Михаил Мессерер:

«Я боялся ехать в Москву»

 
Продолжатель легендарной династии Мессерер-Плисецких педагог и балетмейстер Михаил Мессерер, почти тридцать лет проживший на Западе, вернулся в Россию надолго и всерьез. Блестящий педагог много лет давал классы в лучших балетных труппах мира – «Ковент-Гарден», «Опера де Пари», «Ла Скала», Американском балетном театре (АБТ), Балете Бежара в Лозанне,Английском национальном балете, Мариинском театре.
С начала сезона Михаил Мессерер занимает пост главного балетмейстера Санкт-Петербургского Михайловского театра. И уже 15 сентября новый сезон театр начал с премьеры «Лебединого озера» Чайковского в постановке Мессерера.

– Вы начали свою деятельность в Михайловском театре с самого заветного, с визитной карточки русского балета. Почему?

– Мы начали с «Лебединого озера», поскольку труппу надо образовывать. Знаете, вот в балетном классе педагог задает комбинацию, и сама комбинация, она тебя образовывает. И порой даже не надо делать замечаний танцовщику – проходя через комбинацию, ты образовываешься. Так же с репертуаром – проходя через «Лебединое озеро», труппа становится лучше, хочешь – не хочешь.

– Несмотря на то, что вы теперь главный балетмейстер, для вас, как я знаю, основной остается педагогическая деятельность?

– Да, я жил в Лондоне двадцать восемь лет и двадцать семь с половиной из них работал в Королевском балете «Ковент-Гарден» как постоянный приглашенный педагог. Мама моя также там работала много лет. Много ездил по Европе и Америке. Одно время устраивал педагогические семинары в Чикаго, куда съезжались ученики из всех штатов. Туда я приглашал работать и мою маму, и Асафа Михайловича Мессерера, когда это стало возможным. Приглашал и Константина Сергеева, и Наталью Дудинскую. Также я много работал с Американским Балетным театром, когда Миша Барышников был его руководителем и после его ухода.

– Но через пятнадцать лет вы, все-таки вернулись в Россию?

– Да, и со своей будущей женой познакомился в Москве. Однажды я преподавал в Афинах и на улице встретил человека, с которым начинал танцевать, когда нам было по восемнадцать лет. Это был Дмитрий Брянцев. Мы дружили, вместе работали в ансамбле, который создал Игорь Моисеев, он назывался «Молодой балет», сейчас это Классический балет Касаткиной и Василева. И вот, встретив меня в Афинах, он спросил: «А ты думал приехать к нам в Москву?». Рассказал, что многое изменилось. Потом он много раз звонил мне в Лондон, я боялся ехать. А он меня уговаривал: «Все уже приехали, все перебежчики, даже с более серьезной политической нагрузкой, побывали в России и вернулись, не волнуйся». Дима организовал так, что посол России в Лондоне принес мне визу в Королевский театр, буквально на «тарелочке с голубой каемочкой». И тогда, посовещавшись с родными, я решился. Меня встречали друзья, толпой, наверное, чтобы отбить от ОМОНа. И для меня это было чудом! Я давал уроки в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко. Вообще для меня перелет из лондонского аэропорта «Хитроу» в московский «Шереметьево» был перелетом во времени, а не в пространстве. Потому что, когда я убежал, то отключил всякие ностальгические чувства – о доме, в котором я вырос, о старых друзьях. А когда я вернулся, мне даже организовали визит в нашу старую квартиру в доме 25 по Тверской улице, которую у нас отобрали, конечно, когда мы убежали. Было очень трогательно. И с тех пор я приезжал в Россию неоднократно. В основном я бывал в Кировском театре, извините, в Мариинском. Приезжал примерно два раза в сезон и с ними ездил на гастроли за границу. В 2007 году меня приглашал в Большой Алексей Ратманский…

– И какие же изменения вы нашли в сегодняшней России?

– Очень многое изменилось. Просто надо уметь это видеть. Как и в балете – чтобы правильно оценить, надо знать, на что обращать внимание в той или иной труппе. Это как с хорошим вином – если не знаешь, на что обращать внимание, то не поймешь, почему оно стоит таких бешеных денег.

– А что для вас главное на уроке, в классе?

– Для меня критерием является – какой бы урок я сам хотел получить как танцовщик. Такой урок я и даю своим младшим коллегам. Моя задача – ублажить и облегчить жизнь танцовщика. Расслабить нервную систему, расслабить в нужном направлении мышцы, чтобы танцовщикам было работать приятно. Ведь мы, балетные люди, относимся к утреннему классическому уроку как к ежедневному приношению богу, жестокому и не прощающему. А мой дядя, Асаф Михайлович Мессерер выступал для всех в роли доброго духа, посредника между этим богом и исполнителями, приходящими на урок. Его класс был безумно щадящим и в то же время поддерживал тонус тела. И Асаф Михайлович с его непринужденной благородной манерой преподавания для всех артистов создавал атмосферу, привносил мажорную ноту в это отнюдь не легкое дело. Радостную ноту в это тяжелое жертвоприношение.

– Увы, сейчас такое отношение довольно редко встречается…

– Все артисты вспоминают, как чувствовало себя тело танцовщика в классе Асафа Мессерера. Как сказала Марта Грэхем: «Тело никогда не лжет». Я в своей деятельности также стараюсь следить за тем, чтобы танцовщик, исполнитель оставался главным в классе. Не педагог, а танцовщик. В классе Асафа Михайловича я занимался более пятнадцати лет, и он оказал на мой метод наиболее сильное влияние. И, конечно, большое влияние на меня оказали уроки моей матери, особенно в части классов женских, пальцевой техники. Я много у нее почерпнул. Классу балетному двести пятьдесят лет, как минимум, и считается, что он не менялся. Ну, наверное, техника, все же поменялась, я думаю. По сравнению даже с тем, что было сорок лет назад. Изменилась точность линий, острота, резкость кадра, как в фотографии. С другой стороны, давайте не забывать, что премьер Большого театра Геннадий Ледях в балете «Пламя Парижа» на моих глазах выполнял тринадцать пируэтов в вариации!

– Но как выполнял?..

– Да, форма сейчас намного лучше. Но, тем не менее, даже в хорошей форме, тринадцать пируэтов сейчас мало кто может сделать. Асаф Мессерер в 1920-30-х годах делал восемь двойных туров в темпе вправо и тут же – восемь влево. Такой виртуозностью сейчас мало кто может похвастаться.

– Но это не повод для пессимизма?

– Я стараюсь везде искать положительные стороны. Негатив найти легче всего и потом от этого раздражаться. По-моему, надо видеть только хорошее в людях, в работе. Хочешь быть счастливым – будь им!


  • Нравится


Самое читаемое

  • В Грузии устроили протест против гастролей театра «У Никитских ворот»

    В Кутаиси вечером в  субботу, 19 октября, около двух десятков членов неправительственной организации вышли на акцию протеста, стихийно устроенную перед знанием Театра им. Месхишвили. Участники акции показали администрации кутаисского театра и московской труппе «красные карточки», заявив тем самым, что для них неприемлемо нахождение российского театра в Кутаиси. ...
  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Ленком» готовит премьеру последнего спектакля Марка Захарова

    Творческая команда «Ленкома» продолжает работу над спектаклем «Капкан» по произведениям Владимира Сорокина, который не успел закончить Марк Захаров. Первоначально премьера намечалась на 2 декабря. Эту дату дирекция «Ленкома» решила не менять. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
Читайте также


Читайте также

  • Алексей Бартошевич расскажет о Шекспире

    Во вторник, 22 октября, на Новой сцене МХТ им. Чехова состоится лекция Алексея Бартошевича, посвященная одной из самых неоднозначных пьес Шекспира и приуроченная к недавней премьере «Венецианского купца» на сцене Художественного театра. ...
  • Минкульт планирует повысить безопасность музеев

    Министерство культуры РФ рассчитывает, что дополнительное финансирование на обеспечение систем безопасности музеев будет продолжено.   «В этом году нас поддержало правительство и выделило дополнительное финансирование на обеспечение систем безопасности музеев, 350 млн рублей выделено в этом году. ...
  • В Москве открыли мемориальную доску Алексею Баталову

    Во вторник, 15 октября, в Москве состоялась церемония открытия мемориальной доски в честь народного артиста СССР Алексея Баталова. Памятный знак установлен на фасаде Дома на набережной, где в течение нескольких десятилетий жил и работал актер. ...
  • Кирилл Серебренников стал командором Ордена искусств и литературы

    Кириллу Серебренникову вручили французский Орден искусств и литературы высшей степени (командора). Церемония награждения состоялась накануне вечером в Москве, в резиденции посла Франции Сильви Берманн. «Вы представляете культуру сегодняшнего и завтрашнего дня. ...
Читайте также