В Москве вышел спектакль памяти Дмитрия Брусникина

 
Союз театральных деятелей и Санкт-Петербургский Pop-up театр представили в Москве премьеру аудиоспектакля Семёна Александровского «Время, которое.». История спасения архива Всеволода Мейерхольда разыгрывается в тех самых стенах, где почти восемьдесят лет назад она происходила на самом деле – в библиотеке СТД на Страстном бульваре. Корреспондент «Театрала» побывала на первом показе. 

В Центральную научную библиотеку СТД я приезжаю в полдень. На входе дежурный выдает мне контрольный листок. «Добро пожаловать на спектакль «Время, которое.». Пожалуйста, следуйте инструкции», – замечаю я на обороте и прохожу в читальный зал. Вокруг обыкновенная библиотечная тишина, которая нарушается разве что скрипом половиц изредка проходящих по залу сотрудников, – и решительно никакого намека на предстоящее действие. Я в растерянности озираюсь: 

– Добрый день. Я вообще-то, на спектакль... 

Дежурный библиотекарь – вопреки стереотипам юная девушка с цветными волосами – с пониманием улыбается и протягивает мне листок требований. Я углубляюсь в алфавитный каталог. Начинаю выдвигать деревянные ящики в поисках карточки с названием спектакля, принимая правила игры: для чего-то весь этот ритуал, видимо, нужен. «Вопрос… Воспоминание…», – я бормочу ключевые слова. Наконец нахожу нужное. Заполняю листок. Семён Александровский. «Время, которое.». Спотыкаюсь о какую-то странную точку в конце фразы. И записываю библиотечный шифр.

Девушка все с той же загадочной улыбкой скрывается за книжными стеллажами и через минуту появляется вновь, неся в руках большую темно-красную папку на завязках. Этакую папку-ящик.

Я направляюсь в глубину читального зала и там вскрываю свое приобретение. Внутри обнаруживается простенький проигрыватель и большие наушники. Похоже, я буду единственным зрителем (а точнее – слушателем) – читальный зал в этот час совершенно пуст. 

Пьесу специально для спектакля написала драматург Ася Волошина. В основе сюжета – история о сотрудницах библиотеки, которые в конце 30-х годов, когда начался судебный процесс над Всеволодом Мейерхольдом, с риском для себя спасли документы о его постановках. Впрочем, эти женщины присутствуют в спектакле лишь мельком. В центре повествования – героиня, чья прабабушка была свидетельницей тех далеких событий и описала их в своем дневнике. Девушка решает найти дневник, угадав его местоположение по единственному сохранившемуся у нее листку с библиотечным шифром. 

Постановка стала одной из последних работ актера, режиссера и педагога Дмитрия Брусникина, чья жизнь трагически оборвалась в начале августа. В спектакле также звучат голоса Алёны Старостиной (Вита), Марии Крыловой (прабабушка Мила), Натальи Теняковой (Мила в конце 90-х), Николая Мартона (читатель библиотеки)... Надевая наушники, я как будто попадаю в сознание других людей. Из-за единства пространства – того, в котором нахожусь я, и того, в котором происходит действие, – погружение в события – почти физическое. 

И речь здесь, в общем, не о Мейерхольде. Точнее, не только о Мейерхольде. Скорее, о судьбах нескольких надломленных поколений – репрессии 30-х годов отпечатались шрамами не только на тех, кто их пережил, но и на тех, кто жил после, на нас всех. На каждом. Вита не из любопытства ищет дневник: то, что в нем изложено, касается и ее тоже. 

История собственной семьи долгие годы оставалась для нее тайной – о лагерном прошлом прабабки (наказание за дневниковые записи) она узнала, когда задать самые болезненные, терзающие вопросы было уже некому. В семье об аресте говорили как-то неохотно. Эти травмы так и не смогли зажить. Хотя чего стыдиться? «Чего стыдиться?», – спрашивает Вита. Стыдиться надо как раз не этого. 

И есть еще кое-что – вроде бы тоже очевидное, но опять же прозвучавшее очень лично: тоталитарная машина не щадила даже «своих». «Хороший советский человек» был беззащитен не меньше, чем члены тайного кружка, которые – страшно сказать – читали Бальмонта и Пастернака. 

Нестерпимо обжигающе звучит финальный монолог: «В лагере я родила девочку. Мне хотелось думать, что это твоя дочь. Но я не могла позволить себе даже этого. В дни допросов меня насиловали несколько раз». В какой-то момент эти слова перестают быть далекой абстракцией, историческим фактом. Они становятся криком. Возникает зверская картина, где человека загоняют в угол. И невозможно спастись, и некуда бежать, и, самое ужасное, бессмысленно бороться. На настоящую жестокость способен только человек. Он способен на осознанную жестокость. 

И снова взгляд упирается в эту странную точку «не по Розенталю»: «Время, которое.». Что это? Время, которое искалечило и раньше срока обрубило миллионы невинных жизней, как эта точка обрубила едва начатую фразу? Время, которое, дай нам бог, чтобы никогда не повторилось. 



Увидеть постановку можно в часы работы библиотеки СТД. Билеты на сайте «Время, которое.».  


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы. 

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Ревизор» вернётся в Театр Табакова

    Спектакль Сергея Газарова «Ревизор» вернётся на сцену Театра Олега Табакова. Об этом в среду, 23 января, сообщил худрук театра Владимир Машков на встрече с представителями СМИ, посвящённой реконструкции легендарного спектакля «Табакерки» «Матросская тишина». ...
  • Домогаров и Большова стали английскими актерами

    Театральное агентство «Арт-Партнер XXI» на сцене театра им. Пушкина представило премьеру спектакля «Генри и Эллен» по пьесе современного американского драматурга Дона Нигро.  В центре повествования реальная история любви знаменитых британских актеров конца XIX – начала ХХ вв. ...
  • Февральский «Театрал» уже в продаже!

    На страницах заключительного зимнего номера (см. где купить и подписка) вы прочтете: - какую помощь Александр Калягин просит у депутатов; - в чем сходство театра и власти: мнение Дмитрия Быкова; - как Егор Перегудов нашел свой ключ к Маркесу; - что общего у Даниила Страхова с шекспировским Макбетом; - о чем мечтает Василий Лановой; - кто вдохновил Галину Волчек: «Современник» вернулся на Чистые пруды; - за что Валентин Гафт любит «пишущих артистов»; - как российские театры покоряли Лондон; - какие сюрпризы готовит для зрителей «Московская оперетта»: интервью с директором Владимиром Тартаковским; - что пожелали коллеги Ирине Муравьевой: актриса отмечает юбилей; - кому Александр Коршунов признателен за счастливое детство; - в чем Лика Рулла видит причины кризиса для русского мюзикла; - как Музей им. ...
  • В «Театре.doc» покажут «28 дней»

    В «Театре.doc» представят пьесу Ольги Шиляевой «28 дней». Спектакль поставлен по принципу античной трагедии и посвящен взаимоотношениям женщины с обществом.  «Пьеса «28 дней» - серьезный вызов для театра и с точки зрения формы и содержания, - рассказал режиссер Юрий Муравицкий. ...
Читайте также