Евгений Миронов сыграл кризис среднего возраста

«Иванов» Тимофея Кулябина в Театре наций

 
В Театре наций режиссер Тимофей Кулябин выпустил чеховского «Иванова» со звездной актерской командой: Чулпан Хаматова, Елизавета Боярская, Игорь Гордин, Виктор Вержбицкий и худрук Евгений Миронов, отметивший новой ролью 50-летний юбилей.
 
С «Ивановым» у Театра наций давние и сложные отношения. Эта ранняя пьеса Чехова была написана специально для частного Театра Корша, чей пряничный особняк достался театру  Евгения Миронова, но прошла в нем всего три раза. К 120-летию пьесы здесь даже устроили фестиваль разнообразных «Ивановых», а поставить её на подмостках Театра наций должен был европейский гранд-мастер Люк Бонди. Но не успел. Тогда постановку поручили режиссеру Тимофею Кулябину, который уже выпустил здесь два спектакля на Малой сцене.   
 
Во всех своих постановках, будь то легкий пушкинский «Онегин», «Три сестры» или приснопамятный «Тангейзер», он последовательно переносит действие в наши дни, более близкие и понятные. Сегодня этот прием трудно назвать новацией, скорее – необходимостью. Как емко сказал Анатолий Васильев в недавно вышедшей книге Зары Абдуллаевой Parautopia: «Уходит состав, состав вещества, из которого сварен персонаж Чехова». Возродить его сегодня на сцене и не соврать практически невозможно. Поэтому театр и режиссер занимаются другим – примеряя чеховскую пьесу, её характеры и коллизии, они пытаются понять себя, свое время.
 
Время, конечно, сопротивляется. Создатели постарались убрать из сценической редакции устаревшие слова и явления, но многие ключевые моменты пьесы все же выглядят явными анахронизмами. Например, в чем сегодня конфликт женитьбы на еврейке, или откуда у современной деловитой Шурочки Лебедевой такая тяга к самопожертвованию... Все это приходится принимать за театральные условности и мысленно брать в кавычки.

Но спектакль Кулябина не претендует на документальную правдивость, он сделан в жанре, который можно определить как «трагикомический сериал». Режиссер точно почувствовал и передал структуру «мыльной оперы», лежащей в основе пьесы. Ведь писалась она для частного Театра Корша, и мелодраматические повороты – опасная болезнь жены, любовные интриги, внезапная смерть героя – были нужны для привлечения почтенной публики.
 
Все эти сюжетные ходы так же охотно используют современные сериалы. И Кулябин играет на столкновении высокой и низкой культуры, так же как Чехов сталкивал в своей пьесе гамлетовского, страдающего героя и водевильность ситуаций, в которые он попадает. Декорации Олега Головко напоминают выгородки из какого-нибудь «Счастливы вместе»: типичная обстановка панельной однушки, крохотная прихожая, маленькая кухня, где Сарра готовит мужу обед – овощной салат и запеченную рыбу. Не забыт даже балкон на полтора метра, где Иванов курит, сбрасывая пепел в жестяную банку из-под газировки.
 
Только здесь все несчастны. Тесное пространство давит на героя, выталкивает его вон из дома, на дачу к Лебедевым или в неопрятный, захламленный офис с темной курилкой, похожей на тюремную камеру – но и там ничуть не лучше. Сцена именин у Лебедевых – это уморительная квинтессенция пошлого российского быта – дамы в леопардовых платьях и с тоннами косметики, пьяный угар и танцы под попсу. Внезапные любовные признания Шурочки и страстные поцелуи в углу – вполне в духе этого праздника жизни. Поэтому режиссер заканчивает первый акт жестко и без сантиментов: застигнутый женою в объятиях другой, Иванов молча садится и ест привезенную ею рыбу, бесчувственно и опустошенно...          
 
Кулябина мы привыкли считать режиссером концепта: «Трех сестер» он придумал играть на жестовом языке глухонемых, в «Процессе» Кафки закрыл лица актеров полупрозрачными масками, ну и так далее. Но на этот раз он поставил спектакль абсолютно актерский. Ни разу на его постановках, где весь ансамбль точно и добросовестно работал на общую идею, не хотелось воскликнуть: «Как хороша тут Х» или «Как прекрасно играет N». А в «Иванове» хочется на каждом шагу.
 
Как пугающе достоверна тут Чулпан Хаматова: она играет Сарру не чахоточной, а онкобольной с лысым черепом, слабым голосом и ломкими ногами – кажется, что жизнь уже покидает эту несчастную. И тем ценнее редкие мгновения теплоты и нежности между ней и молодым доктором Львовым, которого Дмитрий Сердюк играет благородным и преданным рыцарем. Хотя собственная честность и убеждения для него явно дороже прекрасной дамы.
   
Как напориста Шурочка Елизаветы Боярской – она берет своего избранника штурмом, не оставляя шансов улизнуть из её цепких объятий. Этой боевой девушке под силу «сделать» не только себя, но и мужа вылепить по нужным лекалам, так же как её мать выдрессировала отца. Лебедев в исполнении Игоря Гордина – еще одна яркая актерская удача: этот подкаблучник давно сдался, махнул на себя рукой и глушит совесть большими дозами алкоголя, хотя по природе своей – душа человек. Невозможно не упомянуть Ольгу Лапшину, создавшую острый шарж на разбитную тетку из провинции, которая не дура выпить, закусить, да и спеть во всю ширь русской души.
 
Сложнее всех приходится Евгению Миронову. Если остальные персонажи в спектакле более-менее однозначны, четко определены, то образ главного героя намеренно размыт. Тимофей Кулябин, как и сам Чехов, не дает точного ответа на вопрос: подлец он или «лишний человек», жертва обстоятельств или просто безвольный депрессивный неврастеник. В первом акте Миронов изображает почти комического персонажа – в очках, домашнем трико и с сигаретой. Как определил в интервью режиссер – это «парень из соседнего подъезда», менеджер среднего звена, у которого не идут дела.
 
Но во втором акте героическое начало актера берет свое и он выплескивает темперамент в бурных внутренних монологах и болезненных диалогах с окружающими, которые его совершенно не понимают –  даже всепрощающая Сарра называет лжецом и подлецом. Чем нелепее и мельче Иванов выглядит в глазах других, тем больше мучается сам. Несоответствие внутреннего и внешнего, завышенных требований к себе, неспособность смириться с пошлостью жизни и неумение устроить её как-то иначе, в конце концов, и доводят героя до смерти. Театр решил использовать первый вариант пьесы, где Иванов не стреляется, а умирает от разрыва сердца на собственной свадьбе.
 
При желании ему можно поставить чисто медицинский диагноз. В программке спектакля даже приводится мнение психиатра, расписывающего депрессию Иванова по всем правилам современной науки. Можно назвать его состояние просто «кризисом среднего возраста». Но главное, что типичность, банальность ситуаций тут не отменяет их трагической безысходности. Пусть этот герой – птица невысокого полета, но режиссер не отказывает ему в праве на страдания. И если в Иванове современный зритель вдруг узнает себя, спектакль сможет стать для него хорошей психотерапией.    

  • Нравится


Самое читаемое

  • Балерина Светлана Исакова погибла в ДТП

    10 августа трагически оборвалась жизнь ведущей солистки балета Харьковского театра оперы и балета Светланы Исаковой. Артистка скончалась от полученных в автокатастрофе травм. В момент аварии Светлана ехала вместе с мужем в маршрутном такси из Борисполя в Харьков. ...
  • Forbes назвал десятку самых состоятельных театров России

    Эксперты экономического журнала Forbes опубликовали 6 августа результаты анализа, согласно которому они выявили десятку российских театров федерального подчинения, которые в 2018 году получили больше всего денег из бюджета. ...
  • Михаил Ефремов обратился к министру МВД

    Актер Михаил Ефремов записал видеообращение министру МВД Колокольцеву в стихах (автор текста Андрей Орлов (Орлуша). Напомним, 31 июля в Москве арестовали актера театра «Современник» за пародию на пьяного полицейского. ...
  • Соломон Тенсер: «Наш Гала-концерт состоится в столице мирового балета»

    30 июня на сцене концертного зала «Октябрьский» в Санкт-Петербурге состоится вечер в честь 25-летия знаменитого международного проекта Stars of the 21st Century. На протяжении многих лет Гала-концерты «Звезды XXI века» с участием лучших артистов балета со всего мира проходили в таких престижных залах, как «Линкольн-центр» (Нью-Йорк), Кремлевский дворец (Москва), Театр на Елисейских полях (Париж), Центр искусств (Торонто), Дворец Фестивалей (Канны), и всегда это становилось событием любого балетного сезона. ...
Читайте также


Читайте также

  • В Северной столице немцы представят «Утопию»

    В рамках Театральной олимпиады 7, 8 и 14 сентября в Санкт-Петербурге состоится премьера нового променад-спектакля «Утополис Петербург» от всемирно известной немецкой театральной компании Rimini Protokoll. Ранее проект был представлен только жителям Манчестера под названием Utopolis Manchester. ...
  • Выходит в свет сентябрьский «Театрал»

    На страницах первого осеннего номера (см. подписка) вы прочтете: - какая роль стала для Елизаветы Боярской настоящим испытанием; - что думает Иван Вырыпаев о закулисном мире шоу-бизнеса; - почему в Год театра директора уходят со своих постов; - какие впечатления остались у Марка Розовского после работы в Авиньоне; - какой сюрприз готовит зрителям Дмитрий Крымов; - чем опасен театр: внучка Чарли Чаплина в спецпроекта «Театрала»; - когда в Москву привезут лучшие спектакли русскоязычных театров Европы и США; - почему классика всегда современна: колонка Дмитрия Трубочкина; - как на государственном уровне будет отмечаться столетие Театра им. ...
  • Нестрашный Вий

    В петербургском театре «Приют комедианта» 33-й сезон открылся премьерным спектаклем режиссера Василия Сенина «Вий».   Притча Гоголя «Вий» всегда ассоциировалась с ужасом, наваждением, жутью. Этакая страшилка, которая, однако, почему-то нужна людям и, прежде всего, детям, чтобы вновь и вновь переживать страх. ...
  • «Дети у власти» откроют сезон в Александринке

    В день открытия сезона, 3 сентября, на Новой сцене Александринского театра состоится премьера спектакля «Дети у власти» по пьесе французского поэта, драматурга Роже Витрака (1899 – 1952). Над постановкой работает Николай Рощин в соавторстве с Андреем Калининым и, по их замыслу,  это произведение – «искреннее признание театру в любви и верности». ...
Читайте также