерскую работу – лишь бы на нее хоть какие-то деньги были!..

– Театр «У Никитских ворот» вы возглавляете не одно десятилетие. А никогда не было желания хлопнуть дверью и все бросить?

– Конечно, у каждого художника могут быть и депрессии, и кризисы, и даже беспричинные «ломки»… Но от всей этой дряни есть одно лекарство – работай каждый день, репетируй безостановочно… «Душа обязана трудиться и день и ночь, и день и ночь…» А «хлопают дверью» только пустоватые, не заряженные Искусством дельцы да шарлатаны, носящие маски гениев… Как можно бросить любимое дело?.. Дело всей твоей жизни?.. Это значило бы предать и себя, и коллег, многие из которых твои друзья. Нет, для меня это, честное слово, неприемлемо.

– Вы открыли Новую сцену «Историей лошади», скажите, не страшно вам было конкурировать с БДТ? Как играть этот легендарный спектакль после Лебедева и Басилашвили?

– Скажу честно: не страшно. То, что было абсолютной театральной новостью в 1975 году, нуждалось в новом прочтении сегодня. А резервы для этого я искал и находил в безмерной глубине Толстого, актуального во все времена, в нынешние – особенно. К примеру, тема безнравственности роскоши и мнимости пустотного существования в безбожии в 2011 году только обострилась. К тому же «конкурировать» – с кем? С самим собой? С Георгием Александровичем, которого я всю жизнь считал и считаю своим учителем?.. Мой конфликт с ним был не художественный, а этический. И я, поверьте, обязан рассказать о нем правду, одну только правду. Хотя это было чрезвычайно тяжело. Но не будем муссировать эту неприятную тему. Гораздо важнее сегодня было найти и реализовать в новом решении толстовское миросознание – для современного зрителя – для которого слова «мой… моя … мое» звучат пощечиной и гневным обличением доктрины собственности, замещающей какой-либо духовный поиск.Да, было трудно и рискованно приступать к этой работе, поначалу мне со всех сторон, признаюсь, советовали: пригласи на роль Холстомера какую-нибудь звезду и – выиграешь. Но я счастлив, что не пошел ни у кого на поводу. Я подумал жестко: чего стоит мой театр (да и я сам!), если за 29 лет существования «У Никитских ворот» не удалось воспитать своего Мастера. Ведь я не раз говорил, что в моей труппе есть блестящие артисты. Значит, бахвалился? Пустословил? И тогда я принял, наконец, решение. Я взял на роль Холстомера двух (!) своих лучших актеров – Владимира Юматова и Игоря Старосельцева, – оба заслуженные артисты России, своей индивидуальностью совершенно не похожие на Лебедевскую. Оба – личности высокого интеллекта, прекрасно поющие, двигающиеся – одним словом, артисты-глыбы… Мощь их темперамента и способность прожить трагедию человека-лошади, чувство формы, проявились в полной мере. И я счастлив, что мой риск оправдался по общему мнению. То же можно сказать и о князе Серпуховском. Эту роль удалось гораздо подробнее проработать, особенно во втором акте, где любимый всеми Басилашвили, играя «рамоли», несколько ослабил толстовское толкование этого образа. Все-таки в спектакле БДТ превалировало моноизъявление главного героя. В сегодняшней версии эта чрезвычайно важная смысловая слабость исправлена.

– Ваша последняя премьера – «PRO ПРОЦЕСС» – музыкально-поэтическая фантазия по роману Кафки. Зачем Кафка сегодняшнему зрителю?

– Затем, что я хочу увести его, зрителя, от пустой развлекательности и ввергнуть в миры, где исследуется самое главное – свобода и несвобода человеческого индивидуума, проблема насилия без всякого милосердия и одиночества живого существа во враждебной ему атмосфере и системе. Это ли не актуально?!

– Театр для вас – это способ сообщить что-то миру? Или способ понять и познать мир?

– Сначала надо пытаться понять и познать. Лишь потом что-то сообщать. А у нас, к сожалению, частенько бывает наоборот: к людям обращаются с сигналами и посланиями те, кто не имеет ни жизненной позиции, ни выстраданной философии. В этих случаях мы получаем поверхностный, шарлатанский псевдотеатр, в котором все не замотивировано и тем якобы очень интересно. Это не мой путь. И не путь театра «У Никитских ворот», пока я жив.

– Вы поставили более 150 спектаклей – таких не похожих и по сюжетам, и по сценическому решению. От «Холстомера» до «Амадея». Что объединяет ваши работы?

– Мое творческое кредо – живой академизм, он и объединяет все мои работы. Ему я учился у Товстоногова и Арбузова. Иными словами, я – за свободный, многожанровый, разностильный, разноформный театр, защищающий и пытающийся распознать человека в наше частенько бесчеловечное время.

– Сегодня все ожидают перемен. Период стагнации завершается. И даже по спектаклям видно, что театр вновь становится некоей трибуной. А как вы оцениваете новые времена?

– Новые времена я не оцениваю столь оптимистично, как вы. «Период стагнации» отнюдь не завершается – в России есть, к сожалению, силы, которые с большой рьяностью тянут страну в прошлое, в сталинщину и даже в гитлеризм. Есть так же колоссальные внешние угрозы – со стороны радикального псевдоислама, продолжающего теорию и практику террора в отношении всех «неверных». Выход один – спасти человека может только полный безоговорочный отказ от насилия, от национализма и безбожия во всех других его проявлениях. И вот тут нам может помочь только культура с ее гуманизмом и нравственностью.

– Марк Григорьевич, так вы верите в то, что мир спасет красота и творчество?

– Отвечу Чеховым: «Если бы знать, если бы знать…»

  • Нравится


Самое читаемое

  • В Грузии устроили протест против гастролей театра «У Никитских ворот»

    В Кутаиси вечером в  субботу, 19 октября, около двух десятков членов неправительственной организации вышли на акцию протеста, стихийно устроенную перед знанием Театра им. Месхишвили. Участники акции показали администрации кутаисского театра и московской труппе «красные карточки», заявив тем самым, что для них неприемлемо нахождение российского театра в Кутаиси. ...
  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Ленком» готовит премьеру последнего спектакля Марка Захарова

    Творческая команда «Ленкома» продолжает работу над спектаклем «Капкан» по произведениям Владимира Сорокина, который не успел закончить Марк Захаров. Первоначально премьера намечалась на 2 декабря. Эту дату дирекция «Ленкома» решила не менять. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
Читайте также


Читайте также

  • Наталия Опалева: «Мы придумали особый жанр – «изо-сериал»

    Проект Музея AZ «Свободный полет», посвященный Андрею Тарковскому и художникам неофициального искусства второй половины ХХ века, с успехом прошел в Западном крыле Новой Третьяковки. «Театрал» побеседовал с генеральным директором Музея AZ Наталией Опалевой. ...
  • «Эта великая книга еще не прочитана»

    Молодежный театр на Фонтанке продолжает программу международного сотрудничества. В апреле Шведский театр из города Турку представит на этой сцене спектакль «Женщины – 3» финской писательницы и режиссера Туве Аппельгрен, а недавно здесь состоялась премьера испанского театра «Трибуэнье» «Полет Дон Кихота». ...
  • Сергей Скрипка: «Наше кино движется в правильном направлении»

    В субботу, 5 октября, художественный руководитель и главный дирижер Российского государственного симфонического оркестра кинематографии Сергей СКРИПКА отмечает 70-летие. В преддверии праздника «Театрал» побеседовал с юбиляром. ...
  • Олег Басилашвили: «Товстоногов занимался жизнью человеческого духа»

    В эти дни в БДТ им. Товстоногова всё связано с именем Олега Басилашвили: на фасаде театра появился огромный баннер с фотографией из премьерного спектакля «Палачи», в котором народный артист СССР играет главную роль, а в фойе устроили масштабную выставку, где фотографии из семейного архива, кадры из фильмов, сцены из спектаклей перемежаются с цитатами юбиляра. ...
Читайте также