Павел Каплевич

«Я не знаю, как мне дальше жить!»

 
Своим успехом недавний «Борис Годунов» Большого театра в постановке Александра Сокурова во многом обязан сценическому оформлению – чудесным декорациям Юрия Купера, неординарному световому решению Дамира Исмагилова и удивительным костюмам Павла Каплевича. Человек-оркестр, Каплевич с равным успехом занимается буквально всем – создает костюмы, строит дома и кинотеатры, продюсирует театральные и кинопостановки. При этом Каплевич с его репутацией бунтаря и скандалиста – необыкновенно домашний, уютный человек, с комфортом расположившийся в своем обширном, но уютном мире.
– С чего началось ваше сотрудничество с Сокуровым?

– С того, что я очень хотел этого. У меня в жизни было две мечты: сделать в Большом театре оперу и поработать с Сокуровым. В результате, на одном проекте это как-то вдруг соединилось. Все что он делал, мне было интересно. Я давно мог бы быть с ним знаком, но так получилось… ну, наверное, время не пришло еще тогда нам встретиться. Теперь оно пришло, и вот – соединились, и работаем вместе.

– Вы сразу нашли общий язык?

– Ну, так не бывает… Когда серьезно что-то делаешь, то сразу не бывает. Сразу бывает только что-то поверхностное, быстрое, как в мячик поиграть. Как Сокуров говорит: «Не хочу давать черновиков». Кстати, мне очень понравился этот термин. Я не понимал до этого, до непосредственной встречи с ним в работе, что это значит. Он ведь не разговаривает просто так. Помню, как на моем дне рождения он встал и тост сказал. И после этого изменилось течение вечера, все гости стали по-другому общаться, по-другому друг на друга смотреть, потому что он вдруг – раз и развернул все. Он умеет так. С ним сложно. С ним нужно, чтобы было сложно. Он провоцирует, чтобы было сложно. Хотя с ним очень просто. Наша с ним работа так строилась – я привозил огромное количество каких-то эскизов, ходов предлагал очень много. И, как будто бы, все это принималось. Но при этом я понимал, что десятки нет. Ну, семерка, шестерка – где-то там мы зависаем. Пока в один день… Я так понимаю, что это закономерно именно в работе с ним, и такие процессы будут происходить. Случилось открытие. Я проснулся рано утром. А моя спальня находится прямо в двух шагах от мастерской. Проснулся, сделал эти два шага в мастерскую и что-то начал производить. Не понимал, что я вообще делаю. У меня были два изображения монахов, которые я почему-то вырезал вечером накануне из какого-то православного журнала, совершенно не зная, для чего. Потом почему-то наклеил на какую-то рамочку. А рядом оказался каталог спектакля Ростроповича про Ивана Грозного. И я наложил эти рамки на иллюстрации. Вот из этого потом и получился спектакль. Я показал все это Юре Куперу, и он сказал, что, по его мнению, меня пробило. Потом мы показали Сокурову, и он это совершенно со страстью принял. А дальше технология. А как тебе показались эти костюмы в «Годунове»?

– Не знаю… Наверное впервые меня не раздражали русские исторические костюмы. Мне было комфортно…

– Абсолютно точное ощущение. А знаешь, никто даже не заметил, что Ксения была в белом. А я не мог иначе, потому что вся сцена была решена как хрусталь, так мы с Сокуровым договорились. Что это – идея о счастье, которое и есть в этом тереме. Вот дом, вот ребенок, вышивает дочка, лошадки, игрушки – семейный круг, они вместе. И мы сделали ей белое платье. Но знаешь, когда ты на верном пути, ошибку ты все равно не совершишь – оказалось, что в это время траурный костюм русский белым был, представляешь?

– Вы делали этот проект в Большом театре, первый раз в Мастерских Большого…

– В Мастерских Большого в том числе. Дело в том, что костюмов больше 900, и одни мастерские не потянули бы. Понимаешь, мы начали делать в октябре, а в апреле уже была премьера. В Питере работали несколько мастерских, а самые серьезные позиции, конечно, делались в Большом театре. И я в полном восторге от этих мастерских и от того, как там все организовано. Мне было очень легко. Здесь талантливые люди работают. На каждом участке есть очень хорошие мастера, а есть феноменальные – Наташа Федосеева в мужском цехе, Оля Удод – в женском. Есть прекрасные портные, закройщики, а есть отделочники, которые всему нашему бессмысленному такому кружению над вещью придают законченный вид, ставят последнюю точку. Потрясающий цех росписи, просто потрясающий! Даже выделять кого-то трудно, целая группа прекрасных художников работает. Головные уборы – Лена Торобова, феноменальные просто. Я не знаю, понимаешь, как мне дальше жить! Вряд ли я подпишусь теперь на что-то без них! А они так завалены работой, что просто не смогут. Плюс к тому – в Большом театре есть такая волшебница, зовут ее Лена Зайцева, заведующая художественно-костюмерной частью. Она сама художник, прекрасный художник. Только что она работала с Черняковым в Мюнхене, сделала костюмы к «Хованщине», сейчас делает «Корсара» – ее будут костюмы. А со мной она работала как ассистент, ну, это счастье просто! Не представляю, как я теперь буду работать без нее. Я ей уже предложение сделал, на все работы мои.

– Вы все время говорите о Сокурове и о работе в настоящем времени. Что за проект?

– Сейчас я жду от Александра Николаевича решения. Мечтаю, чтобы он в драме что-то сделал, мечтаю. Знаешь, срок съемок фильма и подготовительный период – они огромные. Цикл гораздо больше, чем цикл в театре. И сейчас вот я Александра Николаевича напряг по полной…

– Вы будете продюсировать? Постановка будет в Москве?

– Да. В Москве, надеюсь. Надеюсь, надеюсь. Пока он не дал согласия, он в размышлении находится.


  • Нравится


Самое читаемое

  • «Человек становится свободным, когда способен себя ограничить»

    В преддверии 99-го сезона, который открылся в Театре им. Вахтангова в пятницу, 6 сентября, художественный руководитель Римас ТУМИНАС объявил о предстоящих планах (подробнее см. материал «Театрала»). Однако его речь отличалась не только перечислением планов, но и злободневными рассуждениями, которые, возможно, разойдутся на цитаты. ...
  • «Звезда Театрала»-2019: шорт-лист объявлен!

    Первый этап голосования позади. За лето в каждой номинации Премии «Звезда Театрала» определились тройки лидеров и по традиции объявляется шорт-лист.   У читателей есть время до конца осени, чтобы зайти на страницу Премии и решить, чьи актерские и режиссерские работы в прошлом сезоне были лучшими. ...
  • «Мы не должны молчать»

    В понедельник, 16 сентября, актера Павла Устинова, выпускника Высшей школы сценических искусств Константина Райкина приговорили к 3,5 годам лишения свободы по части 2 ст. 318 УК РФ. Суд признал его виновным в применении насилия к представителю власти: по версии следствия, 3 августа на несанкционированной акции на Пушкинской площади Устинов оказал сопротивление сотрудникам Росгвардии при задержании и вывихнул плечевой сустав одному из росгвардейцев. ...
  • «Я хотел закрыть театр на три дня»

    Вечером, 6 сентября, Театр им. Вахтангова открывает 99-й сезон премьерой спектакля Юрия Бутусова «Пер Гюнт», для которого, по словам Римаса Туминаса, нужно будет сделать другую афишу. Сейчас там изображен молодой человек с заклеенным ртом и глазами. ...
Читайте также


Читайте также

  • Владимир Шемякин возглавил Росгосцирк

    Владимир Шемякин назначен на должность генерального директора Росгосцирка по итогам очной защиты концепций развития компании, которая прошла в Минкультуры 18 сентября. Об этом сообщили в пресс-службе ведомства.  Помимо Шемякина концепцию представил бывший глава Росгосцирка Вадим Гаглоев. ...
  • Владислав Лантратов готовится выйти на сцену впервые после травмы

    Генеральный директор Большого театра Владимир Урин надеется, что солист балета Владислав Лантратов, не выступавший с апреля в связи с травмой ноги, вернется к участию в спектаклях в ближайшее время. Об этом он сообщил журналистам во вторник после сбора труппы ГАБТ. ...
  • Театр Волкова стал особо ценным объектом культурного наследия

    Президент Владимир Путин подписал указ об отнесении Российского государственного академического театра драмы им. Федора Волкова в Ярославле к особо ценным объектам культурного наследия народов Российской Федерации. ...
  • В «Зарядье» и парке Горького сменились руководители

    Сразу в двух столичных парках сменились руководители. Так, директором парка «Зарядье» стал экс-ведущий программы «Музобоз» и бывший замминистра культуры РФ Иван Демидов, а парк Горького возглавил Павел Трехлеб, который до этого руководил «Зарядьем». ...
Читайте также