Актриса Вера Бабичева

«Плохо, когда артисты вынуждены выходить на баррикады»

 
В Театре на Малой Бронной состоялась премьера спектакля режиссера Александра Назарова «Женщина в главной роли» по пьесе Жана Ануя «Коломба». Вера БАБИЧЕВА, сыгравшая в постановке главную роль, рассказала «Новым Известиям», в частности, о том, чем она похожа на свою героиню, чему учит гитисовских студентов и почему актеры не должны бунтовать.
– Вера Ивановна, расскажите о персонаже, которого вы играете в спектакле «Женщина в главной роли».

– Я играю мадам Александру. Как написано в пьесе Жана Ануя «Коломба», это великая французская трагическая актриса. Она вымышленный персонаж, который вобрал в себя образы практически всех актрис того времени, в котором жил и работал Ануй. Действие пьесы происходит в конце ХIХ века, хотя само произведение написано где-то в 50-х годах XX века. Ануй в образе мадам Александры попытался выразить всю любовь и нелюбовь к примам театра, которыми он восхищался и над которыми смеялся. Не часто же играешь пьесы, где действие происходит в театре. И это страшно интересно, так как мы играем то, о чем знаем наверняка. И там есть то, что мы не любим в театре. Однако мне бы хотелось, чтобы это все-таки стало нашим признанием в любви театру – театру сумасшедшему, где происходит бог знает что, где люди плачут и смеются, где обижаются на какие-то глупости, где влюбляются, расстаются… Не случайно театр является неким сосредоточием человеческого любопытства. И Ануй об этом пишет – жестко, очень зло, иногда едко, особенно про мою героиню, мадам Александру. Иногда я с ним спорю. Мне кажется, что бы ни случалось в театре, во-первых, это происходит во всех других местах тоже, просто люди об этом не говорят (поскольку просто не знают), во-вторых, это не происходит так эмоционально, как с актерами, потому что изначально имеется в виду, что мы не вполне «здоровые» люди. Для меня очень важно показать любовь мадам Александры к этой профессии, верное служение ей много лет. На этом пути она очень много потеряла: обыкновенное женское, материнское счастье и многое другое. Она всем этим пожертвовала, чтобы выходить на сцену. А мне интересно рассказывать о людях, которые без театра жить не могут. Я, как и моя героиня, много лет работаю в театре и тоже много потеряла на этом пути, но при этом я очень многое приобрела. Для меня это и есть моя жизнь. И я не променяла бы ее, даже если бы была возможность начать все сначала.

– На ваш взгляд, мадам Александра – несчастная женщина?

– Сложно сказать… Она замечательная артистка, и она получает колоссальное удовольствие от того, чем занимается. Получается, она счастливая женщина. Но при этом она безумно, безнадежно одинока уже много лет, несмотря на то, что у нее два сына и толпа поклонников. Тем не менее она никогда не скажет про себя: «Я несчастная женщина». Она приняла свою судьбу и несет ее весело.

– Кстати, тема принятия и непринятия своей судьбы поднимается и в спектакле «Три высокие женщины». Это страшно – знать свою судьбу, хотя каждый из нас к этому в той или иной степени стремится…

– Знаете, я уже прошла довольно длинную дорогу жизни и примерно догадываюсь, что меня ждет впереди. Безусловно, я не знаю наверняка, чем это все закончится, и не хотела бы знать, потому что с этим трудно жить. Но хотелось бы думать, что все будет хорошо, долго и как-то необыкновенно.

– Что вас роднит с мадам Александрой и чему у нее можно научиться?

– Прежде всего желание и умение бороться с обстоятельствами, умение не сдаваться. Многие ее поступки мне бы не хотелось совершать, и я за этим тщательно слежу. Конечно, быть первой непросто. Это огромная ответственность и большое искушение, через которое надо проходить. Чему можно научиться у мадам Александры? Пожалуй, ничему. Да и не стоит, наверное, у нее чему-то учиться. Кроме разве что ее умения выживать. Это колоссальное богатство, потому что умение жить несмотря ни на что – это очень здорово. Часто женщинам, мужчинам кажется, что все, настал крах всему. Мадам Александре тоже порой так кажется. Но она живет вопреки, выходит на сцену, репетирует. Все остальное – в основном ошибки.

– На ваш взгляд, в современном мире женщина должна быть в главной роли или это место все-таки необходимо занимать мужчине?

– Вы угадали, мы назвали спектакль «Женщина в главной роли», думая именно об этом. Ведь в пьесе ведется разговор о том, что женщина оказывается в главной роли, таким человеком, который то руководит процессом, то меняет жизни, судьбы. Должен ли это делать мужчина? По природе своей, по тому, как было изначально задумано, вероятно, да. Однако в течение всей истории человечества периодически происходят матриархаты… Почему возникают такие ситуации, не знает никто. Должна женщина быть в главной роли или нет? Наверное, не должна. Тем не менее современные женщины эмансипированы, абсолютно свободны, даже рожать могут одни. Конечно, это какой-то «вывих». Но так развивается история человечества, и, наверное, не зря так происходит.

– Как вам работается с супругом?

– С Сергеем Анатольевичем Голомазовым очень интересно работать, хотя порой бывает непросто. Особенно потому, что он за меня переживает, очень требователен ко мне. Иногда хочется, чтобы во время репетиций он забывал, кто я ему и работал со мной как со всеми. И хвалил как всех остальных, потому что меня он редко хвалит. Кроме того, после репетиций мы едем домой и не всегда получается сразу отрешиться от театральных дел, перестать вести об этом разговоры. Но мы стараемся поддерживать своеобразный договор: перешагнув порог дома, с театром заканчиваем. Это удается, но далеко не всегда. Я не играю роли, которые не должна играть. Я не играю в моем возрасте Катюшу Маслову или Джульетту. Никто не может упрекнуть Сергея Анатольевича, что он дает мне работу в каждом спектакле. Кроме того, у нас порой возникают несовпадения в трактовке, но это нормально. Так, у нас было разное прочтение роли, которую я играю в спектакле «Аркадия». Тем не менее я отстояла право играть именно так, как это вижу. Но стоило это и ему, и мне больших нервов. Сейчас спектакль идет, и я понимаю, что была права. Наверное, и Сергей Анатольевич это понимает. Наша совместная работа – это большая ответственность и для меня, и для Сергея Анатольевича. Он может что-то простить другому актеру, но не мне.

– Во многих спектаклях Театра на Малой Бронной заняты ваши бывшие студенты, в том числе и в постановке «Женщина в главной роли». Вы продолжаете за ними следить на сцене?

– Я совершенно за ними не слежу. Я могу что-то подсказать, если меня спрашивают. Но сейчас мои бывшие студенты – мои коллеги, с которыми мы наравне. Иногда я у них спрашиваю, что делаю не так. И они честно говорят об этом, зная, что я нормально отношусь к критике.

– Как я понимаю, вопрос доверия юным коллегам у вас не возникает?

– Такой проблемы нет – мы полностью доверяем нашей молодежи. Они заняты практически во всех спектаклях Театра на Малой Бронной. Первое, что сделал Сергей Анатольевич Голомазов, когда сюда пришел, – ввел молодежь в спектакли. Сначала они были в массовке, подтанцовке и прочем. Сейчас они получают если не главные, то большие и значительные роли. У нас есть группа молодых людей, в которых мы уверены, а они уверены в нас. Как они поведут себя в дальнейшем и как будут развиваться отношения педагогов со своими учениками – время покажет... Когда меня спросили, что самое сложное в моей профессии педагога, я ответила: «Неблагодарность, с которой часто сталкиваешься». Но бывает и благодарность. И дело не в словах благодарности, а в том, как себя ведут твои бывшие ученики, как они существуют рядом, когда они стали партнерами по сцене. И я жду, что на сцене произойдет то, чему мы учились вместе – что они меня понимают, а я – их. Мне с ними играть интересно.

– Что планируется в рамках мастерской на Малой Бронной?

– Здесь будут идти спектакли, которые были созданы сначала в нашей мастерской в ГИТИСе. Например, оттуда перешли «Бесы» и «Киномания», став впоследствии полноценными спектаклями Театра на Малой Бронной. Сейчас сюда перейдет, но уже в рамках этой затеи, «Палата №6». А потом, возможно, возникнут какие-то интересные предложения извне. Ведь существуют камерные, экспериментальные спектакли, т.е. не для широкого зрителя. Мы очень нуждаемся в таких экспериментах.

– Главный принцип, которому вы учите своих студентов?

– Чтобы в их работе был смысл. Владение какими-то навыками, техникой, умение существовать на сцене в рамках русского психологического театра, профессиональная подготовка – это само собой разумеющееся. Самое главное, чему мы их учим, – чтобы в том, что они делают, была тема. Не просто выйти на сцену, сыграть свою роль, получить цветы, аплодисменты и уйти домой. Что я хочу этой ролью сказать, что я хочу в этой жизни хоть чуть-чуть сдвинуть, изменить, за что я хочу покаяться? Это темы любой работы, любого творческого поиска. И когда наши молодые артисты начинают с кем-то работать, они уже спрашивают: «А о чем это?» Не в смысле – какое содержание, а о чем это произведение.

– Вы много лет проработали в Театре им. Маяковского. Вы следили за тем, что происходило в театре в связи со сменой художественного руководителя?

– Конечно, следила! Там остались многие мои друзья. Это театр, в котором и я, и Голомазов работали. Следили каждую секунду и спрашивали, и узнавали, и созванивались. Происходившее там не могло оставить равнодушным.

– На чьей вы были стороне?

– Разумеется, на стороне труппы.

– На ваш взгляд, не могут ли стать подобные явления повсеместными?

– Это плохие явления. В принципе мы, артисты, не должны бунтовать, выходить на баррикады. Это неправильно. Сейчас вообще ощущается некий кризис в театре. Я не считаю правильным, что артисты Театра Маяковского устроили бунт и таким образом добились отставки своего руководителя. Плохо, что вообще эта ситуация возникла. Но артисты очень долго терпели. Вообще, любой бунт плох для актеров, потому что это очень разрушает нас. Я считаю, что это какая-то болезнь. Но ведь это следствие, а не причина. Например, у человека болит нога. А у него смещены шейные позвонки. Так шею надо лечить, а не ногу. А у нас лечат ногу. Сначала надо найти причину, а потом решать, что делать со следствием.

  • Нравится


Самое читаемое

  • Римас Туминас: «Все хотят счастья, а его нет»

    В эти дни в Китае продолжаются гастроли Театра им. Вахтангова со спектаклем Римаса Туминаса «Евгений Онегин». Позади семь спектаклей в Гуанчжоу и Шанхае. Недавно труппа переехала в Пекин, где с 16 по 19 мая «Евгений Онегин» пройдет еще четыре раза. ...
  • Умер создатель Концептуального театра Кирилл Ганин

    Создатель и режиссер московского Концептуального театра Кирилл Ганин скончался на 53-м году жизни. Об этом сообщили его коллеги в социальных сетях. «Прощание с Ганиным состоится в пятницу 24 мая в 11:00 на Николо-Архангельском кладбище. ...
  • «Смоленск может лишиться единственного театра»

    На базе Смоленского драматического театра им. Грибоедова планируют создать филиал Мариинского театра. Об этом заявил губернатор Алексей Островский на встрече с Валерием Гергиевым.  «Театрал» дозвонился директору театра Людмиле Судовской, но она отказалась что-либо комментировать по поводу данной инициативы. ...
  • Принят закон, отменяющий театральные билеты

    С 1 июля театры начнут продавать билеты по новым правилам: вместо билета зрителю будет выдаваться кассовый чек. Об этом в понедельник, 29 апреля, сообщил на встрече «Директорской ложи» московских театров заместитель главы столичного Департамента культуры Леонид Ошарин. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Счастье, что стены рушатся!»

    В Италии, на острове Искья состоялась восьмая ежегодная церемония вручения премии имени Иосифа Бродского, по традиции приуроченная ко дню рождения поэта. Лауреатами 2019 года стали ведущие актеры Театра им. Вахтангова Ирина Купченко и Василий Лановой, историк Сергей Никитин и главный редактор журнала «Театрал» Валерий Яков. ...
  • «В театре ты постоянно на вулкане»

    25 мая глава Союза театральных деятелей, художественный руководитель театра Et Cetera Александр Калягин отмечает день рождения. Александр Александрович не раз становился героем интервью «Театрала», по случаю праздника мы собрали самые яркие его высказывания о театре и творческой судьбе. ...
  • Алексей Бородин: «Нам очень не хватает самоиронии»

    РАМТ готовится к открытию пятой по счету площадки – Сцены во дворе. О ближайших проектах в новом театральном пространстве, а также об ожиданиях от Года театра и кадровых изменениях в коллективе, где с начала сезона появился главный режиссер, «Театралу» рассказал художественный руководитель Алексей БОРОДИН. ...
  • «Театр возникает, когда ты полон жизни…»

    В этот день (24 мая 2000 года) ушел из жизни один из выдающихся режиссеров ХХ века, основатель «Современника», реформатор сцены, художественный руководитель МХАТа (в 1970-2000 гг.) Олег ЕФРЕМОВ. В память о нем «Театрал» приводит несколько цитат из интервью режиссера разных лет. ...
Читайте также