Алла Демидова

«Вкус к поэзии мне привила «Таганка»

 
Загадочность, отдельность, высокий профессионализм – актрисе Алле Демидовой подходят точные, острые и изысканные характеристики. Алла Сергеевна – образчик самостоятельно мыслящего человека, какие встречаются во все времена и которых всегда единицы. Спектакли и книги Демидовой делятся с нами ее огромным миром, который никому не навязан, но всем заинтересованным открыт. В этом номере Алла Сергеевна делится своими мыслями о классической литературе, а также утверждает, что сегодня в России по-прежнему много отличных поэтов.
– Год для вас начинается с «Пиковой дамы». Вы читаете пушкинскую прозу в Концертном зале Чайковского, в петербургской академической капелле. Как выбирается произведение для чтения со сцены?

– В данном случае не я выбирала репертуар. Идея прочесть «Пиковую даму» со сцены возникла не сегодня. С Евгением Колобовым, гениальным дирижером, мы делали «Поэму без героя» с музыкой и чтением в «Новой опере». И он как-то сказал: «Мне надоело слушать текст Модеста Чайковского в «Пиковой даме». Хочу послушать Пушкина. Давайте сделаем так же, как «Поэму без героя». Вы – чтение, а я подберу музыку». Мы это сделали, но после его смерти я не решалась сама читать со сцены «Пиковую даму». Когда в прошлом году Концертный зал Чайковского предложил мне прочесть «Пиковую даму», я согласилась. Даже объявили дату концерта. Но я без Колобова не сумела подобрать нужную музыку, и тогда название чем-то заменили. Сейчас я довольно долго подбирала музыку сама. Слушала в основном Шостаковича. И вообще слушала все, где могла найти трагическое и мистическое звучание.

– Что вас питает в работе над моноспектаклем – ритм слова, музыка? Это работа в одиночку?

– Я последние десять лет работаю с греческим режиссером Теодором Терзопулосом, мы делаем моноспектакли. Иногда еще выхожу с поэтическими вечерами. На радио «Культура» третий год веду воскресный цикл передач «Поэтический театр Аллы Демидовой». Когда у поэта я выбираю стихи, это кропотливая работа и в основном является проявлением моего сегодняшнего вкуса. Читаю с комментариями о поэте, его творчестве, с вкраплениями рассказов о себе, так как у меня ассоциативное мышление. Может быть, я издам антологию по этим передачам. Довольно личностная может получиться книжка, как ни странно: во-первых, это мой выбор стихов, во-вторых, комментарии. Вкус к устной поэзии мне привила «Таганка». «Таганка» первая начала делать поэтические вечера, но тогда мы работали командой, и вокруг театра всегда были передовые поэты, которые нам читали свои новые стихи. Были спектакли, например, «Антимиры» и «Берегите ваши лица» Вознесенского, «Под кожей статуи свободы» Евтушенко, «Павшие и живые», спектакли о Пушкине, Маяковском, Есенине. Когда Джорджо Стрелер был директором Театра наций, у него был проект «Голоса Европы». Из России он пригласил меня. И сам же поставил мне спектакль. Он заставил читать иногда с музыкой, на сцене обязательно стоял пюпитр с текстами. В этой форме я и продолжаю проводить свои концерты. Стихи напечатанные и стихи, произнесенные вслух, несут разную нагрузку. Равно как и пьеса, прочитанная лежа на диване, и спектакль в театре. Все зависит от того, кто их читает. Слушать полтора, два часа стихи трудно. Поэтому я их перемежаю музыкой и комментариями, чтобы зритель отдохнул.

– Хочу поблагодарить вас за книгу «Ахматовские зеркала», где вами построчно разбирается «Поэма без героя» Ахматовой.

– Это была долгая работа. Сейчас, слава Богу, выходят книги об Ахматовой, и даже против нее, как, например, «Анти-Ахматова». А когда я заболела этой поэмой, не было ни-че-го. Мне пришлось вылавливать и переводить информацию, добытую на международных ахматовских симпозиумах, буквально по крупицам. Собирала все – воспоминания, письма. Мне хотелось разгадать эту поэму.

– А как вы оцениваете итоги чеховского года? Что вам было интересно?

– Мне было очень интересно на симпозиуме, организованном Конфедерацией театральных союзов зимой 2010 года в доме Пашкова. Некоторые выступления были просто удивительны. Но что любопытно: когда я прочитала доклады этого симпозиума, изданные отдельной книжечкой, то восприятие мое было совершенно иным. То, что мне нравилось в устной речи, не понравилось в письменной, и наоборот. Что лишний раз доказывает, что слово звучащее несет другую нагрузку. А из спектаклей мне, пожалуй, больше всего понравились «Дядя Ваня» Римаса Туминаса в Театре Вахтангова и «Дядя Ваня» Александринского театра в постановке Андрея Щербана. Румын Щербан сейчас живет в Америке, он из плеяды талантливых людей театра Восточной Европы. Например, лучшего спектакля по «Мастеру и Маргарите», чем в Бухаресте, я не видела. Кстати, в «Дяде Ване» всегда разрабатывают дядю Ваню, но он – результат. А Щербана заинтересовала причина – Серебряков и Елена Андреевна, и потому в спектакле Александринки акцент сделан на них. Чехова сейчас трудно ставить: кажется, уже все было. Но нет – есть хорошие спектакли. И все равно не забуду эфросовский «Вишневый сад». Он стал легендой. У меня сохранились дневники, черновые записи репетиций, стенограмма худсовета «Таганки» и управления культуры, принимавших спектакль. Премьера состоялась в 1975 году, и пять лет до смерти Высоцкого спектакль шел и эти пять лет очень развивался. Критика всегда оставляет след в памяти по одному спектаклю, как правило, премьерному. А я премьеры не люблю. Премьера – это только волнение. По-настоящему спектакль становится таким, как задуман, после десятого показа, не раньше. Может быть, я когда-нибудь напишу книжку «Вспоминая «Вишневый сад».

– На обложке книги Жоржа Баню «Наш театр – «Вишневый сад» – фотография из эфросовского «Вишневого сада».

– А, например, в Большом театре недавно была премьера оперы «Вишневый сад», и на программке тоже была фотография из нашего спектакля. Этот «Вишневый сад» остался легендой, фата-морганой.

– Вы участвуете в благотворительных концертах. Что они дают?

– Я всегда откликаюсь на призыв людей, которым доверяю. Мы очень давно как-то собрались – Володя Спиваков, Володя Васильев, Катя Максимова, чтобы сделать благотворительный вечер и найти деньги на реставрацию церкви, в которой венчался Пушкин. Тогда еще слово «благотворительность» было забыто и, кажется, с 1917 года ни разу не употреблялось. Нам нужно было собрать хорошую публику и, в общем, хорошие деньги. Поэтому мы решили сделать премьеру премьер. «Виртуозы Москвы» играли все новые вещи, Васильев с Максимовой сделали несколько совершенно новых номеров. Я читала «Реквием» Ахматовой с «Виртуозами» и музыкой Шостаковича, «Реквием» тогда еще не был напечатан. Я потом читала его и в Париже в зале «Плейель», аналоге нашей консерватории, в Армении после землетрясения в Спитаке. И «Реквием» всегда звучал в унисон с тем временем и событием, где это было. Мандельштам говорит: в каком бы малом не возникало трагическое, оно моментально дает общую картину мира. Может быть, поэтому трагедия считается высоким жанром. Я никогда не проверяю чистоту помыслов людей, занимающихся благотворительностью, я просто или верю, или не верю людям, которые организуют благотворительные концерты.

– А вы читаете современных поэтов?

– Да, конечно, и очень люблю. Совсем недавно открыла для себя Бориса Рыжего. Поэтов сейчас, слава Богу, много. Но кто из них останется в веках – неизвестно. В выборе я руководствуюсь только своим вкусом. Можно слышать, что Золотой и Серебряный века русской поэзии кончились. Мы не знаем, каким словом определят поэзию нашего времени, но она есть. Роза не может вырасти на помойке – ей нужна почва, так гениальный поэт не может вырасти на ровном месте. Вокруг Пушкина была плеяда поэтов, вокруг Блока было много разных поэтов, и даже в советское время, когда, казалось бы, не было почвы для поэзии, она сохранялась. В поэзии разрыва цивилизации не было. Заболоцкий, Самойлов, Слуцкий и нынешние – Чухонцев, Бродский, много других, слава Богу, продолжают традицию.
  • Нравится

Самое читаемое

  • Александр Ширвиндт: «Артисты врут насчёт любви»

    Вечером в понедельник, 4 декабря, на большой торжественной церемонии в Театре им. Вахтангова состоится чествование художественного руководителя Театра сатиры Александра ШИРВИНДТА, который в нынешнем году стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в самой почетной номинации «Легенда сцены». ...
  • «Звезда Театрала»-2017: победители названы!

    Вечером в понедельник, 4 декабря, в Театре им. Вахтангова состоялась десятая юбилейная церемония вручения премии зрительских симпатий «Звезда Театрала».   В нынешнем году голосование по лонг-листу, а затем и по шорт-листу проходило с 10 июня по 30 ноября. ...
  • «Сатирикон» отверг обвинения

    Российский государственный театр «Сатирикон» опубликовал официальное письмо, в котором отверг все обвинения в финансовых нарушениях.   Поводом для публикации письма послужила дискуссия, разгоревшаяся в СМИ после выступления худрука театра Константина Райкина в эфире телеканала «Дождь». ...
  • Данила Козловский: «Она такая одна»

    К юбилею актрисы, чья жизнь трагически оборвалась в октябре 2012 года, в фойе МХТ им. Чехова открывается выставка «Незабываемая Марина Голуб». В экспозиции будут представлены фотографии из семейного архива и музея МХАТ. ...
Читайте также


Читайте также

  • Анатолий Смелянский празднует юбилей

    В среду, 13 декабря, исполняется 75 лет историку театра, педагогу и автору книг Анатолию Смелянскому, чья жизнь последних сорока лет прочно связана с Московским Художественным театром. Со страниц «Театрала» Анатолия Мироновича поздравляют его коллеги. ...
  • В честь Маргариты Назаровой назвали цирк

    В Нижнем Новгороде, где прошли последние годы жизни Маргариты Назаровой (1926-2005), местному цирку присвоили имя этой легендарной дрессировщицы. На фасаде здания появилась металлическая табличка, а коллектив подготовил праздничный аттракцион. ...
  • В Малом театре готовится бенефис Василия Бочкарёва

    В честь 75-летия народного артиста России Василия Бочкарёва 17 декабря в Малом театре после окончания спектакля «Сердце не камень», где Василий Иванович играет главную роль, на сцену выйдут друзья и коллеги артиста – поприветствовать юбиляра. ...
  • Александр Калягин о Леониде Броневом: «Это был уникальный актер»

    В связи с уходом из жизни Леонида Броневого Союз театральных деятелей опубликовал соболезнования Александра Калягина.   Дорогие друзья, коллеги! Не стало Леонида Сергеевича Броневого, народного артиста СССР.   Он был совершенно уникальным, потрясающим актером, со своей нотой, интонацией, со своим стилем. ...
Читайте также