Женские сюрпризы

«О-й. Поздняя любовь» Дмитрия Крымова в «Школе драматического искусства»

 
Режиссер Дмитрий Крымов неожиданно обнаружил в себе «позднюю любовь» к Островскому и сделал спектакль, где впервые не затеял постмодернисткой игры: не разобрал авторский текст на отельные фразы и не сложил их заново. По слогам пересказывать тоже не стал, хотя и вынес в название внезапное «О-й».
Вольные «пересказы» классиков – от Гоголя, которого в раннем спектакле «Сэр Вантес. Дон Кихот» читали по обрывкам, разбросанным в отхожем месте, до Чехова, от которого трем сестрам достались только самые хрестоматийные реплики – обычно выходят у Крымова смешными и нелепыми, как разговоры о нескладной любви. О любви невпопад. Артисты говорят косноязычно и сбивчиво, до конца не присваивают текст автора – держатся от него независимо и примеряют, скорее, роли бродячих комедиантов. На выходе получается «прежалостная комедия», где иллюзии со скрипом распадаются, как какой-нибудь старый, сломанный стул. Крымов, кажется, и не скрывает, что ужасно сентиментален. Хотя иронии в его спектаклях не меньше, чем сантиментов. «О-й. Поздняя любовь» – не исключение.

Островский, хоть и не потерял ни одной буквы, получился эксцентричным, как клоунада, и утрированным, как раёк. На сцене нет и намека на быт – все перепалки происходят в подчеркнуто условном черно-белом пространстве: по стенам и на полу – листы ватмана, неряшливо скрепленные скотчем и забрызганные краской. Вдобавок к кляксам сверху сползают черные провода. Крымов спустил с колосников десятки прожекторов – похоже, абсолютно все, что были в театре – и спустил так низко, что они стали «давить», как низкие своды в бункере. Здесь – «на дне» общества – давление финансовых трудностей превышает санитарно-допустимые нормы, и потому приводит к мутациям. Мутируют представления о ценностях. На первое место выходит чистая прибыль и умение драться за жизнь, в котором поднаторели и женщины (точнее сказать «мужики в юбках»). Отношения становятся более примитивными, грубыми, как и способы их выяснять. Ну, а любовь, даже если посещает, то некстати и больше походит на юродство.
Студенты выпускного курса Крымова и Каменьковича в ГИТИСе (а все роли, за исключением одной, играют они) демонстрируют это с азартом и полным набором комических преувеличений. Признаки «вырождения» отпечатались в их гриме. Причем изменять внешность пришлось радикально: тоненькие девушки-студентки превратились в карикатурно непривлекательных и уже немолодых мужчин, а парни – в карикатурно брутальных женщин.

Один (Евгений Старцев) стал хозяйкой дома Фелицатой Антоновной, раздутой до чудовищных размеров. Эта тяжеловесная, как борец сумо, матрона лупит в футбол с долговязым сыном и лупит его самого, прыгая на лежачего всем своим обильным телом. Сына-гуляку, росточком поменьше, встряхивает, схватив за грудки, и поднимает над головой. Причем абсолютно все проделывает со скучающим, невозмутимым видом: от сальто через голову до демонстрации нижнего белья. Чтобы подтвердить, что денег нет, снимает с накладных объемов все, кроме панталон и внушительного бюстгальтера – никаких заначек и никаких иллюзий на счет своего незавидного положения. 

Другой (Константин Муханов) стал гранд-дамой Лебедкиной, драться которой не мешает ни богатое платье, ни кружевные чулки. Эта энергичная, предприимчивая особа умеет манипулировать и манерно капризничать, а когда надо, использует захваты, броски и запрещенные приемы. Снимает туфли и бьет в лицо противника тяжелым каблуком, так что зритель ойкает и нервно смеется. Разбивает о свою голову лампу (как десантник – бутылку шампанского) и работает ей как электрошокером. Адвоката, которого давно выгуливала по кабакам и подставляла зад для поцелуев, она готова удавить, лишь бы заполучить заемное письмо и не платить по долгам.
Молодой адвокат Николай (Александр Кузнецов), с выбеленным лицом и кровавым контуром глаз, похож на вампира, который уже пару лет не спал и смертельно устал охотиться впустую. От нехватки денег его ломает, как наркозависимого. В начале карьеры он уже попробовал пожить с шиком, но в загуле растерял клиентов, растратился, проигрался – и задолжал крупную сумму. Эта зависимость вынуждает его снова играть, чтобы достать «дозу», сдавать себя в наем Лебедкиной и хвататься за пистолет. Покончить с собой ему старательно мешает, а в итоге – по иронии судьбы – помогает поздняя любовь Людмилочки (играет ее Мария Смольникова, актриса Лаборатории Дмитрия Крымова).

Этой засидевшейся дома барышне достались мохнатые «брежневские» брови – неприлично запущенные, как сама ее жизнь – платье на два размера больше и дефекты речи. Она шепелявит и лепечет, как ее отец, маленький, похожий на мышонка стряпчий – с одним зубом, седыми кудряшками и перепуганным детским лицом. Маргаритов, как и его Людмилочка, часто говорит на своем, птичьем языке – из одних междометий и всхлипов. Проблемы с речью – это вообще «диагноз» персонажей Крымова: они теряют и путают слова, так что их не могут ни услышать, ни понять. Обмен смыслами всегда затруднен и не всегда возможен, даже между людьми, которые разбирают вздохи друг друга. Вот и наставления отца – в магнитофонной записи – до Людмилы не доходят, хоть она и слушает их регулярно, и знает наизусть.

От поздней любви магнитофон не спасает, тем более, вещает он, как боян –  речитативом древних сказаний. Нравоучения, которые в пьесе Островского звучали вполне весомо, Крымов делает объектом иронии и показывает, как от прописных истин в общем-то просто избавиться. Пропащий Николай и душа-Людмила работают на подхвате отвертками, как хирург и ассистент, дымят сигареткой – и вскрывают прибор, извлекая заезженную пленку. Пока Николай наматывает ее на руку, звук отцовского голоса сбоит, плывет и обрывается.
Поздняя любовь – это попытка освободиться, это последний шанс на побег из «бункера», где ничего не меняется. Героиня Марии Смольниковой знает, что такое потребность: «это когда надо-надо-надо, а всё нет-нет-нет». Она готова отдать последнее, не задумываясь, рвется спасать избранника и просит «как-то определиться»: все-таки держал за руку. Наивная дурнушка становится еще более наивной, но и более дерзкой: берет на хранение пистолет, привязав к бедру, учится курить и торопит события. Смольникова играет экстремально быстрое взросление маленькой женщины, которая до сих пор по-детски картавит и реагирует тоже по-детски – очень непосредственно, живо отзываясь на любой нюанс разговора: все сразу же проступает на лице – все душевные движения, порывистые и неуверенные, прозрачные, как слеза. 

Несмотря на гротеск и комическую условность «Поздней любви», на каскад трюков и нелепостей, заложенных в каждую сцену, все актерские работы в спектакле – самой тонкой выделки. Текст Островского Крымов и студенты, конечно, заостряют, делают более агрессивным, но в то же время чутко, как сейсмографы, фиксируют колебания эмоций, за мерцанием которых хочется наблюдать, не отрываясь.  

  • Нравится


Самое читаемое

  • Умер Владимир Этуш

    Скончался Владимир Абрамович Этуш. В пятницу, 8 марта, актеру стало плохо. Скорая госпитализировала его в реанимационное отделение  одной из столичных клиник. Он был без сознания. Смерть наступила несколько часов спустя. ...
  • Алексей Бартошевич: «Я был мхатовским ребенком»

    Для многих театроведов Алексей Бартошевич – ключевая фигура. Профессор ГИТИСа, один из крупнейших специалистов по творчеству Шекспира, автор научных трудов, Алексей Вадимович к тому же   представитель легендарной мхатовской семьи. ...
  • Умер Анатолий Адоскин

    Один из старейших артистов Театра им. Моссовета, Народный артист России Анатолий Адоскин ушел из жизни 20 марта. Об этом сообщили в пресс-службе театра.   «Театр им. Моссовета с глубоким прискорбием сообщает, что 20 марта на 92-м году жизни скончался Народный артист России Анатолий Михайлович Адоскин», – говорится в сообщении на сайте театра. ...
  • «Если это не модно, то это не МХАТ»

    В среду, 13 марта, художественный руководитель МХАТа им. Горького Эдуард Бояков провел встречу с труппой театра. Публикуем основные заявления, сделанные в ходе этой беседы. О премьерах «До конца 2019 года готовится около десяти премьер. ...
Читайте также


Читайте также

  • Александр Минкин расскажет об Онегине то, чего прежде никто не замечал

    В воскресенье, 24 марта, в 16.00 в Арт-кафе Театра Вахтангова журналист и театральный критик Александр Минкин расскажет о своем исследовании пушкинского романа в стихах. Беседа «ОНЕГИН в книге и на сцене» состоится в рамках бесплатных лекций о театральном искусстве, ставших традиционными в Вахтанговском театре. ...
  • Встретимся на мосту...

    Под стенами Кремля, в Манеже открылся Московский культурный форум. За три дня там можно увидеть и услышать очень много чего - интересного. Из жизни театров, кино, музеев, выставок... И встретить многих известных режиссеров, актеров, художников. ...
  • Выпускники Щукинского института сочинили «Комедию о вдове»

    В понедельник, 25 марта на Симоновской сцене Театра им. Евгения Вахтангова состоится пресс-показ спектакля «Комедия о вдове» (сочинение единомышленников по пьесе Гольдони «Валенсианская вдова»). Авторы и создатели спектакля - выпускники Театрального института имени Бориса Щукина, курс режиссёра Александра Коручекова. ...
  • «Свидетельские показания» дадут на Другой сцене «Современника»

    В рамках проекта «Поиск» на Другой сцене Московского театра «Современник» состоялся предпремьерный показ спектакля режиссера Андрея Маника «Свидетельские показания» по пьесе Дмитрия Данилова. Премьера спектакля намечена  на 18 апреля. ...
Читайте также