Английская традиция

После успешных гастролей Театр Вахтангова вернется в Лондон в 2020 году

 
Вечером 3 марта, спектаклем Римаса Туминаса «Улыбнись нам, Господи» завершились гастроли Театра им. Вахтангова в Лондоне. Ведущие издания британской столицы оценили постановку по романам Григория Кановича в 4 балла (по пятибальной системе). На протяжении нескольких вечеров гастроли сопровождались аншлагами, а продюсеры уже планируют очередной визит.

В следующий раз вахтанговцы приедут в Лондон в 2020 году и, скорее всего, с двумя спектаклями (один из них – «Царь Эдип»).

– Репертуар у нас большой, нам есть что показать. Главное, чтобы технические параметры наших сцен совпадали, – сказал Римас Туминас директору международного культурного центра «Барбибкан», где с 28 февраля по 3 марта проходили гастроли.
«Маскарад», например, нечасто выезжает за рубеж, поскольку далеко не в каждом театре можно сделать на авансцене прорубь.
Значительно чаще гастролируют «Дядя Ваня», «Евгений Онегин» и «Улыбнись нам, Господи».

Собственно, с лондонских гастролей «Дяди Вани» в 2012 году и началось столь успешное шествие Театра им. Вахтангова по странам и континентам. Тогда, по инициативе продюсера Оксаны Немчук, постановку Римаса Туминаса привезли в Лондон в качестве пробного шага. На спектакле побывало много гостей, но решающим оказалось мнение председателя совета британских критиков Майкла Биллингтона, который написал в Guardian восторженную рецензию, поставив «Дяде Ване» 5 звезд.

Короткое время спустя театр получил приглашение в Нью-Йорк и Шанхай. Сейчас гастрольный график вахтанговцев расписывается на несколько лет вперед и, по свидетельству директора театра Кирилла Крока, коллектив вышел на тот финансовый уровень, когда может самостоятельно финансировать свои зарубежные гастроли. На вопрос «Театрала», какова главная цель столь частых поездок, Кирилл Игоревич ответил:

- Мы вкладываем средства в зарубежные проекты для того, чтобы продвигать бренд Театра им. Вахтангова. Сегодня нас знают уже во многих концах земного шара, театр вышел на международный уровень, что помимо престижа дает ему и серьезное профессиональное испытание, позволяет ощутить конкурентоспособность.

Кстати, о конкурентоспособности. Так совпало, что в 2012 году во время гастролей «Дяди Вани» в Лондоне британский Театр водевиль представил и свой вариант постановки по пьесе Чехова. Причем местная премьера сопровождалась конфузом: на одном из показов присутствовал легендарный режиссер Питер Холл, который встал посреди действия и сказал, что если бы хотел посмотреть мыльную оперу, то не шел бы в театр, а остался дома у телевизора (после этих слов он вышел из зала). Рассказывают, что три года спустя (2015), когда вахтанговцы играли в Лондоне «Евгения Онегина», исполнитель Войницкого в британском «Дяде Ване», надев темные очки, чтобы ему не досаждали поклонники, пришел на спектакль Туминаса – посмотреть на Сергея Маковецкого.

Но, главное, конечно, не конкуренция, не чувство реванша, а то, что спектакли Римаса Туминаса вызывают живой отклик публики и в России, и в Англии, и в Китае, и в США, и в Италии, и в Латинской Америке… Режиссер любит говорить, что у человеческих чувств нет точного адреса – любовь, предательство, тревога, надежда вызывают единодушный отклик зрителей разных стран. И потому, когда в 2015 году в Великобритании показали «Евгения Онегина», газета Guardian снова поставила его на первое место в рейтинг событий театра: спектакль превзошел даже премьеру режиссера Рэйфа Файнса, который выпускал в ту пору в Национальном театре Men and Superman. И позже Файнс, который, кстати, видел «Онегина» чуть раньше во время собственного визита в Москву, говорил Римасу Туминасу, что это действительно достойная победа.

На сей раз вахтанговцев встречали уже как старых знакомых. Все билеты разошлись в короткий срок и, по свидетельству продюсера Оксаны Немчук, количество англичан среди публики заметно выросло на фоне предшествующих лет. Теперь их число превышает 50%.

Однако дело, наверное, не только в национальном составе зрительного зала, а в том, что спектакль по произведениям Григория Кановича получил международный отклик.
Некоторые издания написали, что это постановка «на еврейскую тему». При таком раскладе «Евгений Онегин» можно было бы назвать постановкой на русскую тему, а «Царя Эдипа» – на греческую.

Едут жители богом гонимого местечка в Вильнюс каждый со своими бедами, чаяниями и накопившимися обидами в надежде, что хотя бы там, в большом городе, Господь улыбнется им в конце тяжелого пути.

Римас Туминас не раз повторял на репетициях, что играть надо не для зрителей, не для режиссера и даже не друг для друга. Играть надо для неба (или для Бога – каждый пусть решит самостоятельно). Оттого, видимо, и вызывает щемящую боль в сердце мысль о всепрощении и неизбежном финале жизненного пути.

Артисты говорят, что в какой бы стране ни играли этот спектакль, реакция зрительного зала всегда одинакова. Но все же, думается, что у лондонской публики есть одна примечательная черта. Ни разу за время гастролей на спектаклях не зазвонили телефоны: строгость и вежливость старой Англии, несомненно, накладывает свой отпечаток.

Даже здесь в «Барбикане», государственном центре, где ежевечерне идут спектакли, концерты и кинофильмы, представляющие культуру разных стран, любое мероприятие начинают вовремя – минута в минуту. Опоздать опасно. В российских театрах на билетах тоже написано, что вход после третьего звонка запрещен, - но все равно пропускают, усаживают, даже если для этого приходится поднять половину ряда. В Лондоне (во всяком случае, в «Барбикане») такой номер не пройдет, даже при цене билета в 100 фунтов. Здесь в буквальном смысле в 19.00 запирают дверь на замок – вплоть до антракта. Возможно поэтому опоздавших и не наблюдалось. Объявлений с просьбой отключить телефоны нет и в помине. Ровно в 19 часов в зрительном зале гаснет свет и начинается путешествие в мир, созданный вахтанговцами и Кановичем.
 


Чем вам запомнятся гастроли?

Виктор Сухоруков:
– Главное, что меня удивило: я не чувствую, будто я в Лондоне. Мне кажется, я дома, в Москве. Играю перед своей публикой. Тем более выдалась ненастная погода (пронизывающий ветер и снег, что для Лондона редкость), как будто бы Всевышний говорит: «Нечего тебе здесь делать, Сухоруков. Домой, домой!»

Эта слякоть, эта студеность, это какая-то мрачкотня. Праздника у меня не было, но был великий труд. Какая-то ответственность и внутренний страх: удержусь – не удержусь. Мне надо было так сэкономить свои силы, так организовать, чтобы хватило на все четыре дня. Не для игры (сыграть-то можно и ползком), а для изящества, для восторга публики. И с этим, думаю, я справился.
Потом, конечно, я эту историю люблю. Для меня этот спектакль и Римас сам – это награда, орден, наверное, за что-то потерянное, за упущенное, за пропитое. Может быть и за ненайденное. Но вот оно возмещается ролью Авнера Розенталя. Тяжело? Очень. Нагрузочно? Безусловно. Но это добавляет какого-то страха.

Мало того, что ролища огромная – она колоритна. Она в движении. Да еще и стоишь на этой горе с мебелью, и думаешь, как бы оттуда не свалиться. И самое главное – поймут ли тебя. Очень хочется, чтобы поняли, ведь у этой постановки даже сюжета особого нет. Ну, сели три мужика в телегу и поехали. И куда поехали? И куда их судьба вырулит? Пусть решает зритель…

Лично я люблю ездить. Актер должен ездить – независимо от обстоятельств: на север во льды или в пустыню. За окном должна меняться картинка и около иллюминатора должна собираться компания, которая будет вспоминать былое, мечтать о будущем и пропивать настоящее. Вот и всё. И пусть будут интриги, сплетни, оценочные диалоги. Перемывание костей. Пусть будут кости у всех намытые. Для этого нужны поездки. И главное все помнят: мы есть, мы нужны и пусть нас зовут дальше.
 
Юлия Рутберг:
– Я была на экскурсии в шекспировском театре «Глобус». Мы зашли в зал, сели, на сцене репетируют дети лет 11-12-ти. По репликам узнаются «Ромео и Джульетта», а также куски из «Макбета». С барабаном стоит режиссер и вдруг я понимаю, что не слежу ни за действием, ни за пространством. У меня одна мысль: я в «Глобусе»!

Не помню как, но в ту же минуту очутилась рядом с режиссером, сказала, что я актриса Театра Вахтангова и попросила остановить репетицию. Он посмотрел на меня как на полоумного Журдена из мольеровской пьесы, ничего, думаю, не понял, но репетицию все же прервал. «Что вы хотите?» Я говорю: «Пожалуйста, дайте мне 10 секунд». – «Хорошо, у вас 10 секунд».

Я выхожу на сцену «Глобуса». Вдыхаю воздух. Не вижу никого. И понимаю, что вот и в моей жизни наступили мгновения, когда я стою в самом центре прославленного «Глобуса».


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы

  • Нравится

Самое читаемое

  • Засада для художника

    На сайте Министерства культуры появился приказ, зарегистрированный в Минюсте 18 мая нынешнего года, согласно которому утверждаются «типовые отраслевые нормы труда на работы, выполняемые в организациях исполнительских искусств». ...
  • Умер актер Театра Маяковского Игорь Охлупин

    Народного артиста РСФСР, ведущего актера театра имени Маяковского Игоря Охлупина не стало в субботу, 9 июня. Он скончался в московской больнице «после непродолжительной болезни на 80-м году жизни». Об этом сообщили в театре им. ...
  • По системе Маковецкого

    Педагог Сергея Маковецкого по Щукинскому театральному училищу Алла Казанская любила говорить, что бывают артисты, чей талант не укладывается ни в какую систему, не поддается характеристике и описанию. Он как ртуть – отзывчив к любым переменам. ...
  • Владимиру Зельдину открыли памятник

    В среду, 13 июня, на могиле актера Владимира Зельдина на Новодевичьем кладбище был открыт бронзовый памятник, где артист изображен в костюме Дон Кихота.   «Это был великий артист и великий человек. И нам, конечно, сейчас очень его не хватает», - цитирует Интерфакс слова главного режиссера Центрального академического театра российской армии Бориса Морозова. ...
Читайте также


Читайте также

  • Картину Серебренникова покажут на фестивале в Карловых Варах

    «Лето» Кирилла Серебренникова, «Довлатов» Алексея Германа-младшего и «Подбросы» Ивана Твердовского вошли в программы фестиваля в Карловых Варах, который пройдет в Чехии с 29 июня по 7 июля. В конкурсную программу попал фильм Ивана Твердовского «Подбросы». ...
  • «Три сестры» Тимофея Кулябина увидят Афины

    Сразу после фестиваля в Румынии «Три сестры» «Красного факела» направились в «колыбель европейского театра» – Грецию, где будут представлены в рамках одного из старейших форумов искусств – фестиваля Афин и Эпидавра. ...
  • Театр наций представит «Иванова» в США

    С 14 по 17 июня на сцене нью-йоркского City Center состоятся гастроли Театра наций. Московский коллектив покажет в США постановку Тимофея Кулябина по чеховской пьесе «Иванов». Главную роль в спектакле исполняет художественный руководитель театра Евгений Миронов. ...
  • Театр Маяковского завершает гастроли «Женитьбой»

    В среду, 13 июня, завершатся гастроли Театра им. Маяковского в Чите. За пять дней артисты представили свои трактовки «Бешеных денег» Островского и «Женитьбы» Гоголя, а также постановку для детей «Малыш и кот». ...
Читайте также