Врачебная тайна

Театр сатиры поставил диагноз нашему времени

 
При всем остроумии и примечательной злободневности спектакля «Где мы?∞!...» кажется, будто рождался он легко и быстро – как ироничный ответ Театра сатиры на события нашего времени. На самом же деле, у этого произведения Родиона Овчинникова богатая предыстория, связанная не только с желанием поставить комедию «про нашу жизнь», но и с актерской мечтой сказать через роли о наболевшем.
 
Идея принадлежит Александру Олешко, который еще несколько лет назад предложил своему учителю – художественному руководителю Театра сатиры Александру Ширвиндту поставить комедию, где главными персонажами являлись бы два знаменитых артиста и… Телевизор. Сюжет был одобрен (режиссер Родион Овчинников взялся писать пьесу), однако со временем видоизменялся еще не раз – вплоть до самого выпуска спектакля.

Так, например, на каком-то этапе Телевизор вычеркнули и вместо него написали роль для Федора Добронравова – колоритного и вечно подвыпившего народного умельца, постоянного участника всевозможных телепрограмм.

Он, равно как и телеведущий Олег Порох, гротесково сыгранный Александром Олешко, становится жертвой тотальной шоумании и, едва не свихнувшись, попадает в психиатрическую больницу.
– Где мы? – задаются вопросом ее обитатели. Знак бесконечности (), поставленный театром в афише, обозначает, что вопрос этот риторический – из разряда вечных.

Интеллигентный главный врач (Юрий Нифонтов играет его в почти чеховском гриме – в пенсне и с бородкой) относится к ним с большой долей сочувствия. Он из тех редких врачей, кто не утратил способности к состраданию. Однако боль его вызвана тем, что медицина хотя и может облегчить участь своих пациентов, но повлиять на причину, изменить запросы времени она не в состоянии.

«Времена не выбирают, в них живут и умирают», – вспоминается из Александра Кушнера. Есть и замечательная строчка у Наума Коржавина: «Время дано. Это не подлежит обсужденью. Подлежишь обсуждению ты, разместившийся в нем».

Своим замыслом Александр Олешко решил, очевидно, развить эту мысль. И, вынося приговор своему персонажу (а ждет его в пьесе трагическая участь), спешит через роль сказать о важном: не идите на поводу у чужого вкуса, будьте хозяином собственной судьбы.

И такой хозяин в спектакле, конечно же, есть. Это клоун Зарайский (Александр Ширвиндт). Он-то и в психушке оказался в силу трагикомических обстоятельств. Когда-то Зарайский обитал в Доме ветеранов сцены, однако ветераны перевелись, а на месте ДВС открыли больницу. Идти ему некуда, выгнать тоже нельзя, поскольку паспорт сгорел во время пожара. Остается лишь ждать финала, обреченно следя, куда катится мир.

У Александра Ширвиндта давно не было новых ролей за исключением юбилейных ревю (требовался материал совершенно особого рода, где, как у Пастернака, «кончается искусство» и «дышат почва и судьба»). Роль клоуна его заинтересовала, однако нуждалась в углублении и детализации – для того, чтобы образ стал отчасти биографическим, обрел знакомые черты (работа над этим шла кропотливо, ведь в конечном итоге роль получилась филигранной, с неуловимой плавающей границей, когда понимаешь, что сейчас словами грустного клоуна Зарайского говорит сам Ширвиндт – о жизни, о времени, о новом поколении и, конечно же, о судьбе).

– По-вашему, народ устал и требует развлечений, – скажет в сердцах Зарайский герою Александру Олешко. – А от чего он устал? От Пушкина? От Байрона? От Бомарше? От Бабеля? По телевизору только и видишь бесконечные пародии… Круглые сутки – кулинарные передачи с продуктами, не доступными населению. А взять эту свору дрессированных политологов!..
Фраза прерывается на полуслове и не требует, понятно, продолжения.   Разве что зрительный зал подхватит ее овациями, дескать, подписываемся под каждым словом.

Кстати, клоун Зарайский единственно трезво мыслящий персонаж в этой компании. Он человек, который пережил всех великих, и, завершая свой век, как-то особенно остро проникся тоской по былым временам, когда фантасмагория была только в цирке и не проникала в иные сферы общества.

– У нас всё так устроено, – скажет он, мягко ступая по больничной палате в своем безразмерном трико и разношенных кроссовках. – Строим аквапарк, получается крематорий.
Грустная ирония вызывает сочувствие. Родион Овчинников построил спектакль таким образом, чтобы у каждого персонажа был свой «момент истины». И если для умельца Славы Праваторова (Федор Добронравов) истина только одна («В России всегда внезапно кончается водка»), то для шоумена Олега Пороха истина зависит от госзаказа, требований телеканала и запросов зрительской аудитории. Александр Олешко (кстати, тоже заждавшийся больших и серьезных ролей в драматическом театре) играет его энергичным метущимся человеком с множеством лиц, который, по собственному признанию, «надоел сам себе». Кульминацией его телекарьеры стал эфир, в котором Олег вместо карликов объявил выход слонов, надувающих огромные мыльные пузыри – с намеком: смотрите, как лопаются наши души.

Он полная противоположность Зарайскому, но все-таки нечто общее проскользнет в их колких беседах.

– В том мире, откуда его привезли, еще надо умудриться остаться порядочным человеком, – скажет о нем Зарайский. А в какой-то момент сам шоумен обратится к нему:
– Петр Палыч, научите как жить? Помогите.
Один из самых пронзительных моментов спектакля…

Зал ждет, что же ответит Зарайский-Ширвиндт. И ответ приходит незамедлительно, словно годами выношенная мудрость:
– Чаще мой руки, чтобы к ним не приставали деньги и кровь.
И все же минута полного взаимопонимания еще не раз сменится конфликтом. Извечный спор отцов и детей решен театром в достаточно редком нынче жанре фантасмагории. Зарайский вызовет на дуэль шоумена, чтобы в его лице уничтожить всю гнусь циничного времени. Кто выживет в этом конфликте – оставим интригу. Главное, что пойдя по пути мягкой сатиры, театр не выносит обществу строгий приговор, но, поместив типичных его представителей в психушку, ставит диагноз – довольно внятный и настораживающий.
 
 

Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы

  • Нравится

Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Московская оперетта» готовит очередной «Grand канкан»

    Возобновленной версией постановки «Grand канкан», которая на протяжении десяти лет собирала аншлаги, «Московская оперетта» откроет свой новый сезон 30 августа. «Спектакль является квинтэссенцией жанра и своеобразной визитной карточкой коллектива, – сообщает пресс-служба театра. ...
  • «Монте-Кристо» возвращается в Москву

    Мюзикл «Монте-Кристо» возвращается на московскую сцену. Такой подарок его создатели решили сделать к 10-летию со дня премьеры спектакля, завоевавшего статус рекордсмена по продолжительности проката в России. Мюзикл будет идти каждый месяц в театре «Московская оперетта», начиная с 5 октября. ...
  • МАМТ объявил о новой программе одноактных балетов

    Три одноактных балета («Кончерто барокко», «Восковые крылья» и «Кайдановский») войдут в репертуар Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко в октябре. «Кончерто барокко» стало символом неоклассического стиля Баланчина. ...
  • Удачи и поражения

    «Театрал» по традиции попросил критиков и экспертов подвести итоги сезона, определив успехи, поражения и тенденции. Сегодня – слово Марине Шимадиной, обозревателю «Театрала». 1. В первую очередь хотелось бы отметить беспрецедентный случай с «Гоголь-центром», который весь сезон работает без своего художественного руководителя и, тем не менее, не падает духом и выпускает один спектакль за другим. ...
Читайте также