Анна Каменкова

«Мы никогда не готовы ни к счастью, ни к горю»

 
Фабрис Мелькио. «Неожиданное». Режиссер Франк Бертье. «Школа современной пьесы». Французская пьеса, французский режиссер, русская актриса. 75 минут монолога женщины, 75 минут одной жизни, за которые она проживает четыре. 75 минут на сцене – Анна Каменкова.
-Сейчас очень мало таких спектаклей. Почему?

-Потому что сейчас такое время. Режиссеров-формалистов. Их раздражает старая школа. А с другой стороны, к подлинности они подобраться не могут.

Я помню, сыграла какую-то сцену с болью, потому что там был для этого повод, и в этом куске, на мой взгляд, был смысл пьесы, а режиссер меня спросил: «У вас что-то личное?» Я растерялась. Я привыкла на сцене существовать именно так. Как будто это – мое личное. Потому что, мне кажется, только мое личное и может передавать, и волновать, и задевать. Потому что задеть, на мой взгляд, и может только личное. Я – за школу переживания. Мне она и теплее, и ближе. И если в какой-то сцене это получилось, пусть даже средний спектакль, значит, все было не зря. И когда мне говорят зрители, что после спектакля, вместо того чтобы ехать домой, они сели в кафешке и, взяв хорошего вина, говорили по душам – о жизни, о душе, о настоящем, то это мне дорого.

Зрители раньше на таком спектакле, как этот, включались почти сразу, включались с пониманием и опытом, а на последних спектаклях первые минут двадцать я их по-во-ра-чи-ва-ю... Я им говорю: «Вот про это, про это я буду с вами говорить!!!» И дышать свободно я начинала только через двадцать минут, когда не все, но многие переключались на эту волну... Это безумно сложно. Другие реакции, другие оценки в зале сейчас на те же самые вещи, на те же самые ситуации. Вот это удивительно!

И я понимаю, насколько мы попортили зрителя. Потому что у нас всегда был очень умный, тонкий, чувствующий зритель. Он настолько отвык уже от внутренней жизни на сцене, от серьезной драматургии, что он с трудом перестраивается.

- 75 минут монолога без антракта – сложнейшая работа.

- Я вам честно скажу: я моноспектакли никогда не любила. Как-то мне скучно казалось это все – один человек на сцене, без партнеров. Но вот сложилось, что у меня это случилось. И это оказалось потрясающе. Это другое качество существования. Да еще на небольшой сцене. Это безумно тяжело, но потрясающе интересно. Когда ты знаешь, что тебя никто никак не прикроет, вот сколько в тебе есть на сегодняшний день, сколько ты отдашь – столько и будет.

-И в этом горечь профессии?

-И в том, что ни один артист ни в какой период своей жизни не может сказать: «Я это сделал». Любой артист говорит: «Я не сделал этого, и этого, и этого... Я не сыграл этого!.. Я не снялся у того-то!..». В периодах отчаяния от невостребованности, когда ты полон сил и энергии, которые бывают у всех артистов. В несоответствии желаний и возможностей. Мне предлагают сценарий. И пока они его присылают и я его жду, я уже все придумала о своей героине. Я придумала такой образ! А сценарий приходит, и оказывается, что все, что я должна делать – это жарить котлеты. И весь наворот, который я придумала, он лопается. И это тоже боль. Или ты берешь хороший сценарий и начинаешь работать, и тебе звонят за два дня до вылета на съемку и говорят, что проект замораживается. А у тебя уже все созрело. Это тоже мучительно – когда все оказывается вхолостую, когда все перегнивать начинает внутри.

Но, с другой стороны, такие удары, они дают работу душе. Мы же нутром работаем, и этот аппарат, он так избит и измордован, что он очень легко открывается, он не заморожен. Тебе больно, больно, больно, а потом дает тебе Бог вот такой спектакль, как этот, и ты всю свою боль вкладываешь, и получаешь от этого наслаждение. Вот ведь в чем парадокс профессии. Чем мне больнее будет во время спектакля, тем я счастливее буду, когда он закончится. После такого спектакля я летаю. Молодею. Хорошо себя чувствую. И могу горы свернуть.

-Ваша героиня переживает смерть любимого человека и долгое время тотального одиночества. Вам самой знакомо это чувство?

-Потеря любимого? Слава Богу, нет. А тотальное одиночество испытывает каждый. Даже самый счастливый. У кого-то, как у нее, это растягивается на шесть с половиной лет, а у кого-то это может продлиться неделю.

-Лиана – очень глубокий, тонкий и в чем-то главном – очень негибкий человек. Такие люди обречены на несчастье?

-Я думаю, что у любого тонкого и глубокого человека болевой порог выше. И он чувствует то, что другой не почувствует. Он открыт. У него содрана кожа. И он в этом смысле не защищен.

И потом, я считаю, что там любовь была безумная. Она потеряла ее, но у нее это было. Это было безмерное счастье, за которое она заплатила всей этой болью. Человек, который не имел, он ведь ничего и не потеряет...

- За каждое мгновение счастье приходится платить очень сильной болью? И готов ли к этому человек?

- Не готов. Когда человек счастлив, он вообще ни к чему не готов. Мы вообще никогда не готовы ни к счастью, ни к горю. В этом и жизнь. Еще Шекспир заметил, что когда человек очень счастлив, у него начинается страх. Ведь это не может быть вечным. В «Джульетте» есть это место.

- «Женщина сколько живет, столько любит». Вы согласны с этой фразой?

-Хорошая фраза. Наверное, не женщина даже, а человек живет столько, сколько любит.

-Ваша героиня перестает жить, когда ей некому нравиться. Это индивидуальная правда Лианы или правда о женщине вообще?

-Тут ведь обратные связи тоже присутствуют. Ей некому нравиться, поэтому трагедия. Трагедия, и поэтому ей некому нравиться. «Мне плохо, и поэтому плевать, какая я». Понимаешь?

-А вы понимаете Лиану, которая говорит: «Я не люблю жизнь. Имею право»?

-Я понимаю, когда человек перегружен кошмаром и когда он отказывается от всего. Когда уже ничего не хочет. Но потрясающее в том, что, когда человек уже на грани и ему кажется, что просвета нет, вдруг возвращается любовь. Это невероятно.

-Это ведь не «придумка». Это закон жизни.

-Да. И у меня такое было. Когда кажется, что все уже закончилось, и ничего уже не будет в жизни, тогда вдруг появляется что-то совершенно неожиданное. И невероятное. Но – неизбежное.

-К вам после спектакля подходили женщины со словами: «Это про меня!»

-Конечно. Конечно. И каждая находит свой «кусок».

-Ни один мужчина этот спектакль не поймет.

-Не согласна! Их пробивает другое – когда они понимают, что ИЗ-ЗА НИХ женщина может так отключаться. И они это тоже чувствуют, чувствуют кожей. Мужчины, как ни странно, после этого спектакля совершенно по-другому относятся к женщине. Это феноменальная штука. Каждому сидящему в зале мужчине кажется, что эта женщина может быть у него. И открыться так только ему одному. И такая сила чувств – все ему. Все, все до конца.

-И он способен это оценить?

-Да, да! И эта сила чувств неизмеримо поднимает женщину в его глазах. потому что сам мужчина на такие страдания не способен. На такой предел отчаяния и боли.

Я уж не говорю о том, что именно мужчины мне говорили, что этот спектакль очень эротичен. Не женщины.

Хотя сначала я тоже была уверена, что этот спектакль только для женщин.

Оказалось, нет.

-Но ведь главное – не это?

-Не это. Главное то, что в этой пьесе есть главный закон бытия – когда все, казалось бы, умирает навсегда, тогда-то как раз и начинается новый рассвет. НЕОЖИДАННО.

Причем этот рассвет, он может начаться с такой, казалось бы, мелочи... Помню, у меня был полный обвал. И вдруг цветок мой зацвел внезапно утром белыми пахучими цветами. Через самые прозаичные вещи бог может давать нам знаки своей любви – смотри, ты не имеешь права...


  • Нравится


Самое читаемое

  • В Мещанском суде Москвы рассматривают уголовное дело «Седьмой студии»

    В среду, 7 ноября, в Мещанском суде Москвы рассматривается уголовное дело «Седьмой студии». Корреспонденты «Театрала» передают с места событий.  Заседание было назначено на 9.30, фигуранты дела уже прибыли, но заседание еще не началось. ...
  • «Куда ни глянь, везде одна глупость»

    Для переезда в историческое здание на Чистых прудах «Современник» готовит премьеру спектакля «Дюма» по пьесе Ивана Охлобыстина. Этот материал предложил для постановки Михаил Ефремов, который сам при этом выступит режиссером. ...
  • Диана Вишнева провела открытый мастер-класс

    В воскресенье, 11 ноября, прима-балерина Мариинского театра Диана Вишнева впервые в своей творческой карьере провела большой мастер-класс «Наследие классического балета» в студии Context Pro в Санкт-Петербурге.   «Диана Вишнева впервые проведет мастер-класс «Наследие классического танца» в формате открытой репетиции на примере одной из самых известных вариаций классического репертуара — Маши из балета «Щелкунчик» (третий акт) в постановке Василия Ивановича Вайнонена», — цитирует РИА сообщение пресс-службы студии. ...
  • Кирилл РАЗЛОГОВ: «Гибнет великий замысел»

    Киноцентр «Соловей» – один из самых престижных кинотеатров Москвы, имеющий культурную и историческую ценность, заявил в беседе с «Театралом» кинокритик Кирилл Разлогов. Ранее газета «Ведомости» сообщила о том, что знаменитый Киноцентр на Красной Пресне собираются перестроить в гостиницу. ...
Читайте также


Читайте также

  • В театре «У Никитских ворот» поставили спектакль про одиночество

    В театре «У Никитских ворот» - премьера спектакля «Ганди молчал по субботам». История о приезжей женщине, которая в поисках пропавшего сына опустилась на самое дно жизни, превратившись в бомжа, основана на документальных событиях. ...
  • В Музыкальном театре ставят редкую оперу

    «Влюбленный дьявол», единственное оперное произведение композитора Александра Вустина, станет первой премьерой Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко в 2019 году. Создание спектакля, премьера которого состоится 15 февраля, по словам композитора, «было вызвано не заказом, а дружеским предложением и, если хотите, внутренним побуждением. ...
  • Главный театр Венеции приедет в Москву

    Для московских гастролей Театр Стабиле дель Венето выбрал одну из лучших комедий Карло Гольдони «Кьоджинские перепалки». По сведениям «Театрала», режиссер Паоло Валерио представил произведение Гольдони как многофигурную живописную фреску, многоголосный хор, галерею ярких мужских и женских характеров. ...
  • Большой театр и Метрополитен-опера представят совместные спектакли

    Большой театр и Метрополитен-опера готовят три совместных спектакля. Постановки планируется представить в 2021-2022 годах в Москве и Нью-Йорке. Об этом в четверг сообщил гендиректор Большого театра Владимир Урин на VII Санкт-Петербургском международном культурном форуме. ...
Читайте также