Иван Васильев

«Я хочу танцевать в удовольствие!»

 
Событием уходящего театрального сезона стала премьера балета Ролана Пети и Жана Кокто «Юноша и смерть» в Большом театре. И не только потому, что хрестоматийно известную постановку, в которой танцевали величайшие танцовщики, наконец увидел московский зритель, а в первую очередь из-за блестящего и довольно неожиданного состава исполнителей.
В успехе великолепной прима-балерины Светланы Захаровой, примерившей на себя партию роковой Девушки, почти никто не сомневался. Вопросы вызывал Юноша – самый юный в истории Большого театра премьер Иван Васильев. Слишком молод, слишком порывист, слишком отчаян. И этих «слишком» набиралось немало. Но он победил, заставил зрителей затаить дыхание и повел за собой. Иван вообще из породы победителей.

– Во-первых, поздравляю с премьерой. Как ощущения?

– Сейчас «отходняк». Я очень рад, что Ролан Пети поверил в меня, было очень интересно работать, и хотелось работать. И конечно, Света Захарова – замечательная партнерша. Надеюсь, что получится что-то еще сделать, сейчас идут переговоры…

– С Пети?

– Да, возможно, это будет «Арлезианка». Он считает, что мне очень подойдет этот балет. И он даже говорил, что готов поставить что-то новое. И сейчас Ролан часто звонит, спрашивает, как дела.

– То есть вы дожили до того, что балетмейстеры ставят балеты для вас?

– Наверное, этого хочет каждый танцовщик!

– В наше время это большая редкость, чаще приходится вводиться в спектакли, поставленные много лет назад…

– Есть спектакли действительно хорошие, шедевральные спектакли, в которые вводиться – одно удовольствие.

– Но там уже все сделано, часто поставлены довольно жесткие рамки…

– Конечно, бывает, что танцовщик с определенным амплуа, и он не подходит на какую-то партию. Но ведь все равно каждую партию все танцуют по-разному. Каждый Спартак – другой, каждый Базиль – другой, каждый уникален. Даже Золотого божка, где все одинаково, где один и тот же текст, все танцуют немножко по-разному. У кого-то изнутри вот так идет, у кого-то – по-другому. Разница не обязательно в техническом исполнении, дело в восприятии человеком партии – как он ее понимает, так он ее и делает.

– Есть исполнители, для которых процесс репетиций порой важнее выступления на сцене. Для них главное – процесс. А для вас?

– Скажем так, репетиции обязательны и необходимы. Но, конечно, на репетиции выкладываться полностью нельзя. То есть физически нужно. А вот все-таки какую-то «изюминку», именно актерскую… Когда слишком много репетируешь – «прогораешь». Можно попробовать разок – с чувством, с темпераментом. Но вот «изюминка», которую ты оставишь на сцене, она появится именно на сцене. Потому что «прогореть» на репетиции никому не надо, этого никто не увидит. А если хранишь какой-то огонек, который ты держишь на репетиции, ты его отдашь уже на сцене. Слишком много репетировать – вредно. Особенно если это спектакль, который уже ты танцевал. Его можно «зарепетировать» – станцевать хуже, чем танцевал до этого.

– А для вас имеет значение – зал «плохой», «хороший»?

– Где-то ярче принимают, где-то не так ярко. В принципе это не важно, главное – что зрители есть, что они реагируют на твои танцы. А как они реагируют – кричат или хлопают, – это не суть важно. Где-то вообще только на поклонах аплодируют, где-то хлопают и во время движения.

– Вы танцевали уже на многих сценах мира. На какой танцевать комфортнее?

– На прямой. Не с покатом, скажем так. Но это я шучу, конечно, потому что к покату привыкаешь. Я думаю, что приятно танцевать на той сцене, где есть хорошая партнерша, хорошая труппа, хорошее отношение. А где – это не имеет значения.

– А что кроме работы?

– Работа!

– Но работа ведь иногда заканчивается?

– Ну стараюсь как-то отдыхать. Иногда отдых заключается в том, чтобы просто полежать и отдохнуть.

– Вы еще очень молоды, но, наверное, уже задумывались о том, какой видите свою жизнь дальше?

– После танцев?

– Большой театр – это навсегда?

– Это всегда непредсказуемо. Во-первых, я хочу танцевать в удовольствие. В принципе даже если я не смогу танцевать в удовольствие в Большом, то буду танцевать в каком-то другом театре. Потому что для меня главное – балет, для меня главное – танцевать.

– Большой оправдал ваши ожидания?

– Большой театр – это Большой театр. Это высокий уровень, самая большая труппа. Это круто! (Улыбается.) Здесь приятно работать очень. Поэтому сказать, что что-то здесь не так… Мне, конечно, рассказывали, что тут очень много плохого. А оказалось – замечательная труппа, приятные люди. А в первую очередь – работа.

– Но любой театр – это все равно ограничения. Еще сезон-два и вы станцуете весь возможный репертуар. А что дальше?

– Но если танцуешь в Большом, есть возможность танцевать как приглашенный солист и в других местах. Поэтому я думаю, что особой проблемы в этом нет. А те же классические спектакли, которые идут в Большом театре, танцевать в удовольствие можно всегда. Главное – чтобы была возможность, и ничего не мешало.

– Не собираетесь идти учиться на педагога, на балетмейстера, в конце концов?

– Пока мне это сложно… Если берешься за дело, то его надо делать качественно, а не попробовать, и все. Потому что сказать: «А я буду ставить балеты» – глупо. Надо знать, есть ли способность к этому. Но это все в будущем.

– Какие планы на ближайшее время?

– Сейчас будет «Петрушка»… И мы начали репетировать «Жизель».

– И последний вопрос: что для вас в жизни самое главное?

– Семья… Главное – чтобы всегда были люди родные, близкие. Те, которые рядом, всегда помогают, всегда искренне переживают за тебя, любят, поддерживают.


  • Нравится


Самое читаемое

  • Умер Владимир Этуш

    Скончался Владимир Абрамович Этуш. В пятницу, 8 марта, актеру стало плохо. Скорая госпитализировала его в реанимационное отделение  одной из столичных клиник. Он был без сознания. Смерть наступила несколько часов спустя. ...
  • Евгений Князев: «Он должен был жить всегда»

    Утром в субботу, 9 марта, на 97-м году жизни не стало президента Щукинского театрального училища, народного артиста СССР Владимира Этуша. Накануне вечером он был госпитализирован в реанимационное отделение одной из московских клиник, однако спасти его жизнь не удалось. ...
  • Алексей Бартошевич: «Я был мхатовским ребенком»

    Для многих театроведов Алексей Бартошевич – ключевая фигура. Профессор ГИТИСа, один из крупнейших специалистов по творчеству Шекспира, автор научных трудов, Алексей Вадимович к тому же   представитель легендарной мхатовской семьи. ...
  • «Он для всех нас учитель с большой буквы»

    В субботу, 9 марта, не стало легендарного актера и педагога Владимира Этуша. Его ученики и коллеги скорбят о нем. Валерий Ушаков, актер театра им. Вахтангова: – Владимир Абрамович Этуш –  для всех нас учитель с большой буквы! Он хранил традиции актерской школы. ...
Читайте также


Читайте также

  • В ЦДР представят эскиз спектакля «Это все она»

    В экспериментальном пространстве ЦДР на Поварской 23 марта пройдет показ эскиза спектакля «Это все она», созданного режиссером Филиппом Виноградовым. Вход свободный (по регистрации). Это будет первый показ ежемесячной лаборатории «Акустическая читка», запущенной ЦДР на площадке Поварская, 20. ...
  • В Севастополе появится Театр оперы и балета

    Проект культурно-образовательного кластера в Севастополе будет представлен горожанам 15 апреля. Первыми из возводимых объектов в комплексе станут Музей обороны и Театр оперы и балета, которого в Севастополе раньше не было. ...
  • В РАМТе дадут «Занавес»

    В июне в РАМТе состоится фестиваль «Занавес». Это своего рода прощание со спектаклями, которые в дальнейшем будут сняты с репертуара. Фестиваль пройдет с 25 по 28 июня. Программа фестиваля:  «Правила поведения в современном обществе» Жан-Люк Лагарс – 25 июня «Зима тревоги нашей» Джон Стейнбек – 26 июня «Шатов. ...
  • МХТ приглашает на лекцию о Максиме Горьком

    В понедельник, 25 марта, на Новой сцене МХТ им. Чехова в рамках цикла лекций по истории Художественного театра состоится лекция театроведа Ольги Егошиной «Максим Горький и Художественный театр. Пунктир взаимоотношений». ...
Читайте также