Светлый путь в ад

 
Когда молодой актер Александр Молочников поставил на Малой сцене МХТ лихое «Кабаре 19.14», посвященное столетию Первой мировой, а следом за ним – «Бунтарей» о русском протестном движении, стало очевидно, что сюжет требует завершения. И он не заставил себя ждать: премьера «Светлый путь. 19.17» вышла аккурат к годовщине революции и уже на большой сцене Художественного театра.
 
Олег Табаков
называет Молочникова и его команду «непоротым поколением» – они не жили при «совке», где революция была «священной коровой» и считалась началом новой эры, для них это событие бесконечно далекое и почти мифическое. Поэтому и в спектакле «Светлый путь. 19.17» на события столетней давности смотрят не через беспристрастную лупу историзма, а через призму всех тех легенд, мифов и анекдотов, что наслоились на тему за долгие годы.
 
Молочников изобретательно работает с великой советской утопией о новом мире и новом человеке, разрабатывая её в ключе современной фантастики. Простому русскому парню Макару (отличная актерская работа Артема Быстрова) вместо сердца вставляют пламенный мотор, и тот превращается в идеальную машину революции: берет Зимний, бьет белых, раскулачивает помещиков... При этом сам он может выпекать в животе хлеб и накормить целую армию, как Иисус в пустыне насытил голодную толпу пятью хлебами. Но при одном условии – в него нужно верить.  
 
Герои верят в коммунистический рай, где изменится не только человек, а сами основы бытия – можно будет питаться воздухом и делать сметану из облаков. Но для этого нужно удалить с лица земли врагов народа. Очевидные отсылки к платоновскому «Чевенгуру» материализуются во вставном мини-фильме по мотивам повести, где Макару предстоит расправиться с кулаками – жалкой горсткой  стариков и детей. Уже понимая, что теория как-то не клеится с практикой, он все же убеждает себя, что эти несчастные и есть главное зло. Ведь так сказал отец Владимир, он же товарищ Ленин.
 
Макар принимает коммунизм как новую религию, а вождя – как своего пастыря. Между тем Ильич в исполнении Игоря Верника  со своей верной Надеждой Константиновной (эту комическую роль по очереди исполняют Ирина Пегова и Инга Оболдина) и Троцким (Артем Соколов) представлены как искусные манипуляторы, практически «демоны революции». Они ловко управляют помыслами и эмоциями Макара – читай «широких масс» – представляя события в нужном им ключе. Например, изображают толстого помещика, который издевается над детьми, до тех пор, пока в  железном сердце не взыграют «красные мстители».
 
Так же легко они управляются с историей: после рассказа Макара о взятии Зимнего, звучащего не слишком героически, Крупская показывает на экране «правильную» версию событий – кадры из фильма Эйзенштейна «Октябрь», которые и сейчас воспринимаются многими как документальная съемка. Тема власти и культуры здесь тоже, кстати, не обойдена: за творческую интеллигенцию отвечают Поэт (Павел Ворожцов) и Художник (неожиданное камео режиссера Романа Феодори). Они пытаются оседлать волну революции, найти рифму к реву толпы, но быстро превращаются в служителей агитпропа и заканчивают свой путь в сталинских лагерях.
 
Правда, этот сюжет выглядит в спектакле схематичным. Режиссер старался вместить в свою эпопею слишком многое: возвращение солдат с Первой мировой, уплотнение и высылку буржуев (представителей старого мира роскошно играют Алексей Вертков из СТИ и Светлана Иванова-Сергеева), борьбу с троцкизмом, репрессии... Беглость изложения обрекает спектакль на плакатность. И это, с одной стороны, вполне соответствует эстетике революции, говорившей с народом шершавым языком плаката, шествий и физкультурных маршей – эффектные массовые сцены в постановке тоже имеются.  Но, с другой стороны, это лишает спектакль глубины и превращает его в набор остроумных скетчей. У Молочникова масса интересных находок, приемов, художественных цитат и аллюзий, но все так или иначе сводится к ироничному стебу, а единственной серьезной темой оказывается любовная линия между Макаром и благородной смолянкой Верочкой, которую играет приглашенная прима Тетра Пушкина Виктория Исакова
 
Их внезапно вспыхнувшее межклассовое чувство выдерживает все испытания – даже покушения сексапильной Александры Коллонтай (Паулина Андреева), ратующей за свободную любовь. Героиня Исаковой идет за своим избранником и становится его соратницей, отринув все сомнения, доверяя лишь интуиции любви. Идет так же слепо, как он – за своими вождями. И прозрение чревато катастрофой.

Но не случайно героиню зовут Верой. Вы ведь тоже вспомнили Веру Павловну из романа Чернышевского с её снами? Вот и в спектакле вся эта фантасмагория, как выяснится, ей только снится. Отчасти это снимает все вопросы к драматургии – ну какая логика может быть у ночного кошмара? Но с другой стороны, этот расхожий прием обесценивает все происходившее на сцене в течение трех часов, снимает конфликты.
 
Очевидно, что молодое поколение не знает, с какой стороны подойти к этой глобальной теме. Оно страшно боится пафоса и предпочитает говорить обо всем как бы не всерьез.  Да и старшие, судя по программе юбилейных празднований, не очень понимают, что нам делать со своим историческим наследием. Но пока прошлое не отрефлексировано, оно будет повторяться снова и снова, как дурной сон, может быть, уже в виде фарса. Но очнуться от него не получится.  


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.
  • Нравится

Самое читаемое

  • Умер актер Театра Маяковского Игорь Охлупин

    Народного артиста РСФСР, ведущего актера театра имени Маяковского Игоря Охлупина не стало в субботу, 9 июня. Он скончался в московской больнице «после непродолжительной болезни на 80-м году жизни». Об этом сообщили в театре им. ...
  • По системе Маковецкого

    Педагог Сергея Маковецкого по Щукинскому театральному училищу Алла Казанская любила говорить, что бывают артисты, чей талант не укладывается ни в какую систему, не поддается характеристике и описанию. Он как ртуть – отзывчив к любым переменам. ...
  • Владимиру Зельдину открыли памятник

    В среду, 13 июня, на могиле актера Владимира Зельдина на Новодевичьем кладбище был открыт бронзовый памятник, где артист изображен в костюме Дон Кихота.   «Это был великий артист и великий человек. И нам, конечно, сейчас очень его не хватает», - цитирует Интерфакс слова главного режиссера Центрального академического театра российской армии Бориса Морозова. ...
  • Засада для художника

    На сайте Министерства культуры появился приказ, зарегистрированный в Минюсте 18 мая нынешнего года, согласно которому утверждаются «типовые отраслевые нормы труда на работы, выполняемые в организациях исполнительских искусств». ...
Читайте также


Читайте также

  • Большой театр завершит сезон «ударным аккордом»

    Последнюю премьеру сезона Большой театр запланировал на 24 июля. В этот день здесь представят новую версию «Богемы» Пуччини в постановке французского режиссера Жана-Романа Весперини и дирижера Эвана Роджистера. «Для будущей «Богемы» существенным обстоятельством стало то, что Жан-Роман… француз, – поясняет пресс-служба. ...
  • Кама Гинкас поставил оперу Верди

    Опера Джузеппе Верди по трагедии Шекспира «Макбет» в постановке Камы Гинкаса выходит на сцене Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.  Премьерные показы пройдут 20, 21 и 22 июня, сообщили в пресс-службе МАМТа. ...
  • Театр «Практика» завершает сезон премьерами

    Постановка Семёна Александровского «Война еще не началась» по пьесе Михаила Дурненкова готовится к выходу в Московском театре «Практика».   «Этот пацифистский и абсурдистский спектакль – о ежедневной войне вокруг нас, ведь мы живем в то время, когда война повсюду – в быту и телевизоре. ...
  • Марат Гацалов представит премьеру в Театре наций

    Режиссер Марат Гацалов, уже поставивший в Театре наций спектакль «Дыхание», представляет на этой сцене новую работу «Утопия». Об этом сообщает пресс-служба театра.    «Герои спектакля – жители глубинки, у которых почти не осталось надежд. ...
Читайте также