Сергей Пускепалис поставил спектакль в Театре комедии им. Акимова

Четверо в медпункте, не считая собаки

 

Режиссер Сергей Пускепалис выпустил на сцене петербургского Театра комедии им. Акимова премьеру «Где зарыта собака» по пьесе «Собака» Алексея Слаповского. Его ремарку «Настоящий театр - в головах людей» и хрестоматийное шекспировское «Весь мир - театр, и люди в нем - актеры» постановщики и харизматичные артисты акимовской труппы представляют калейдоскопом невероятных событий и буйных эмоций. Искрящаяся театральность бьет через край, актерскую игру отличает отменный кураж, а сам спектакль имеет глубокий лирико-философское подтекст.
 
Сергей Пускепалис с недавних пор у «простого» зрителя ассоциируется, конечно же, с фильмами-катастрофами «Метро» и «Ледокол», где его герои – из ряда главных. Зритель чуть более «насмотренный» прибавит к ним хиты артхаусного кино «Простые вещи» и «Как я провел этим летом». Иными словами, для широкой публики Сергей Пускепалис, прежде всего, – киноактер, в послужном списке которого десятки ролей, от эпизодических до главных. Специалисты же отлично знают, что в творческой биографии Пускепалиса-режиссера – десятки театральных постановок и опыт «руководящей работы» в разных театрах страны.
 
Что до писателя, сценариста, драматурга и поэта (в премьерном спектакле звучат песни на его стихи – и один зонг на стихи Марка Сонина) Алексея Слаповского, то это творческая единица уважаемая и многоопытная. Финалист литературных премий, автор нескольких повестей, более полудюжины романов, еще большего количества киносценариев (из тех, что на слуху и «на глазу», пожалуй, сериалы «Остановка по требованию», «Участок» и «Тонкий лед», да фильм «Ирония судьбы. Продолжение», где Слаповский был соавтором сценария) и, разумеется, драматург, чьи пьесы давно и весьма охотно берут российские театры от Москвы до самых до окраин.
 
В театральном мире даже бытует мнение, что Пускепалис и ставил-то в основном пьесы Слаповского, хотя ставил он и Чехова, и Островского, и Вампилова, и Володина, и Эдуардо де Филиппо, и Бомарше. Но именно «Двадцать семь» Слаповского Пускепалис выбрал для своего дипломного спектакля в РАТИ-ГИТИСе, где учился на курсе Петра Фоменко, а затем еще многократно выпускал спектакли по пьесам этого автора в Самаре и Саратове, в Омске и Магнитогорске, в Уфе и Башкортостане. Даже в 2015-м, когда он дебютировал как кинорежиссер, экранизировал он опять-таки пьесу Слаповского «Клинч». Так что творческий дуэт Пускепалис-Слаповский вполне можно соотнести с хрестоматийными дуэтами Брагинский-Рязанов или Горин-Захаров: давно и крепко сработавшиеся соавторы. И вот теперь в петербургском театральном пространстве оба они успешно и с удовольствием интригуют и вовлекают зрителей в мир сказки для взрослых.
 
Программка «Собаки», как и голос, звучащий перед началом спектакля, с места в карьер настраивает публику на ключевую мысль о том, что «настоящий театр, конечно, не на сцене и даже не в реальности, а в головах людей». Дескать, уважаемые дамы и господа, добро пожаловать в Театр Воображения (как это называет драматург). Ведь то, что творится в пьесе и в постановке с персонажами – череда воображаемых событий в самостийном хулиганском жанре. «Не комедия в двух действиях» («но без антракта», уточняет программка) словно заведомо подразумевает открытый и нетривиальный финал, коим кокетничает пьеса и бравируют постановщики.
 
Зритель готов уже с порога запутаться в воображаемых хитросплетениях линий героев, хотя ему, конечно, страсть как любопытно включиться в театрализованный квест, да и против розыгрышей он ничего не имеет (а здесь их предостаточно, и они очень даже симпатичны).
Почти сразу становится понятно, что каждую ситуацию – сценку за сценкой, эпизод за эпизодом – герои придумывают, фантазируют, глядя на мир каждый со своей колокольни, либо представляя себе то, как «оно могло бы выглядеть» с точки зрения другого человека. И эта современная комедия положений не вполне смешна, потому что очень жизненна. И на лице зрителя попеременно возникают то горькая ухмылка, то глубокомысленная улыбка – самое верное отражение сиюминутного настроения.
 
Что же там за герои, спросите вы? Их довольно много, но исполнителей всего четверо, не считая собаки. Причем, и у автора, и у театра собака исключительно воображаемая (как и «театр в головах»). Лишь поначалу присутствие на сцене собаки обозначается неким намеком на пантомиму, а затем животное, сыгравшее ключевую роль во встрече главных героев, и вовсе «растворяется в воздухе». Но поговорка про зарытую собаку оказывается успешно оправдана текстом и актерской игрой. Артистам здесь раздолье в том смысле, что они всласть лицедействуют, представая в противоречивых образах и пользуясь всей палитрой красок.
 
Липа, она же Олимпиада (Елена Руфанова) – обыкновенный врач привокзального медпункта, что есть на любой из миллионов станций и полустанков. Но ее образ трактуется в спектакле глубже: это интересная и умная женщина сложной судьбы, с богатым внутренним миром, о котором, кажется, забыла даже она сама, ибо давно и безнадежно устала от жизни, что довела ее до состояния почти ожесточенного, до поведения почти феминистского...
 
Виктор (Дмитрий Лебедев), преподаватель античной литературы, человек мягкий и деликатный, незаурядного ума, но совершенно неприспособленный к современной жизни. Несуразный и упрямый идеалист, он способен внезапно взбрыкнуть, показать норов, потребовать отнестись к собаке с больными глазами по-человечески... Если продолжать сравнивать с миром кино, то дуэт Липа-Виктор должен напомнить нам такие нежно любимые всеми картины, как «Вокзал для двоих» и «Осенний марафон», ибо Виктор-Лебедев временами похож на героев Олега Басилашвили в этих фильмах, как брат родной, равно как и Липа-Руфанова – на героинь Людмилы Гурченко, Натальи Гундаревой и Марины Нееловой. Только уже не в старых и добрых советских, а в новых и жестких российских реалиях...
 
Сережа (Анатолий Хропов), он же, по Слаповскому, «несколько Сереж», является на сцене в самых разных ипостасях и говорит, помимо приблатненного, иногда с матерком, русского языка, на строгом лающем немецком и воркующем флиртующем французском.
 
Наконец, Нина (Елена Мелешкова, новичок в труппе, с этого сезона – очередной бриллиант в короне театра, но давно уже бывалый «волк» в профессии), законная супруга Виктора, виртуозно примеряет характеры от безвольно ссутулившейся «вшивой интеллигентки» до бой-бабы, от грозной мымры, бабы Яги с оскорбленным самолюбием, до первоклассной холеной стервы.
 
Качественные актерские работы настолько захватывают, что, кажется, вовсе не нуждаются в каком бы то ни было художественном оформлении. Однако, это впечатление обманчиво. Без работы художника по свету Евгения Ганзбурга, большого мастера визуальных мистификаций, мы не почувствовали бы тщательно, практически из ничего созданного уюта унылого рабочего места Липы, как не ощутили бы фантасмагории всех шумных сцен, с выяснением отношений и переходом на личности, и тому подобных ситуационных метаморфоз. Недаром у Ганзбурга нет отбоя от предложений: он славится точнейшим попаданием в режиссерскую задумку не только в драматическом, но и в музыкальном театре, и даже в цирке. 
 
Временами можно бы и счесть, что постановка вполне могла бы обойтись и вовсе без декораций, как бывает с антрепризой в духе развлекательной юморески. Настолько лаконична и проста сценография Алексея Вотякова (грязно-белый кафель на стенах, черно-белая клетка линолеума на полу, видавшая виды мебель, стандартный офисно-медицинский наборчик предметов на столе). Но без нее недостижимо было бы завидное единство пространства и действия. Выгородка, разделяющая медпункт (средоточие всех бурных событий пьесы) и остальной мир (вокзал, улицу, чужие судьбы, всевозможные сценарии другой жизни героев), хитроумно подыгрывает исполнителям. Стена с окном, за которым мерцают огни перрона, содержит множество почти детских «секретиков», лазов и внутренних швов с художественной подоплекой. И дело не только в дверях, за которыми можно скрыться от гнета повседневности или через которые так и хочется выйти новым, переформатированным, человеком. Примечательно, что вывеска с надписью «Медпункт» обращена к заднику передом, к залу задом (и читается публикой «со спины»), помещая, таким образом, зрителей внутрь действия и заставляя ощутить себя на сцене, стать лицами заинтересованными, сопричастными.
 
Во втором действии, которого как бы и нет (сюрприз!), выгородка становится большим экраном, и вконец ошарашенная публика, разогретая к этому моменту всем происходящим до высокого градуса внутреннего подъема, лицезреет на этом экране беззвучное полудокументальное, полухудожественное кино о том, как герои (и сами зрители) приходят после спектакля домой и садятся ужинать. Казалось бы, что может быть скучнее этого ежевечернего ужина в обыденной жизни – но что может быть веселее его художественной имитации?
 
Постановка сродни сеансу массового гипноза, ударному курсу психотерапии, выявляющей как бы между прочим, очевидную истину: у каждого из нас где-то зарыта своя собака. Комплекс вины, несбывшаяся мечта, обманутые надежды, и тому подобное, вплоть до чеховского, отчаянного, кризисного, возрастного «Про-па-ла жи-изнь!..» Но прежде всего, этот хитроумный и сложносочиненный спектакль «делает» актерский кураж, помноженный на мастерство и украшенный харизмой. Каждый участник виртуозного квартета не только блестяще чередует амплуа и меняет маски, костюмы и грим, но и поет, вкрапляя в действие грустные и веселые, тихие и бойкие музыкальные номера, от шансона и попсы до бардовской и авторской песни, чем и превращает окончательно все происходящее на сцене в абсолютный праздник Его Величества Театра Воображения.

  • Нравится


Самое читаемое

  • Марина Брусникина стала худруком театра «Практика»

    Режиссер Марина Брусникина назначена художественным руководителем Московского театра «Практика». Об этом «Театралу» сообщили в пресс-службе театра. Ранее «Практику» возглавлял Дмитрий Брусникин, он ушел из жизни 9 августа. ...
  • Александр Калягин: «Надеюсь, что Кончаловский получит более верную информацию»

    Прежде всего хочу сказать, что я не против, а рад, что может возникнуть новая премия. Как говорят, много денег не бывает, так и много премий не бывает. Не вижу ничего плохого, что кто-то из коллег будет поощрен этой новой премией. ...
  • Минкульт запретит артистам увольняться за месяц до выступления

    Минкультуры намерено обязать артистов уведомлять о своем увольнении в письменной форме не позднее, чем за месяц до планируемого выступления. Соответствующие поправки будут внесены в Трудовой кодекс РФ. «В целях исключения срыва показов театральных постановок и цирковых номеров предусмотрена норма, согласно которой творческий работник имеет право расторгнуть трудовой договор по своей инициативе, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за один месяц, за исключением случаев, когда трудовой договор заключен на срок менее четырех месяцев», - сообщили ТАСС в пресс-службе Минкультуры. ...
  • Марк Захаров: «Есть вещи, которые меня пугают»

    В субботу, 13 октября, художественному руководителю «Ленкома» Марку Захарову исполняется 85 лет. Однако юбилей – это всего лишь формальный повод напроситься на интервью к режиссеру, который всегда ироничен и мудр в рассуждениях и оценках. ...
Читайте также


Читайте также

  • Театр Джигарханяна покажет премьеру по пьесе Булгакова «Кабала святош»

    Театр под руководством Армена Джигарханяна выпускает новый спектакль «Мольер» по пьесе Михаила Булгакова «Кабала святош». Премьерные показы состоятся 26 и 27 октября. «Трагическая судьба пьесы Булгакова, впервые поставленной в 1936 году и снятой с репертуара после семи аншлагов, так созвучна сегодняшнему дню», - отметили в пресс-службе театра. ...
  • Выходит в свет ноябрьский «Театрал»

    На страницах свежего номера (см. где купить и подписка) вы прочтете: - Что Александр Калягин ответил Андрею Кончаловскому; - Как Марк Розовский напел Пушкина; - О чем спорят герои Алексея Гуськова и Геннадия Хазанова в новом спектакле Римаса Туминаса; - За что Михаила Ефремова любят пожилые учительницы; - В чем секрет успеха режиссера Алексея Франдетти; - Что думает Александр Ширвиндт о пенсионной реформе; - Как выглядит жизнь «Ленкома» из-за кулис: экскурсию провел директор театра; - Кто для Елены Санаевой всегда был строгим критиком; - В каком ресторане подают любимое блюдо Олега Табакова; - Почему музеи стали напоминать супермаркет: мнение эксперта; - Где развеять скуку в ноябре: репертуар театров; - О чем говорили директора театров на Форуме театральных менеджеров. ...
  • ЦАТРА готовит премьеру «Главная роль»

    В Театре Российской армии поставили новый музыкальный спектакль «Главная роль». В основе пьесы Михаила Лифшица – классический конфликт трех поколений: пожилых родителей, взрослых детей и внуков. «Главная мысль заключается в том, что эгоизм материнской любви можно преодолеть только в том случае, если у женщины возникает уверенность, что она любима и нужна своим детям и внукам», – рассказали о постановке в пресс-службе театра. ...
  • До конца октября РАМТ выпустит две премьеры

    В последние дни октября РАМТ готовится представить два новых спектакля: 26 октября на Большой сцене выйдет сказка Антония Погорельского «Черная курица» в постановке Екатерины Половцевой, а 27 октября в Музее-квартире Всеволода Мейерхольда – «Любовь и смерть Зинаиды Райх» по пьесе Валерия Семеновского в режиссуре Александра Пономарева. ...
Читайте также