Александр Огарев: «Мы стали размышлять о мужском и женском менталитете»

В «Школе драматического искусства» ставят «Женитьбу» Гоголя

 
В конце февраля в театре «Школа драматического искусства» состоится премьера спектакля «Женитьба». В преддверии этого события «Театрал» побеседовал с режиссером-постановщиком Александром ОГАРЕВЫМ.
 
– Александр, почему именно сейчас вы решили обратиться к Гоголю? 
– Я всегда любил Гоголя. Когда-то я ставил в ШДИ спектакль «Малороссийские песни» (это был своего рода коллаж по текстам разных авторов – Бродского, Окуджавы, Мориц, Пригова и др.), в него была включена статья Гоголя о малороссийских песнях. А вот его драматургией заниматься прежде никогда не приходилось. Была еще в Краснодаре постановка «Панночка». Но это тоже был «опосредованный» Гоголь – по версии Нины Садур. А теперь, возникла идея поставить Женитьбу. На главную роль я пригласил моего однокурсника и давнего друга Игоря Яцко, который сам недавно занимался Гоголем (премьера спектакля «Мертвые души» в постановке Игоря Яцко состоялась в 2017 году – «Т»). 
 
– В чем будет изюминка вашей «Женитьбы», ведь в Москве уже существует несколько постановок?
– В первую очередь, мы обратили внимание на необычный факт биографии самого Гоголя, что сам писатель женат не был.  Было несколько попыток сделать предложение, но в итоге он был отвергнут.  Может быть, сейчас женитьба, как шаг, и выглядит для многих достаточно легковесно, но для человека особого склада – это был новый этап жизни, который мог превратиться в новую дорогу. И это было очень ответственно.

Мы стали размышлять о мужском и женском менталитете по отношению к такой «перемене участи». Какие мотивы, какие опасения, страхи, тревоги сопутствуют этому? Как на это решиться?  Мы пытаемся поникнуть «на территорию» мужской психологии. Подколесин, которого играет Игорь Яцко, человек с вполне сложившимся «обжитым» миром, который ему трудно вот так сразу поменять. Он воспринимает женитьбу как далекую перспективу своей жизни, но как быструю перемену привычной жизни, он ее не мыслит до появления Кочкарева, которого у нас играет Андрей Хоренко. Эти полутона, нюансы, колебания героя из состояния решимости в нерешимость – вот за чем   мы следим больше, чем, собственно, за анекдотичностью ситуации.
Мы стремимся передать, воссоздать эти понятия – женский и мужской мир. Как в той статье о «Малороссийских песнях», где Гоголь описывал мир женских песен и мир песен мужских. Он очень многословен и велеречив в описании этих нюансов, которые отличает одно от другого…
 
 События пьесы вы не переносите за счет костюмов и декораций в современность, как это часто случается с классикой в последнее время?
– Костюмы у нас достаточно абстрактные, и время действия – тоже. Но сам язык Гоголя мы, конечно же, не меняли, и текст, безусловно ориентирует на то, что речь идет о каком-то другом времени. А реалии могут возникать и современные. Безусловно, есть какие-то параллели и иллюзии.
 
Спектакль сложный, в смысле, декораций?
– Нет, четыре ширмы и еще некоторые детали. Художник-постановщик спектакля Ася Скорик, с которой мы вместе делаем уже не первую работу.
 
Я правильно понимаю, что вы хотите сделать акцент на разнице мужского и женского мировосприятия?  
– Ну, да. Посмотреть, как те и другие относятся к какой-то проблеме. Вот, возникает проблема и как рассуждает об этом мужчина? Сначала легковесно, инфантильно, потом попадая в сложные ситуации. Кочкарев всё представляет достаточно хитро, так, как будто уже дано слово и нужно его выполнять. Поэтому возникает мотив благородного и неблагородного поступка, и мужчина рассуждает на все эти темы. Как ему быть? Как поступить эгоистично или благородно? А у женщины подход ко всему менее практичный, но более трепетный. Она – существо пугливое, и воспринимает всё не столь логично, и поэтому более фантастично. У нас во втором акте даже происходит своеобразное путешествие по женскому подсознанию, которое превращается почти в триллер. В видениях Агафьи Тихоновны, которую играет Александрина Мерецкая, женихи превращаются в неких пугающих существ, почти в монстров.
 
Какими художественными средствами вы создаете этот триллер?
– «Атмосферными»: светом, музыкой… Для нашего спектакля уникальную музыку пишет Павел Карманов. Его музыка помогает нам создать разную атмосферу двух домов ­– Подколесина и Агафьи Тихоновны. Он же написал и музыку для хора, который активно участвует в постановке.
 
В спектакль «Дачники» по Горькому вы вплели ассоциации с Чеховскими героями, а в «Женитьбу» не будете внедрять что-то извне?
– Возникнет парочка ассоциативных элементов, но тоже из Гоголя, из его страшных рассказов, которые будут вторгаться в эту городскую историю.  Создавая атмосферу двух домов, мы   решили добавить «атмосферу» подсознания мужчины и женщины. И вот тут-то страшные рассказы Гоголя вторгаются в повествование. Через представление героев о том, как их судьба переменится и как все это может быть опасно и непредсказуемо.
 
Игорь Яцко привносил в постановку что-то из своих представлений о Гоголе или подчинялся вашей режиссерской воле?
– С ним очень легко работать. С одной стороны, он не вдается в режиссерские построения, и делает все, что я ему советую, а, с другой стороны, у него есть свой личный опыт, личная харизма, которую он применяет, и, конечно, свою роль он выстраивает фактически самостоятельно.  Это его Подколесин, прежде всего.
 
А женский образ как создается?
– Агафья для меня проводник в женский мир, который всегда имеет и особый юмор, и особую чувственность. И за счет этого мы надеемся, что подойдем к юмору Гоголя не с лобовой стороны, –не иллюстрируя сюжет про дурочку, которая до сих пор не вышла замуж и не знает, чего хочет, – а более нежно, более тонко, рассказывая о том, что чувственный мир женщины слишком многого ожидает и поэтому слишком трепетно относится к предстоящему событию. Мы хотим передать поэтичность женского мировосприятия, его невесомость, зыбкость и противоречивость.
 
В давней постановке «Женитьбы» в Театре на Юго-Западе  Кочкарева играл Виктор Авилов, и это был персонаж демонический, провокатор. А ваш Кочкарев из каких соображений так активно участвует в жизни Подколесина?
– Недавно Женя Беркович тоже где-то ставила «Женитьбу» и задала в facebook похожий вопрос: что за мотив у Кочкарева? И совместно с пользователями facebook они фактически разобрали все возможные версии этих мотивов. Демонический? Да, он, прежде всего, как бы напрашивается. Но и все другие версии справедливы. Потому что насколько может быть противоречива женщина, настолько может быть противоречив и мужчина в каком-то упорстве, в дружеском посыле, который тоже здесь прочитывается. Для нас, например, самый важный посыл – дружеский. Желание изменить жизнь друга в сторону, которая ему кажется более интересной.
 
Как Штольц у Обломова?
– В общем да, но у Штольца достаточно реалистичные проекты, а здесь проект довольно безумный. Ведь Кочкаров даже точно не знает – кто невеста. В его персонаже есть хороший авантюризм, тяга к приключениям, он зовет друга в эти неведомые дебри с расчетом, что вдруг жизнь Подколесина переменится и станет более счастливой. Основной мотив для нас у Кочкарева это –  желание счастья другу. Без какого-то расчета. Поэтому мы на репетициях этому особенно уделяли время - вспоминали все, что мы знаем о дружбе. Анатолий Васильев часто тему дружбы «на Пушкине» с нами разрабатывал, когда Игорь Яцко играл с Володей Лавровым в «Моцарте и Сальери»…
 
Вы, когда репетируете, используете «этюдный метод»?
­– Специально мы такой задачи не ставим, но если возникает «этюдная ситуация», мы все ей радуемся. Такие импровизационные минуты и служат наработкой «самочувствия», как сделать так, чтобы отношения героев были убедительными.
 
Вы потом фиксируете эти импровизационные моменты?
– Не в словах, важно зафиксировать что-то именно в поведении, в самочувствии. Самое главное в работе над Гоголем – это «присвоить» ситуацию, чтобы она не была чьей-то. Не чей-то анекдот про посторонних людей, а сделать так, чтобы эта история стала личной. Увидеть, что вся эта фантастика и парадоксальность нам тоже присуща! Когда мы открываем, что мы также фантастичны, что наша душа удлинена как фигуры Эль Греко, что мы также умеем летать как влюбленные Шагала, мы становимся родственными этим полотнам и их авторам. Потому что нет смысла заниматься чужими историями, про себя интереснее рассказывать. То, что другие до нас открыли, открыть как существующее в нас. И мы пробуем этот путь пройти. Нам это Васильев привил. Мы персонажами не занимаемся, мы пытаемся сделать игру персональной. А персонажи периодически могут возникать как игровая помощь для развития той или иной ситуации. Персонажи – фантомны. Как Бахтин говорит о персонажах Достоевского, что они не есть люди, а отражение идей. И эта их фантомность, переменчивость персонажей, летучесть базируется на персональном высказывании, на том, что хочет сказать тот или иной участник нашего проекта об этой ситуации.
 
Кто, на ваш взгляд, потенциальный зритель этого спектакля?
– В первую очередь тот, кто любит Гоголя. И кто имеет сходный темперамент. Мы не хотим передать Гоголя только через внешнее, через сюжет. Нам более интересен внутренний, «мерцающий» Гоголь со всеми его противоречиями. И тот, кому интересно, как и нам, открывать Гоголя, тот, наверное, и будет нашим зрителем. Кому Гоголь кажется писателем нежным и чутким ко всем струнам человеческой души, писателем, который вслушивается в эту душу.


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.

  • Нравится


Самое читаемое

  • В новогодние праздники музеи Москвы работают бесплатно

    Несколько десятков музеев москвичи и гости столицы смогут бесплатно посетить в период со 2 по 8 января. Выбор широк – от усадеб и мемориальных квартир до исторических, краеведческих и литературных музеев. Новогодним игрушкам посвящена выставка в Центре Гиляровского. ...
  • Зрители выбрали лучший спектакль сезона

    В номинации зрительской премии «Звезда Театрала» были представлены спектакли «Как важно быть серьезным» Виктора Шамирова (Театр им. Моссовета), «Макбет» Антона Яковлева (Театр на Малой Бронной), «Сережа» Дмитрия Крымова (МХТ им. ...
  • «Я бы хотела, чтоб это был захаровский спектакль»

    В «Ленкоме» – 2 и 3 декабря состоится премьера спектакля «Капкан», вольной сценической фантазии по мотивам сочинений Владимира Сорокина, сценарных разработок Марка Захарова и документальных источников. Накануне премьеры Александра Захарова, которая завершает начатую ее отцом постановку, рассказала о том, как шла работа над этим спектаклем. ...
  • Владимир Машков готовит «Ночь в отеле»

    Первая постановка Владимира Машкова в статусе художественного руководителя Театра Олега Табакова увидит свет 25 декабря (сцена на Чистых прудах). Режиссер выбрал пьесу современного британского драматурга Терри Джонсона Insignificance («Незначительность»), однако спектаклю дали другое название – «Ночь в отеле». ...
Читайте также


Читайте также

  • Игорь Неведров: «Я верю в призвание»

    Театр Романа Виктюка в этом сезоне готовит премьерный спектакль «Танго» по пьесе польского драматурга Славомира Мрожека. Корреспондент «Театрала» пообщался с режиссером-постановщиком, ведущим актером труппы Игорем Неведровым. ...
  • Евгений Водолазкин: «Главное – пытаться понять друг друга»

    В прошлом году в журнале «Театрал» появилась новая рубрика «Что наша жизнь?..», в которой известные культурные и общественные деятели рассуждают об актуальных проблемах нашей действительности. За это время гостями рубрики становились Виктор Ерофеев, Ирина Хакамада, Дмитрий Быков, Денис и Ксения Драгунские, Леонид Млечин, Михаил Федотов, Юрий Норштейн, Зураб Кекелидзе, а также Евгений Водолазкин, чье высказывание мы решили опубликовать и на нашем сайте. ...
  • «Я мало что знал об этой пьесе»

    В Театре им. Пушкина выходит новый спектакль – «Инспектор пришел» по пьесе Джона Пристли. Премьерные показы состоятся 26 и 27 октября. Корреспондент «Театрала» побывал на прогоне и пообщался с художественным руководителем коллектива Евгением Писаревым. ...
  • Аурелия Тьерре: «Наша жизнь - это «организованный хаос»

    В этом году в программе юбилейного Чеховского фестиваля был показан спектакль Компании Bells & Spells (Париж) «Колокольчики и заклинания». Концепцию, постановку и сценографию создала дочь Чарли Чаплина Виктория Чаплин-Тьерре, а главную роль сыграла его внучка – Аурелия. ...
Читайте также