Юлия Борисова отмечает юбилей

Актрису поздравляют Вячеслав Шалевич, Рубен Симонов младший, Евгений Князев

 
У Юлии Борисовой счастливая актерская судьба. Сразу после окончания Щукинского театрального училища ее взяли в Театр Вахтангова. Было это в конце 40-х годов, когда театром руководил Рубен Николаевич Симонов, а на сцене играли молодые Владимир Этуш, Михаил Ульянов, Юрий Яковлев. Очень скоро Борисова стала ведущей актрисой. Ее не раз приглашали в другие театры, но в самом начале творческого пути угадав свой, она осталась ему верна. Михаил Ульянов называл ее «не звездой, а целой планетой».
Вячеслав Шалевич, актер Театра Вахтангова

- Правильно говорят, что настоящая учеба начинается в театре. Помню, в спектакле «Неписанный закон» я играл казаха, а Юлия Константиновна – казашку. Роль у меня не шла, но я надел национальный костюм, почувствовал себя увереннее и, не дожидаясь ее реплик, затараторил свой текст. Борисова остановилась: «Слава, запомните, пока я не сказала последнее «ять», не сметь вступать!» Это замечание дало мне понимание того, что я на сцене не один. В дальнейшем вся моя работа в театре была тесно связана с Борисовой. Практически все основные роли я сыграл с ней. Это и «Иркутская история», и «Черные птицы», и «Без вины виноватые». Юлия Константиновна, конечно, артистка уникальная. Своим мастерством она как бы приподнимала тебя, дотягивала до уровня своего таланта. Я уже не говорю о том, какой она чуткий партнер, умеющий слушать. Репетировать с ней было одно удовольствие. Полная отдача с ее стороны не оставляла никакой возможности расслабиться. Репетиции были такие насыщенные, что казалось, уже больше нет сил. Но на следующий день они находились, все повторялось, и так до тех пор, пока роль не была отточена до совершенства. В Юлию Борисову влюблялись все партнеры – надолго, вернее, навсегда. Это испытывали абсолютно все, кто с ней работал. И я не исключение.

Рубен Симонов младший, актер Театра Вахтангова

Впервые я увидел её в «Турандот». Мне было десять лет. Это было восхитительно. Вся наша семья была покорена Юлией Константиновной: и дед – Рубен Николаевич, и отец – Евгений Рубенович, и я. Она воплощение фантастической любви к театру, уникальной преданности профессии. Я посвятил ей стихотворение:

Я не знаю в точности,
Описать смогу ли я
В этой многострочности,
Что такое Юлия?

Яркими алмазами
Это имя светиться,
Было мне предсказано
С ней на свете встретиться.

Юлия Борисова –
Более чем звание,
Золотом прописано
В театральном здании

Не стихами с прозою,
Не словами лестными,
Это имя создано
Силами небесными.

Юлия – явление,
И скажу без лести:
Это воплощение
Скромности и чести

Юлия Борисова –
Это имя свято.
Соткано кулисами
Сценой и Арбатом.
                 
Евгений Князев, ректор Театрального института имени Бориса Щукина

- Будучи еще студентом Политехнического института, я как-то поздно вечером проходил мимо служебного подъезда Театра Вахтангова, где после спектакля стояла толпа. Мне стало интересно, кого же все они ждут. Я остановился и увидел, как вышла хрупкая, невысокая женщина. Это была Юлия Борисова.

Когда я поступил в Щукинское и стал ходить на постановки с участием Борисовой, завидовал артистам, которые не то, что играли с ней, а просто стояли рядом на сцене. Какие же они счастливые! Потом я пришел работать в Театр Вахтангова, и меня ввели в спектакль «Антоний и Клеопатра», на небольшую роль. Стоя перед Борисовой, я не мог поверить, что это происходит со мной.

Затем мне представился счастливый случай. Петр Фоменко приступил к репетициям «Без вины виноватые» и предложил мне роль Григория Незнамова. Волею судеб я оказался партнером Юлии Константиновны. На выпуске спектакля нужно было пройти текст, и все стали быстро произносить реплики. Борисова же начала играть, а я, как и все, пробалтывал свой текст. Она остановилась, попросила сделать паузу, подозвала меня и сказала: «Если хочешь стать хорошим артистом, никогда не позволяй себе работать в полноги, работай в полную силу». Этот совет я запомнил на всю жизнь.

Юлия Константиновна сначала обращалась ко мне: «Вы, Женя», – но однажды в коридоре сказала мне «ты». И на одном из вечеров бросила в мой адрес фразу: «Я думала, что у меня больше не будет партнеров, а оказалось, еще один появился». Она поставила меня в один ряд со своими великими партнерами по сцене. Я за это ей благодарен.

При встрече в театре мне каждый раз хочется стать перед ней на колени, что я и делаю. Мне хочется поднять ее на руки – и я поднимаю, а она радуется и хохочет. Мне хочется сказать ей: «С тех пор, как я увидел вас у седьмого подъезда служебного входа, прошло много времени. Я повзрослел и сейчас уже могу играть не сына, а вашего мужа, отца, даже дедушку, потому что вы с тех пор ничуть не изменились!» 

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Эта история про время, которое ломает человека»

    Валерию Зазулину 22 года. Это его первое интервью – по поводу первой в его биографии  главной роли. В начале декабря на Малой сцене МХТ им. Чехова прошла премьера спектакля Уланбека Баялиева «Сахарный немец» по роману Сергея Клычкова. ...
  • «Выдающаяся актриса и потрясающий нежный человек»

    Широкая популярность пришла к Алисе Фрейндлих после выхода на экраны фильма «Служебный роман», хотя театралы Ленинграда знали и любили актрису задолго до этого события. Творческий путь начинала в Театре им. Комиссаржевской, затем были Театр им. ...
  • «За жизнью ее героинь можно наблюдать бесконечно»

    У великой Алисы Фрейндлих - юбилей! Обычно я остерегаюсь называть даже самых выдающихся артистов великими — и слово обносилось от частого употребления не по делу, и, на мой взгляд, великих — единицы, даже не единицы, а один или два. ...
  • «Первая скрипка»

    «Первая скрипка» петербургской сцены. Миниатюрная и безупречно «настроенная». Она лицедействовала с малолетства, обустроив первый театр между тремя ножками рояля. Она дирижировала все симфонии и пела все оперы, стоя на табуретке у радиоточки. ...
Читайте также