Константин Райкин: «Не верю я людям, у которых, видите ли, религиозные чувства оскорблены»

 
На прошедшем 24 октября Всероссийском театральном форуме СТД набольший резонанс вызвало выступление художественного руководителя театра «Сатирикон» Константина РАЙКИНА. В своей эмоциональной 10-минутной речи, несколько раз прерываемой аплодисментами, Константин Аркадьевич сообщил о том, что особенно тревожит его сегодня, а фактически – выступил против даже такого подвида цензуры, как борьба чиновников за нравственность в искусстве. Позже многие делегаты съезда говорили, что подписываются под словами Райкина, целиком разделяют его позицию. «Театрал» приводит это выступление полностью.
 
– Сейчас я буду говорить немножко взбалмошно, потому что я с репетиции, у меня еще вечерний спектакль, и я внутренне сучу ножками. Я привык заранее приходить в театр и готовиться к спектаклю, который сыграю. И еще мне довольно сложно говорить спокойно на тему, которую хочу затронуть. Во-первых, сегодня 24 октября – 105 лет со дня рождения Аркадия Райкина. Я вас всех поздравляю с этой датой. И, вы знаете, я вам так скажу, что папа, когда понял, что я стану артистом, учил меня одной вещи. Он вложил в мое сознание важную вещь, которая называется цеховая солидарность. То есть это этика по отношению к коллегам, занимающихся вместе с тобой одним делом. И, мне кажется, нам сейчас время про это вспомнить.

Меня очень тревожат (я думаю, как и вас всех) те явления, которые происходят в нашей жизни. Эти, так сказать, «наезды» на искусство и на театр, в частности. Эти совершенно беззаконные, экстремистские, наглые, агрессивные [заявления], прикрывающиеся словами о нравственности, о морали и вообще всяческими благими и высокими словами: «патриотизм», «Родина» и «высокая нравственность». Вот эти группки якобы оскорбленных людей, которые закрывают спектакли, закрывают выставки, нагло себя ведут, к которым как-то очень странно власть нейтральна – дистанцируется от них… Мне кажется, что это безобразные посягательства на свободу творчества, на запрет цензуры. А запрет цензуры (я не знаю, как кто к этому относится) это величайшее событие векового значения в художественной, духовной жизни нашей страны… У нас это проклятие и многовековой позор нашей культуры, нашего искусства, наконец, был запрещен.

И что сейчас происходит? Я вижу, как явно чешутся руки у кого-то все изменить и вернуть обратно. Причем вернуть нас не просто во времена застоя, а еще в более давние времена – в сталинские времена. Потому что с нами разговаривают наши начальники таким лексиконом сталинским, такими сталинскими установками, что просто ушам своим не веришь! Это говорят представители власти, мои непосредственные начальники, господин Аристархов (первый заместитель министра культуры. – «Т») так разговаривает. Хотя его вообще надо переводить с аристархского на русский. Просто стыдно, что от имени Министерства культуры так человек разговаривает.

Мы сидим и слушаем это. Мы чего – не можем как-то высказаться все вместе?

Я понимаю, у нас в театральном деле разные традиции. Мы очень разобщены. Мы достаточно мало интересуемся друг другом. Но это полбеды.
Главное, что есть такая мерзкая манера – клепать и ябедничать друг на друга. Мне кажется, это просто недопустимо! Цеховая солидарность, как меня папа учил, обязует каждого из нас, работника театра (артиста ли, режиссера ли), не говорить плохо в средствах массовой информации друг о друге и в инстанциях, от которых мы зависим. Ты можешь сколько угодно быть не согласным творчески с каким-то режиссером, артистом – напиши ему эсэмэску злобную, напиши ему письмо, подожди его у подъезда, скажи ему. Но не надо в это вмешивать средства массовой информации и делать достоянием всех. Потому что наши распри, которые обязательно будут, творческое несогласие, возмущение – это нормально. Но когда мы заполняем этим газеты и журналы, и телевидение – это на руку только нашим врагам. То есть тем, кто хочет прогнуть искусство под интересы власти. Маленькие конкретные идеологические интересы. Мы, слава богу, от этого освободились.

Я помню: мы все родом из советской власти. Я помню этот позорный идиотизм! Это причина, единственная, по которой я не хочу быть молодым, не хочу вернуться туда снова. А меня заставляют читать эту мерзкую книжку опять. Потому что словами о нравственности, Родине, народе и патриотизме прикрываются, как правило, очень низкие цели. Не верю я этим группам возмущенных и обиженных людей, у которых, видите ли, религиозные чувства оскорблены. Не верю! Верю, что они проплачены. Так что это группки мерзких людей, которые борются незаконными мерзкими путями за нравственность, видите ли.
 
Когда мочой обливают фотографии – это что, борьба за нравственность, что ли? Вообще не надо общественным организациям бороться за нравственность в искусстве. Искусство само в себе имеет достаточно фильтров из режиссеров, художественных руководителей, критиков, зрителей, души самого художника. Это носители нравственности. Не надо делать вид, что власть – это единственный носитель нравственности и морали. Это не так.
 
Вообще, у власти столько соблазнов! Вокруг нее столько искушений, что умная власть платит искусству за то, что искусство перед ней держит зеркало и показывает в это зеркало ошибки, просчеты и пороки этой власти. Вот умная власть за ЭТО ему платит. А не за то платит власть, как говорят нам наши руководители: «Мы вам платим деньги, вы и делайте, что надо». А кто знает? Они будут знать, что надо? Кто мне будет говорить? Я сейчас слышу: «Это чуждые нам ценности. Вредно для народа». Это кто решает? Это они будут решать? Они вообще не должны вмешиваться. Они должны помогать искусству, культуре.

Собственно, я считаю, что нам надо объединиться. Нам надо плюнуть и на время забыть о наших художественных тонких рефлексиях по отношению друг к другу. Мне может сколько угодно не нравиться какой-то режиссер, но я костьми лягу, чтоб ему дали высказаться. Это я повторяю слова Вольтера вообще. Практически. Ну, потому что такие высокие человеческие качества у меня. Понимаете? А вообще, на самом деле, если не шутить, то мне кажется, это все поймут. Это нормально: будут несогласные, будут возмущенные.

В кои-то веки наши деятели театра встречаются с президентом. Это встречи такие – нечастые. Я бы сказал, декоративные. Но все-таки они происходят. И там можно решить серьезные вопросы. Нет. Почему-то и здесь начинаются предложения установить возможную границу трактовки классики. Ну, зачем президенту-то устанавливать эту границу? Ну, зачем его в эти дела… Он не должен вообще этого понимать. Он не понимает – и не нужно ему понимать. И вообще, зачем устанавливать эту границу? Кто на ней будет пограничником? Аристархов… Ну, не надо это… Пусть ее трактуют… Кто-то будет возмущен – замечательно.

У нас вообще в театре происходит масса интереснейших вещей. И масса интересных спектаклей. Я считаю, это хорошо. Разных, спорных, прекрасных! Нет, мы опять почему-то хотим… Мы друг на друга клевещем, доносим иногда – прямо вот так ябедничаем. И опять хотим в клетку. В клетку-то зачем опять? «Чтоб цензура, давайте!» Не надо, не надо! Господи, что же мы утрачиваем и сами отказываемся от завоеваний? Что же мы иллюстрируем Федора Михайловича Достоевского, который говорил: «Только лиши нас опеки, мы тут же попросимся обратно в опеку». Ну, что же мы? Ну, неужели он такой гений, что и на нас настучал на тысячу лет вперед? Про наше, так сказать, раболепство.
 
Я предлагаю: ребята, нам нужно внятно высказаться по этому поводу. По поводу этих закрытий, а то мы молчим. Почему мы молчим все время? Закрывают спектакли. Запретили «Иисус Христос – суперстар». Господи! «Нет, кого-то это оскорбило». Да, оскорбит кого-то и что?!

И церковь наша, несчастная, которая забыла, как ее травили, уничтожали священников, срывали кресты и делали овощехранилища в наших церквях, начинает действовать такими же методами сейчас. Значит, прав был Лев Николаевич Толстой, который говорил, что не надо соединяться власти с церковью, иначе она начинает не богу служить, а власть обслуживать. Что мы в большой степени и наблюдаем.

И не надо бояться, что церковь будет возмущаться. Ну, ничего! Не надо сразу закрывать всё. Или, если закрывают, надо реагировать на это. Нам вместе. Вот попытались там что-то сделать с Борей Мильграмом в Перми. Ну, вот как-то мы встали дыбом и вернули его на место. Представляете? Наша власть сделала шаг назад. Совершая глупость, сделала шаг назад и исправила эту глупость. Это потрясающе. Это так редко и нетипично. Мы сделали это. Вместе собрались и вдруг высказались.

Мне кажется, сейчас, в очень трудные времена, очень опасные, очень страшные… Очень это похоже… Не буду говорить, на что. Но сами понимаете. Нам нужно вместе соединиться и очень внятно давать отпор этому.
Фото: Анатолий Морковкин
  • Нравится

Комментарии

  1. ???????? 4 Ноября 2016, 06:14

    С чем-то соглашусь, но вот с "цеховой солидарностью" - никогда... Нам знакомы "цеховые солидарности" врачей, учителей, чиновников всех рангов, судей, прокуроров, адвокатов, полиции... А депутатская неприкосновенность - это не "цеховая солидарность" против народа, во имя своих интересов? Это ОЧЕНЬ СТРАШНО, а порой - смертельно опасно... Сколько смертей на счету у врачей, сколько неверных диагнозов поставлено ими, как наплевательски они относятся к пациентам, особенно если те нищие. Просто потому, что терпеть не могут людей (учителя - детей) и в институтах они не учились, а проводили время или просто покупали дипломы. Зато какая у них цеховая солидарность! Позавидовать можно. И хоть театры не так заметны в плане разрушения личности, но очень часто и они сейчас служат дьяволу. Особенно театры для детей и молодежи. Например, в РАМТе, в "Алых парусах", герои знакомятся в борделе, а в др. театре, в "Трех мушкетерах", на декорации были написаны слова из трех букв и все сдобрено полной похабщиной; в Большом театре, в "Руслане и Людмиле", введены новые герои: сутенеры и проститутки, Потому что Пушкин умер, а режиссеру4 еще самоутвердиться надо. Нет уж, хватит еще одной "цеховой солидарности". Сыты мы ей по горло. Не во благо она... А что можно сказать у подъезда режиссеру-соратнику: "Петя, ты почему такой спектакль поставил?" И что Петя вам ответит? Смешно просто...

  2. ???????? 4 Ноября 2016, 07:54

    Простите, я не представилась: Людмила Балахонова. Предыдущий комментарий про цеховую солидарность - мой... Меня эта тема тоже очень сильно волнует, только с Константином Аркадьевичем мы находимся в данном случае по разные стороны. Если в больнице умирает наш близкий человек, мы не знаем, отчего он умер: то ли его уже нельзя было спасти, то ли врач лечил не от той болезни, то ли вообще не лечил. И тут встает стена из цеховщиков и все становится шито-крыто. Одного врача-разгильдяя спасли. Хотя...может, он просто решил поэкспериментировать над пациентом. А что? А если чей-то ребенок выбрасывается из окна школы, доведенный учителем и все знают об этом? Опять стена. Опять все гладко-сладко. А если ваш брат увидел умирающего от ран человека и подошел оказать ему помощь, вызвать "скорую", но был схвачен полицией и отправлен за решетку? Вы никогда не докажете, что не он убил, потому что заканчивается год и преступников некогда искать. Нужен ли полиции новый "висяк"? Нет! Поэтому у них есть цеховая солидарность! А если режиссеру хочется внести в пьесу Гоголя сексуальную сцену для пикантности, он что - не имеет право? Мало ли что там Гоголь написал. Режиссер что, хуже Гоголя? Или Пушкина? Да ну... Если будет цеховая солидарность - он станет на три головы выше пушкиных, гоголей и достоевских, вместе взятых, потому что будет НЕ ОДИН! И тогда он развернется в полную силу и воплотит все свои фантазии, амбиции и выкидоны... Кстати, прочитала я о вакансии режиссера в кукольный театр (на сайте "Театрала") со справкой об отсутствии судимости. Да, режиссерам нужна творческая неприкосновенность, подобная депутатской... М-да... С единицей справиться легко, а вот со стеной невозможно. Никаких солидарностей быть не должно! Врач должен проходить аттестацию в прямом эфире (как в передаче "кто хочет стать миллионером") и данные о его знаниях должны висеть на его кабинете, чтобы пациенты знали, можно ли у него лечиться или лучше пойти к другому. Педагог должен проходить аттестацию у психологов и психотерапевтов, у него не должно быть ненависти к детям и он должен быть (как минимум) психически здоровым. А режиссера надо проверять на манию величия. Как минимум. Режиссер должен донести авторский текст до зрителя в целости и сохранности и раскрыть его так, чтобы зритель увидел нового, живого Гоголя, Пушкина или Достоевского.

  3. ??????? ????? 24 Октября 2016, 20:21

    Смело. И ни о чем. Больше всего беспокоют корпоративные интересы. А не интересы общества. Или хотя бы служение настоящему искусству.

  4. ????????? ?????? 24 Октября 2016, 21:59

    Всё что творится последние 4 года, говорит о глубоком духовном кризисе больного общества, потерявшего всякие ориентиры. Уровень мракобесия зашкаливает все мыслимые размеры, власть (режим) не только не реагирует на подобное, но более того - провоцирует. Идёт откровенная травля одной части на другую. Всё это закончится очень плохо в первую очередь для самой же власти.?

  5. ??????? ???? 24 Октября 2016, 23:48

    Да г-н Райкин по отдельности каждый актер кажется со стороны очень умным, а вот когда в театре вы вместе собираетесь этого порой не наблюдается…

  6. Irina Dvurechenskaya 25 Октября 2016, 02:39

    Я аплодирую Вам стоя, Константин Аркадьевич! Браво!!! И про оскорблённых и про церковь - всё так! Церковь в отношении искусства становится слишком напориста и бестактна для одних и подобострастна для своих. Не правильно это.

  7. ????????? ??????????? 25 Октября 2016, 03:11

    Совсем запутался, абракадабру какую-то наговорил.
    PS: Он(и) не делают зла, он(и) его производят!

  8. ????? ????? 25 Октября 2016, 03:46

    У церви учиться надо, а не ругать её.
    - Посмотри, Хаим, какой крепкий бизнес у Володи Гундяева. А, ведь, начинался в хлеву, в простых яслях.

  9. ??????? ?????? 25 Октября 2016, 09:31

    Константин Аркадьевич, меня заинтересовали вот эти Ваши слова: "Вообще не надо общественным организациям бороться за нравственность в искусстве. Искусство само в себе имеет достаточно фильтров из режиссеров, художественных руководителей, критиков, зрителей, души самого художника. Это носители нравственности. Не надо делать вид, что власть – это единственный носитель нравственности и морали."
    Носителями нравственности являются все люди, каждый отдельный человек, а не власть или художники. Если в обществе происходит фундаментальный перекос в каком-то направлении, то люди объединяются и исправляют его. Абсолютная свобода есть только на необитаемом острове.

  10. ???? ?????? 26 Октября 2016, 10:25

    Какая яркая речь, пронизанная болью за профессию, за страну. Какое чувство самоуважения. Давно такого не слышала от нашей интеллигенции. За каждым - театр!оркестр! институт!, все пекутся об их сутьбе и предают и предают страну, свою совесть, свое ДОСТОИНСТВО. А по сути-то, пекутся о своих задницах на высоких креслах и это так видно и так грустно наблюдать.

  11. ???? ?????? 26 Октября 2016, 10:31

    Какая яркая речь, пронизанная болью за профессию, за страну. Какое чувство самоуважения. Давно такого не слышала от нашей интеллигенции. За каждым - театр!оркестр! институт!, все пекутся об их сутьбе и предают и предают страну, свою совесть, свое ДОСТОИНСТВО. А по сути-то, пекутся о своих задницах на высоких креслах и это так понятно и так грустно наблюдать.

  12. Maria Zhdanova 26 Октября 2016, 11:41

    Любопытное дело! Только вчера пересматривала в энный раз отличный фильм "Доброй ночи и удачи" и думала: "Ну почему у нас нет таких же достойных людей, не боящихся выступить против этих поганцев у власти?! Неужели нас так и загонят обратно в загон? Ну что за холопская страна! Ну до чего же за державу обидно!" — И тут ТАКОЙ подарок!!! Вот спасибо так спасибо!

  13. ???????? 4 Ноября 2016, 07:46

    Простите, я не представилась: Людмила Балахонова. Предыдущий комментарий про цеховую солидарность - мой... Меня эта тема тоже очень сильно волнует, только с Константином Аркадьевичем мы находимся в данном случае по разные стороны. Если в больнице умирает наш близкий человек, мы не знаем, отчего он умер: то ли его уже нельзя было спасти, то ли врач лечил не от той болезни, то ли вообще не лечил. И тут встает стена из цеховщиков и все становится шито-крыто. Одного врача-разгильдяя спасли. Хотя...может, он просто решил поэкспериментировать над пациентом. А что? А если чей-то ребенок выбрасывается из окна школы, доведенный учителем и все знают об этом? Опять стена. Опять все гладко-сладко. А если ваш брат увидел умирающего от ран человека и подошел оказать ему помощь, вызвать "скорую", но был схвачен полицией и отправлен за решетку? Вы никогда не докажете, что не он убил, потому что заканчивается год и преступников некогда искать. Нужен ли полиции новый "висяк"? Нет! Поэтому у них есть цеховая солидарность! А если режиссеру хочется внести в пьесу Гоголя сексуальную сцену для пикантности, он что - не имеет право? Мало ли что там Гоголь написал. Режиссер что, хуже Гоголя? Или Пушкина? Да ну... Если будет цеховая солидарность - он станет на три головы выше пушкиных, гоголей и достоевских, вместе взятых, потому что будет НЕ ОДИН! И тогда он развернется в полную силу и воплотит все свои фантазии, амбиции и выкидоны... Кстати, прочитала я о вакансии режиссера в кукольный театр (на сайте "Театрала") со справкой об отсутствии судимости. Да, режиссерам нужна творческая неприкосновенность, подобная депутатской... М-да... С единицей справиться легко, а вот со стеной невозможно. Никаких солидарностей быть не должно! Врач должен проходить аттестацию в прямом эфире (как в передаче "кто хочет стать миллионером") и данные о его знаниях должны висеть на его кабинете, чтобы пациенты знали, можно ли у него лечиться или лучше пойти к другому. Педагог должен проходить аттестацию у психологов и психотерапевтов, у него не должно быть ненависти к детям и он должен быть (как минимум) психически здоровым. А режиссера надо проверять на манию величия. Как минимум. Режиссер должен донести авторский текст до зрителя в целости и сохранности и раскрыть его так, чтобы зритель увидел нового, живого Гоголя, Пушкина или Достоевского.

  14. ???????? 4 Ноября 2016, 07:52

    Простите, я не представилась: Людмила Балахонова. Предыдущий комментарий про цеховую солидарность - мой... Меня эта тема тоже очень сильно волнует, только с Константином Аркадьевичем мы находимся в данном случае по разные стороны. Если в больнице умирает наш близкий человек, мы не знаем, отчего он умер: то ли его уже нельзя было спасти, то ли врач лечил не от той болезни, то ли вообще не лечил. И тут встает стена из цеховщиков и все становится шито-крыто. Одного врача-разгильдяя спасли. Хотя...может, он просто решил поэкспериментировать над пациентом. А что? А если чей-то ребенок выбрасывается из окна школы, доведенный учителем и все знают об этом? Опять стена. Опять все гладко-сладко. А если ваш брат увидел умирающего от ран человека и подошел оказать ему помощь, вызвать "скорую", но был схвачен полицией и отправлен за решетку? Вы никогда не докажете, что не он убил, потому что заканчивается год и преступников некогда искать. Нужен ли полиции новый "висяк"? Нет! Поэтому у них есть цеховая солидарность! А если режиссеру хочется внести в пьесу Гоголя сексуальную сцену для пикантности, он что - не имеет право? Мало ли что там Гоголь написал. Режиссер что, хуже Гоголя? Или Пушкина? Да ну... Если будет цеховая солидарность - он станет на три головы выше пушкиных, гоголей и достоевских, вместе взятых, потому что будет НЕ ОДИН! И тогда он развернется в полную силу и воплотит все свои фантазии, амбиции и выкидоны... Кстати, прочитала я о вакансии режиссера в кукольный театр (на сайте "Театрала") со справкой об отсутствии судимости. Да, режиссерам нужна творческая неприкосновенность, подобная депутатской... М-да... С единицей справиться легко, а вот со стеной невозможно. Никаких солидарностей быть не должно! Врач должен проходить аттестацию в прямом эфире (как в передаче "кто хочет стать миллионером") и данные о его знаниях должны висеть на его кабинете, чтобы пациенты знали, можно ли у него лечиться или лучше пойти к другому. Педагог должен проходить аттестацию у психологов и психотерапевтов, у него не должно быть ненависти к детям и он должен быть (как минимум) психически здоровым. А режиссера надо проверять на манию величия. Как минимум. Режиссер должен донести авторский текст до зрителя в целости и сохранности и раскрыть его так, чтобы зритель увидел нового, живого Гоголя, Пушкина или Достоевского.

  15. ???????? ?????? 2 Ноября 2016, 22:10

    Всё правильно. Если хочешь получать деньги от государства, спектакли должны служить воспитанию, консолидации общества, приобщать к высокому. Потому что государство имеет свои интересы.
    Хочешь странные истории про сексуальные и психические отклонения - пожалуйста, свободная страна. Только за свои кровные денежки. Косте не дали денег лишнего ...а он недалёкий поднял хай ...заинтересуется СКР пропагандой гомосятины на его сцене -он 100 раз пожалеет о своих словах...

  16. ???????? 4 Ноября 2016, 07:59

    Простите, я не представилась: Людмила Балахонова. Предыдущий комментарий про цеховую солидарность - мой... Меня эта тема тоже очень сильно волнует, только с Константином Аркадьевичем мы находимся в данном случае по разные стороны. Если в больнице умирает наш близкий человек, мы не знаем, отчего он умер: то ли его уже нельзя было спасти, то ли врач лечил не от той болезни, то ли вообще не лечил. И тут встает стена из цеховщиков и все становится шито-крыто. Одного врача-разгильдяя спасли. Хотя...может, он просто решил поэкспериментировать над пациентом. А что? А если чей-то ребенок выбрасывается из окна школы, доведенный учителем и все знают об этом? Опять стена. Опять все гладко-сладко. А если ваш брат увидел умирающего от ран человека и подошел оказать ему помощь, вызвать "скорую", но был схвачен полицией и отправлен за решетку? Вы никогда не докажете, что не он убил, потому что заканчивается год и преступников некогда искать. Нужен ли полиции новый "висяк"? Нет! Поэтому у них есть цеховая солидарность! А если режиссеру хочется внести в пьесу Гоголя сексуальную сцену для пикантности, он что - не имеет право? Мало ли что там Гоголь написал. Режиссер что, хуже Гоголя? Или Пушкина? Да ну... Если будет цеховая солидарность - он станет на три головы выше пушкиных, гоголей и достоевских, вместе взятых, потому что будет НЕ ОДИН! И тогда он развернется в полную силу и воплотит все свои фантазии, амбиции и выкидоны... Кстати, прочитала я о вакансии режиссера в кукольный театр (на сайте "Театрала") со справкой об отсутствии судимости. Да, режиссерам нужна творческая неприкосновенность, подобная депутатской... М-да... С единицей справиться легко, а вот со стеной невозможно. Никаких солидарностей быть не должно! Врач должен проходить аттестацию в прямом эфире (как в передаче "кто хочет стать миллионером") и данные о его знаниях должны висеть на его кабинете, чтобы пациенты знали, можно ли у него лечиться или лучше пойти к другому. Педагог должен проходить аттестацию у психологов и психотерапевтов, у него не должно быть ненависти к детям и он должен быть (как минимум) психически здоровым. А режиссера надо проверять на манию величия. Как минимум. Режиссер должен донести авторский текст до зрителя в целости и сохранности и раскрыть его так, чтобы зритель увидел нового, живого Гоголя, Пушкина или Достоевского.

  17. ???????? 4 Ноября 2016, 07:53

    Простите, я не представилась: Людмила Балахонова. Предыдущий комментарий про цеховую солидарность - мой... Меня эта тема тоже очень сильно волнует, только с Константином Аркадьевичем мы находимся в данном случае по разные стороны. Если в больнице умирает наш близкий человек, мы не знаем, отчего он умер: то ли его уже нельзя было спасти, то ли врач лечил не от той болезни, то ли вообще не лечил. И тут встает стена из цеховщиков и все становится шито-крыто. Одного врача-разгильдяя спасли. Хотя...может, он просто решил поэкспериментировать над пациентом. А что? А если чей-то ребенок выбрасывается из окна школы, доведенный учителем и все знают об этом? Опять стена. Опять все гладко-сладко. А если ваш брат увидел умирающего от ран человека и подошел оказать ему помощь, вызвать "скорую", но был схвачен полицией и отправлен за решетку? Вы никогда не докажете, что не он убил, потому что заканчивается год и преступников некогда искать. Нужен ли полиции новый "висяк"? Нет! Поэтому у них есть цеховая солидарность! А если режиссеру хочется внести в пьесу Гоголя сексуальную сцену для пикантности, он что - не имеет право? Мало ли что там Гоголь написал. Режиссер что, хуже Гоголя? Или Пушкина? Да ну... Если будет цеховая солидарность - он станет на три головы выше пушкиных, гоголей и достоевских, вместе взятых, потому что будет НЕ ОДИН! И тогда он развернется в полную силу и воплотит все свои фантазии, амбиции и выкидоны... Кстати, прочитала я о вакансии режиссера в кукольный театр (на сайте "Театрала") со справкой об отсутствии судимости. Да, режиссерам нужна творческая неприкосновенность, подобная депутатской... М-да... С единицей справиться легко, а вот со стеной невозможно. Никаких солидарностей быть не должно! Врач должен проходить аттестацию в прямом эфире (как в передаче "кто хочет стать миллионером") и данные о его знаниях должны висеть на его кабинете, чтобы пациенты знали, можно ли у него лечиться или лучше пойти к другому. Педагог должен проходить аттестацию у психологов и психотерапевтов, у него не должно быть ненависти к детям и он должен быть (как минимум) психически здоровым. А режиссера надо проверять на манию величия. Как минимум. Режиссер должен донести авторский текст до зрителя в целости и сохранности и раскрыть его так, чтобы зритель увидел нового, живого Гоголя, Пушкина или Достоевского.

  18. ???????? 4 Ноября 2016, 07:53

    Простите, я не представилась: Людмила Балахонова. Предыдущий комментарий про цеховую солидарность - мой... Меня эта тема тоже очень сильно волнует, только с Константином Аркадьевичем мы находимся в данном случае по разные стороны. Если в больнице умирает наш близкий человек, мы не знаем, отчего он умер: то ли его уже нельзя было спасти, то ли врач лечил не от той болезни, то ли вообще не лечил. И тут встает стена из цеховщиков и все становится шито-крыто. Одного врача-разгильдяя спасли. Хотя...может, он просто решил поэкспериментировать над пациентом. А что? А если чей-то ребенок выбрасывается из окна школы, доведенный учителем и все знают об этом? Опять стена. Опять все гладко-сладко. А если ваш брат увидел умирающего от ран человека и подошел оказать ему помощь, вызвать "скорую", но был схвачен полицией и отправлен за решетку? Вы никогда не докажете, что не он убил, потому что заканчивается год и преступников некогда искать. Нужен ли полиции новый "висяк"? Нет! Поэтому у них есть цеховая солидарность! А если режиссеру хочется внести в пьесу Гоголя сексуальную сцену для пикантности, он что - не имеет право? Мало ли что там Гоголь написал. Режиссер что, хуже Гоголя? Или Пушкина? Да ну... Если будет цеховая солидарность - он станет на три головы выше пушкиных, гоголей и достоевских, вместе взятых, потому что будет НЕ ОДИН! И тогда он развернется в полную силу и воплотит все свои фантазии, амбиции и выкидоны... Кстати, прочитала я о вакансии режиссера в кукольный театр (на сайте "Театрала") со справкой об отсутствии судимости. Да, режиссерам нужна творческая неприкосновенность, подобная депутатской... М-да... С единицей справиться легко, а вот со стеной невозможно. Никаких солидарностей быть не должно! Врач должен проходить аттестацию в прямом эфире (как в передаче "кто хочет стать миллионером") и данные о его знаниях должны висеть на его кабинете, чтобы пациенты знали, можно ли у него лечиться или лучше пойти к другому. Педагог должен проходить аттестацию у психологов и психотерапевтов, у него не должно быть ненависти к детям и он должен быть (как минимум) психически здоровым. А режиссера надо проверять на манию величия. Как минимум. Режиссер должен донести авторский текст до зрителя в целости и сохранности и раскрыть его так, чтобы зритель увидел нового, живого Гоголя, Пушкина или Достоевского.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Также вы можете войти, используя аккаунт одной из сетей:

Facebook Вконтакте LiveJournal Yandex Google Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID

Самое читаемое

  • Кирилл Крок: «Ситуация для российских театров чудовищная»

    Круглый стол, состоявшийся 8 сентября в Большом театре, был посвящен опыту Дирекции императорских театров – точнее, тем лучшим его достижениям, которые можно применить и сегодня. При этом некоторые участники дискуссии коснулись и острых проблем нынешнего дня. ...
  • «Этот закон угробит культуру»

    В ближайшие дни состоятся парламентские слушания законопроекта  о социальном заказе*, против которого уже выступили Союз театральных деятелей и Союз музеев. Суть документа заключается в том, чтобы снизить нагрузку на бюджет, допустив на рынок «культурных услуг» некоммерческие организации и передав им на конкурсной основе бюджетное финансирование, предназначенное государтсвенным и муниципальным учреждениям культуры. ...
  • Мария Ревякина: «Кто спасёт театр от заказа?»

    Острых проблем в современном театре много (недавно «Театрал» приводил точку зрения на этот счет Валерия Фокина, Владимира Урина и Кирилла Крока). Но в числе прочих бед есть одна, которая вызывает особое опасение – стремление Минфина вывести театр за рамки бюджетного финансирования. ...
  • «Звезда Театрала»-2017. Шорт-лист объявлен!

    Первый этап голосования позади. В каждой номинации определились тройки лидеров (с июня голосование проводится на сайте журнала) и по традиции объявляется шорт-лист.   У читателей есть время до конца осени, чтобы зайти на страницу Премии и сделать свой выбор. ...
Читайте также


Читайте также

  • Театр «Сфера» дарит билеты на лучший спектакль

    Вслед за вахтанговцами акцию «со-твори «Театрал» вместе с нами» (журнал собирает средства на выпуск ноябрьского номера) поддержал театр «Сфера» и в качестве вознаграждения предлагает читателям приглашение на один из лучших своих спектаклей «Кабала святош» Михаила Булгакова. ...
  • Театр Вахтангова поддержал «Театрал»!

    Друзьям журнала, которые готовы «со-творить» с нами ноябрьский номер, дирекция Театра им. Вахтангова дарит два билета на один из лучших премьерных спектаклей – «Царь Эдип», номинированный на премию зрительских симпатий «Звезда Театрала»-2017. ...
  • Караченцов переведен из реанимации в обычную палату

    В пятницу, 22 сентября, актер Николай Караченцов был переведен из хирургической реанимации в отделение нейрохирургии. – Его только перевели в обычную палату, состояние средней тяжести, – цитирует ТАСС представителя справочной НИИ им. ...
  • Большой театр объявил дату премьеры «Нуреева»

    СК удовлетворил просьбу гендиректора Большого театра Владимира Урина о встречи с Кириллом Серебренниковым, находящимся под домашним арестом до 19 октября. Встреча состоялась на днях: Владимир Урин обсудил с режиссером сроки и детали выпуска спектакля. ...
Читайте также