Маньяк с Таганки подкрался к зрителю

Мюзикл Стивена Сондхайма «Суини Тодд» впервые поставлен в России.

 
Безумству храбрых поем мы песню – именно с этой фразы хочется начать рассказ о премьере мюзикла «Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит» в Театре на Таганке. Режиссеру Алексею Франдетти и раньше приходилось делать мюзиклы в драматических театрах: за «Рождество О'Генри» в Театре Пушкина он даже получил «Золотую маску», а премьера нынешнего сезона – «Гордость и предубеждение» в МХТ им. Чехова успешно собирает кассу.
 
Но поставить с драматическими артистами Стивена Сондхайма –  великого американского композитора, живого классика и авангардиста музыкального театра,  который раньше никогда не шел в России – для такого нужна недюжинная дерзость. Это был смелый шаг и со стороны директора театра Ирины Апексимовой: после первого эскиза в рамках проекта «Репетиции» она дала Франдетти зеленый свет и даже разрешила перекрыть ради спектакля большой зал Таганки, чтобы устроить там лондонский паб.
 
Помню, как вернувшись из очередной поездки на Вест Энд, Алексей Франдетти с воодушевлением рассказывал о камерных мюзиклах в маленьких кафе, где действие происходит буквально за вашим столиком. Теперь этот трюк ему удалось реализовать в театре. Публика тут тоже сидит за столиками на вертящихся стульях, а актеры снуют вокруг, предлагают мясные пирожки с подозрительной начинкой, могут дотронуться или доверительно заглянуть в глаза. Театр называет спектакль модным словом «иммерсивный», что не совсем верно – ведь сами зрители тут лишены свободы передвижения. Но когда за вашим плечом стоит фигура в черном плаще и с бритвой в руках, это, безусловно, обостряет восприятие... И значительно усложняет работу звукооператорам, которые должны поддерживать правильный баланс всех мигрирующих по залу микрофонов и живого оркестра, спрятанного за ширмой. В общем, через какие тернии прошли создатели спектакля, можно только догадываться. 
 
Надо отдать должное переводу Алексея Франдетти и Жени Беркович – корректному и довольно остроумному, особенно в феерической сцене с пирожками. Разве что некоторые фразы вроде «фарш невозможно провернуть назад» в трагической финальной коде режут ухо. 
 
Но кому нужно сразу выдать медаль, так это актерам – за освоение адски сложной партитуры Сондхайма с рваными ритмами, речитативами, причудливыми ансамблевыми построениями... Эту музыку не считают зазорным исполнять и в оперных домах. И вполне естественно, что драматические артисты не всегда справляются с ней на должном уровне. Но это приходится принять как данность, как условия игры. Зато какими выразительными и фактурными тут получились образы – готический грим, стильные костюмы, продуманная пластика. Настоящей удачей спектакля стала яркая, характерная, с цепкой женской хваткой, миссис Ловет в исполнении Екатерины Рябушинской. А единственный приглашенный со стороны артист мюзиклов Петр Маркин сыграл Тодда, можно сказать, с трагической мощью. 
 
Пятнадцать лет тюрьмы без суда и следствия для этого героя не прошли бесследно. Его обезображенное лицо – прямой отсыл к «Призраку оперы», где Маркин также играл, хоть и не главную роль. Порой в его Суини тоже сквозит что-то демоническое, монструозное (баритональная партия была специально переписана для его глубокого баса), но шрамы на теле – ничто по сравнению с невидимыми душевными ранами. Этот большой, мощный человек мечется загнанным зверем и начинает мстить миру от бессилия, от обиды – за отнятую жизнь, за потерянную жену и дочь.
 
На сцене Таганки мрачный триллер о цирюльнике-маньяке, пускающем клиентов на пирожки, неожиданно обретает новое звучание, близкое брехтовской зонг-опере, где важны не музыкальные красоты, а социальный посыл. Режиссер не делает упора на физиологию, кровь не льется ручьем, как в одноименном фильме Тима Бертона. Все ужасы и убийства показаны с изящной театральной условностью: вжик – и на лице жертв появляется застывшая улыбка-маска. Нас не пугают, не шокируют, но заставляют думать о причинно-следственных связях. Например, о том что чудовищный имморализм героев – это реакция на нищету, жестокость окружающего мира и подлость власть имущих. («Сначала хлеб, а нравственность потом» – как пели в знаменитой «Трехгрошовой опере».) И о том, что любое зло, даже вызванное благородной жаждой мести, возвращается к человеку бумерангом...
 
Так что в репертуаре Таганки новая премьера не выглядит чужеродным вставным зубом, а продолжает линию размышлений о человеке и обществе, столь важную для этого театра и Юрия Петровича Любимова, чье столетие он будет отмечать в 2017 году.      
  • Нравится

Самое читаемое

  • «Это путь к гибели театра»

    Юрий Бутусов разделяет тревогу Константина Райкина по поводу строительства нового здания Российского государственного театра «Сатирикон». Об этом режиссер сказал «Театралу» во вторник, 14 ноября, комментируя заявление, которое худрук «Сатирикона» сделал накануне вечером. ...
  • Александр Калягин: «Нас хотят выкинуть за обочину общественной жизни»

    Вечером в среду, 8 ноября, в СТД завершилось заседание, на котором Александр Калягин, худруки и директора столичных театров (в их числе Алексей Бородин, Олег Табаков, Марк Захаров, Кама Гинкас, Мария Ревякина, Евгений Писарев) призвали пересмотреть законы, регулирующие творческие процессы. ...
  • «Я несколько лет жизни потерял на этом судебном заседании»

    Целый ряд существенных заявлений, которые 8 ноября Александр Калягин сделал на чрезвычайном заседании СТД, касались прежде всего несовершенства правовой системы. По мнению председателя Союза, в стране развернута «кампания по дискредитации культурной сферы», которая «ведется по нескольким направлениям». ...
  • «Развернута кампания по дискредитации культурной сферы»

    В среду, 8 ноября, состоялась большое чрезвычайное заседание расширенного секретариата Союза театральных  деятелей, об итогах  которого руководство СТД  сообщило на пресс-конференции. Председатель СТД Александр Калягин так объяснил собравшимся журналистам  важность сегодняшней встречи: «Речь идет о человеческом достоинстве, речь идет о личностях, речь идет о страхе, речь идет о том, что правомерно и неправомерно». ...
Читайте также


Читайте также

  • Сергей Безруков поставил «Вишневый сад»

    В Московском Губернском театре идут репетиции спектакля «Вишневый сад» – произведения, в котором Сергей Безруков делает акцент на многолетней и безнадежной истории любви Лопахина к Раневской. Это история о любви, которую «Лопахину надо выкорчевать из своего сердца, как вишневый сад, чтобы жить дальше», – уточняет пресс-служба театра. ...
  • Театр Табакова выпускает спектакль по фильму Феллини

    В «Табакерке» завершаются репетиции музыкального спектакля «Ночи Кабирии», в основе которого – сюжет легендарной картины Федерико Феллини (1957). Над постановкой работают режиссеры Алена Лаптева и Янина Колесниченко. ...
  • В «АпАРТе» готовят перфоманс о Цветаевой

    27 ноября в Московском драматическом театре «АпАРТе» состоится единственный показ медиа-перфоманса, посвященный 125-летию Марины Цветаевой. – Почему перфоманс? Хотелось нестандартно подойти к такой интересной и волнующей теме, – говорит автор и режиссер спектакля Наталья Рябочкина. ...
  • Алексей Ратманский выпускает «Ромео и Джульетту»

    С 22 по 26 ноября на Новой сцене ГАБТа пройдут премьерные показы балета Сергея Прокофьева «Ромео и Джульетта» в постановке Алексея Ратманского, сообщает пресс-служба театра. В прошлом художественный руководитель Большого, а сегодня – хореограф Американского театра балета, Ратманский создал свой новый спектакль в классической манере: артисты будут танцевать на пуантах. ...
Читайте также