Владимир Кошевой

«Раскольников меня опустошил»

 
Лет пять тому назад мы работали вместе с ним в одной редакции. Молодой журналист Володя Кошевой частенько сбегал с работы на лекции в РАТИ. И коллеги, особенно девушки, заботливо прикрывавшие его от начальства, недоумевали: для чего ему еще и актерский факультет? Теперь, после роли Раскольникова в телеверсии «Преступления и наказания», прошедшей по телевидению, ответ на этот вопрос очевиден.
– Володя, для тебя это уже третья профессия?

– Родители мои совсем не были обрадованы, когда я решил стать актером. Чтобы не прерывать традицию трех поколений, я поступил сначала в военную академию, но очень скоро понял, что эта не моя стезя. Потом окончил факультет журналистики МГУ – хотел прийти в актеры не с пустыми руками. Я получил очень хорошую основу. Уже есть спектакль «Флорентийская трагедия» по Оскару Уайльду. Высокая трагедия, выстраданная и поставленная режиссером Михаилом Елисеевым в петербургском театре «Антика». Мы с ним встретились на съемках картины «Своя чужая жизнь» и очень подружились. У Елисеева есть выражение, очень точно отображающее высший накал страстей: «Необходимо партнеру вилку в глаз вставлять!»

У меня, к счастью, был уже опыт соприкосновения с высокой стихотворной трагедией во время работы над ролью Эдгара в «Короле Лире» с Михаилом Козаковым. Теперь я понимаю, что тогда был просто «гадким утенком», и у Козакова не хватило терпения для меня. Но я очень дорожу теми часами работы. Мэтр многое открыл мне. Он, наверное, очень хотел, чтобы из меня что-то получилось, но я в тот момент не был готов к этому. Тогда в «Лире» я так и не сыграл – вот сейчас готов точно!

– А если бы не было «Флорентийской трагедии», ты бы не сыграл Родиона Раскольникова?

– Да. Режиссер Дмитрий Светозаров увидел меня в сюжете об этом спектакле на телеканале «Культура» и пригласил на встречу. Я пришел абсолютно не подготовленным, не зная, кто это и что за предложение. У нас состоялся очень интересный разговор. Сейчас, знаете, такое время, когда масса людей умеет элегантно порхать по верхам. У всех маски, все фикция. А здесь был совсем не бытовой диалог. Светозарову было чрезвычайно интересно, что меня волнует, что у меня болит.

– Так ты и не знал о цели разговора?

– Нет, совершенно! Только почувствовав, что я по-человечески и по-актерски уже «созрел», Светозаров торжественно сообщил: «Я сейчас готовлюсь снимать «Преступление и наказание», приглашаю вас на роль Раскольникова». Я был, конечно, ошеломлен. Но тут же попытался скрыть замешательство и побежал дальше… по своим делам.

– Читать «Преступление и наказание»?

– Это очень смешно, но я закончил перечитывать Достоевского всего за несколько недель до этой встречи. В то время мой режиссер Елисеев посоветовал поискать какой-нибудь материал для моноспектакля. Я взял то, что люблю: Диккенса, еще кого-то и «Преступление...».

– Это очень похоже на знак судьбы…

– Вообще знаков было много. Во-первых, у меня сорвался нательный крест. Я, конечно, испугался, но знающие люди сказали, что в этом как будто нет ничего страшного – просто начинается новый жизненный этап. И еще был вещий сон. Мне приснилась моя покойная бабушка вместе с Раисой Максимовной Горбачевой. Еще какой-то дедушка рядом с ними сидит. Спрашиваю: «А это кто?» – «Как кто? Это же Федор Михайлович!» Клянусь, я проснулся в холодном поту! Но это все было задолго до нашей встречи. Позже я все это вспомнил.

– Как тебя утвердили на роль?

– Я улетел в Таиланд весело проводить время. Солнце, пляж, новые знакомства. Как-то утром мне пришла эсэмэска: «Поздравляю. Вы утверждены на роль Раскольникова». Я подумал: «Не верю!» и продолжал жариться на солнце дальше. Второе сообщение приходит: «Мы ждем вас такого-то числа на пробах грима и костюмов. Просьба не стричься и сильно не загорать». «Щас», – подумал я ...

– А потом, когда вернулся?

– Все бешено закрутилось. На съемках у нас со Светозаровым существовала какая-то незримая связь, и он владел всей атмосферой даже тогда, когда был далек от меня физически. Я старался приходить к режиссеру размятым, подготовленным. Он мне говорил «что», а я соображал «как». Еще до съемок он просил меня подыскать для каждого эпизода определенную музыку, свой тон. Я слушал Вивальди, Шнитке, Губайдуллину, Каравайчука. Необходимо было найти для каждой сцены ту щемящую или, наоборот, отвратительную ноту, которая бы определяла поведение героя на съемочной площадке. А у Достоевского должно быть все: и лирический вальс, и выворачивающий душу марш, и непонятный скрип чего-то… Страшная музыка должна быть, страшная!

– Уже все знают, что ты потерял сознание на съемках при виде бутафорской крови…

– Да, в сцене убийства Лизаветы. Я совсем не ожидал такого натурализма и грохнулся в обморок. Было действительно безумно тяжело.

– Как тебе работалось с партнерами?

– Рядом были замечательные актеры! Мармеладова играет Юрий Кузнецов, маменьку – Елена Яковлева, Катерину Ивановну – моя любимая Светлана Смирнова. Это актриса космического дарования. Вот ей тоже необходима та самая «вилка в глаз»! Она так владеет своей психофизикой, она какую-то тайну знает!

– А ты?

– А я пока нет! Я только учусь, как в сказке «Золушка».

– За время работы в «Преступлении» у тебя изменилось отношение к профессии?

– Конечно. У меня раньше было представление о профессии, сейчас – понятие. Когда все закончилось, я почувствовал огромное облегчение. Наконец-то я выговорился, как будто снял с себя что-то тяжелое и страшное. Но состояние депрессии долго не отпускало меня, я думал, что больше не захочу сниматься в кино никогда. Правда, в голове не соединялось: как же я буду жить в профессии, так опустошив себя в одной роли? Но приступил все-таки к новой работе, и откуда-то взялись силы. Я тогда подумал: «Ага, голубчик! Значит для тебя это хорошо – такая опустошенность и возможность нового взлета!» Я хочу, чтобы каждая роль давалась мне именно так!

– Недавно вышла картина «Луна в зените» об Анне Ахматовой, где у тебя тоже очень ответственная и главная мужская роль.

– Это Николай Гумилев. Анну Андреевну в зрелом возрасте играет ни мало ни много Светлана Николаевна Крючкова. А в молодости – Света Свирко, питерская актриса и режиссер. Я (в смысле герой) прихожу к ним обеим во сне. Играть было одно удовольствие – Крючковой тоже нужно было «вилкой в глаз».

Вообще роли, буквально свалившиеся на меня в этом году, удивительно разные: это и герцог из «Маленьких трагедий», и Феликс Юсупов из фильма «Заговор», и современный герой, которого я играю сейчас. Он безупречно владеет рукопашным боем, водит джип и стреляет из пистолета. Я в это бросаюсь с удовольствием и отдаюсь полностью.

– Ты такой благополучный и востребованный сегодня, не правда ли? Вспомним, что было вчера, когда у тебя была только роль кота в Театре Гоголя и никаких перспектив…

– Прекрасно это помню и свое упадническое настроение тоже. Я научился, да и учусь терпению постоянно.

– Можешь себе представить, что в актерской судьбе бывает сначала путь от кота до Раскольникова, а потом и обратный ход?

– Не хотелось бы! Актер, конечно, зависим, но у него есть одно право: отказаться от роли, и этого никто не отнимет. После Оскара Уайльда и Достоевского мне безумно хочется Шекспира! Я сейчас развращен режиссерами, вступавшими со мной в интереснейший диалог. Им не все равно, что со мной происходит и чем я жив. А обиды на прежних режиссеров, не предлагавших мне ничего, кроме котов, кажется, забыты. Вернее, «ларец» этот во мне, но ключ потерян. Я не отказываюсь от прошлого – все это было, не стесняясь, говорю об этом. Мне просто здорово повезло, что у меня сегодня сложился такой подбор ролей.

– Знаю, что для тебя главным человеком в жизни была бабушка.

– Она единственная хотела, чтобы я стал артистом, и даже утверждала, что я похож на Жерара Филиппа. У нас дома благодаря ей сохранилась потрясающая библиотека и фильмотека. На кассетах собраны даже записи старых телепрограмм. Бабушка водила меня в Рижский ТЮЗ под руководством Адольфа Шапиро, который гремел на весь Советский Союз. Первый фильм в моей жизни – это «Гибель богов» Висконти. Стихи тоже вошли в мою жизнь благодаря бабушке. И сейчас мне на память приходят почему-то строчки Евтушенко:

Я разный – я натруженный и праздный,
Я целе- и нецелесообразный,
Я весь несовместимый, неудобный,
Застенчивый и наглый,
Злой и добрый…

Сегодня я могу сказать: это точно про меня!

  • Нравится

Самое читаемое

  • «Это путь к гибели театра»

    Юрий Бутусов разделяет тревогу Константина Райкина по поводу строительства нового здания Российского государственного театра «Сатирикон». Об этом режиссер сказал «Театралу» во вторник, 14 ноября, комментируя заявление, которое худрук «Сатирикона» сделал накануне вечером. ...
  • Александр Калягин: «Нас хотят выкинуть за обочину общественной жизни»

    Вечером в среду, 8 ноября, в СТД завершилось заседание, на котором Александр Калягин, худруки и директора столичных театров (в их числе Алексей Бородин, Олег Табаков, Марк Захаров, Кама Гинкас, Мария Ревякина, Евгений Писарев) призвали пересмотреть законы, регулирующие творческие процессы. ...
  • «Я несколько лет жизни потерял на этом судебном заседании»

    Целый ряд существенных заявлений, которые 8 ноября Александр Калягин сделал на чрезвычайном заседании СТД, касались прежде всего несовершенства правовой системы. По мнению председателя Союза, в стране развернута «кампания по дискредитации культурной сферы», которая «ведется по нескольким направлениям». ...
  • «Развернута кампания по дискредитации культурной сферы»

    В среду, 8 ноября, состоялась большое чрезвычайное заседание расширенного секретариата Союза театральных  деятелей, об итогах  которого руководство СТД  сообщило на пресс-конференции. Председатель СТД Александр Калягин так объяснил собравшимся журналистам  важность сегодняшней встречи: «Речь идет о человеческом достоинстве, речь идет о личностях, речь идет о страхе, речь идет о том, что правомерно и неправомерно». ...
Читайте также


Читайте также

  • Дни российского кино пройдут в Вене

    С 30 ноября по 3 декабря 2017 года в столице Австрии пройдут «Дни российского кино». Уже пятый год подряд Госфильмофонд России привозит в Вену шедевры советского кинематографа и новые российские картины. «Дни российского кино» откроются 30 ноября показом нового фильма Алексея Учителя «Матильда», а завершатся показом картины Валерия Тодоровского «Большой». ...
  • «Нелюбовь» номинировали на премию в США

    Фильм Андрея Звягинцева «Нелюбовь» номинирован на американскую премию Independent Spirit Awards в категории «Лучший международный фильм».   «Фильм «Нелюбовь» режиссера Андрея Звягинцева и продюсеров Александра Роднянского и Глеба Фетисова номинирован на американскую премию Independent Spirit Awards в категории «Лучший международный фильм», - сообщает пресс-служба картины. ...
  • В Великобритании началась Неделя российского кино

    Неделя российского кино открылась в Великобритании в воскресенье, 19 ноября, показом фильма Федора Бондарчука «Притяжение».   Фестиваль продлится до 26 ноября, он будет проходить не только в британской столице, но и в других городах - в общей сложности почти на двух десятках площадок в Лондоне, Кембридже, Эдинбурге, Бирмингеме, Манчестере и Оксфорде. ...
  • Кинопремьеры уикенда (18, 19 ноября)

    Чем порадует кинематограф на ближайших выходных. «Мифы» Россия Режиссер: Александр Молочников В ролях: Яннис Пападопулос, Фёдор Бондарчук, Сергей Безруков, Иван Ургант и др. Последняя надежда русского кино, продюсер и режиссер Федор, должен денег за музыкальный клип браткам из 90-х. ...
Читайте также