События и тенденции

Театральные критики подводят итоги сезона

 
Продолжаем публиковать мнения авторитетных критиков по итогам минувшего сезона. Напомним, что нашим респондентам было предложено ответить на три вопроса: 1. Событие сезона. 2. Проблема сезона. 3. Тенденция сезона.
«Лед» Константина Богомолова, Национальный театр Польши Антон Хитров, театральный критик
1. Группа юбилейного года на Таганке. Ещё в начале было ясно, что это беспрецедентный эксперимент: Ксения Перетрухина, Дмитрий Волкострелов, Семен Александровский – люди, которые находятся в самом авангарде, работают на пересечении театра с contemporary art, делают проект о театральной истории, вовлекая в него именитый государственный театр. Да, прошло всё совсем не гладко – но здесь, как и в любой работе современных художников, реакция – такой же материал для анализа, как и сами спектакли и выставки Группы. Получился проект не только про «золотой век» Таганки, но и про сегодняшний репертуарный театр – про его мышление, страхи, перспективы.

И второе главное событие сезона – режиссёр Константин Богомолов. В один сезон выпустил четыре совершенно непохожих спектакля, два в Москве и два за границей – и все удачные. Так азартно исследовать возможности актёра, мизансцены, текста, субтитра, так по-разному реагировать на общественный климат – здесь тонко, а здесь намеренно в лоб – это даже для него что-то невероятное.

2. Возвращение цензуры «сверху», и, что ещё хуже, запрос на цензуру «снизу» – это опаснее, чем любые другие проблемы театра, которые приходится констатировать из года в год.

3. На фоне патриотической истерии, скандала с «Дождём» и закона Яровой (о наказании за «распространение заведомо ложных сведений о действиях СССР во время Второй мировой») – в театре всё чаще возникает историческая тема. Это и «150 причин не защищать родину» Елены Греминой в Театре.doc, и всё, что делает Группа юбилейного года, и «День победы» в том же Театре на Таганке, который с подачи Группы сделали Михаил Дурненков и Юрий Муравицкий. Драматурги и режиссёры захотели говорить о том, как нация принимает решение, из каких неравнозначных явлений складывается любая эпоха, как работает память и что такое память вообще – что-то общее или всё-таки что-то частное, личное.
«Гаргантюа и Пантагрюэль» Константина Богомолова, Театр наций Ольга Федянина, критик, редактор еженедельника «КоммерсантЪ-Weekend»

1. Будучи человеком редакционным, не слишком много ездящим, говорить я могу только о московском сезоне. И как бы тавтологично это ни прозвучало, главным событием сезона я считаю сам этот сезон. Он выдался каким-то обжорски, раблезиански изобильным – и закончился, кстати, вполне логично «Гаргантюа и Пантагрюэлем» в постановке Богомолова в Театре наций. Даже бегло перечислить не получится, такого разнообразия, кажется, не было уже давно: и гастрольно-фестивального, и собственно домашнего премьерного. От эффектных экспериментов до живой классики, от вербатимов до Шекспира – представлено было всё. «Привозные» Брук, Додин, Някрошус, Марталер, Уилсон, Персеваль соревновались с «местными» Туминасом, Богомоловым, Донелланом, Лепажем, Карбаускисом, Серебренниковым, Бутусовым, Женовачем. Что касается «молодежи», то чем дальше продвигался сезон, тем отчетливей становилось видно, что Вытоптов, Кулябин, Муравицкий, Григорьян, Наставшев, Беркович, Волкострелов, Квятковский – все они не просто показывают очередную, как раньше принято было говорить, «заявку на будущее», а, собственно, уже живут в этом самом будущем, создавая не единичные события, но театральный пейзаж. В общем, было очень «богато», даже не знаю, повторится ли это в следующем сезоне, хотя те репертуарные планы, которые мне известны, обещают продолжение банкета.

2. Что-то я не вижу ни одной проблемы, достойной этого названия, которая была бы проблемой именно театральной. Есть темы специальные, достойные подробного обсуждения в узком коллегиальном кругу. Вот, например, ощущение вышеупомянутого раблезианского изобилия в этом сезоне меня посещало исключительно в московских драматических театрах – а в музыкальных, кажется, царило некоторое уныние, которое не развеяла ни «Аида» Штайна, ни «Школа жен» в Новой опере. Как в анекдоте про елочные игрушки: «Не радуют» – но проблема ли это? Не думаю, просто такая особенность сезона, а может, и аберрация зрения, коллеги меня поправят или поддержат. А вот все, что я назвала бы «проблемой», у театра общее со всеми остальными сферами жизни. Очень слабая профессиональная солидарность, повышенный агрессивный фон в сочетании с прогрессирующей трусостью, тенденция «все, что не разрешено, запрещено» – театр не создает и не решает эти проблемы, он к ним, увы, во всех смыслах присоединяется. Правда, тем более радуют нередкие исключения: хорошо бы им в следующем сезоне снова стать «нормой жизни».

3. Из-за богатства и разнообразия событий мне в этом сезоне встречалось много такого, что хотелось бы назвать тенденцией, а уж что из этого действительно тенденция, увидим на более длинной дистанции. Обращу внимание на две вещи. В этом сезоне мне показалось, что изменилось содержание понятия «театр-дом». Из дома для своих создателей, дома как места бытования определенной эстетики, художественной идеи, театр превращается в дом в каком-то другом смысле – мне на ум приходит словосочетание «открытый дом». Сегодняшний театр-дом живет, думая не только о том, что происходит на сцене. В нем социальный проект может превратиться в спектакль, в нем естественно выглядят выставки, читки, фестивали, встречи. А главное, в нем публика чувствует себя не только зрителем, но и участником процесса. В прошлом сезоне новым театром-домом именно в этом смысле стал Гоголь-центр. В нынешнем сезоне, как мне кажется, стало очевидно, что потенциал такого театра-дома реализуется в Театре наций. У меня уже есть предположение, какой московский театр присоединится к этой тенденции в следующем сезоне, но я его пока озвучивать не стану.

Вторая тенденция, или, скорее, наблюдение. В этом году я впервые обратила внимание на то, что все окружающие меня театральные люди – режиссеры, художники, актеры, продюсеры и даже критики – очень много работают. Раньше в театрах рабочая атмосфера была гораздо более разреженной, возможно, от того, что они в общей сложности были на большей высоте духа, не знаю. А теперь я каждый день общаюсь с людьми, у которых три-четыре-пять параллельных проектов, время расписано на два-три сезона вперед, сегодня они едут с репетиции в одном театре, на примерку во втором, чтобы завтра улететь на съемку в другой город. Меня это очень радует: не потому, что я люблю суету, просто вижу, что им нравится работать и успевать сделать много разного, использовать, применить свои силы, энергию, возможности. Нынешние люди театра, они, правда, очень любят работать. Не все, конечно, но обнадеживающе многие.
«1968. Новый мир» Дмитрия Волкострелова, проект «Группы юбилейного года» в Театре на ТаганкеКристина Матвиенко, театральный критик, куратор программы «Новая пьеса» в рамках фестиваля «Золотая Маска»

1. Цепочка событий, придуманных и реализованных Группой юбилейного года на Таганке – мне кажется, это одна из самых осмысленных и интересных «акций», которая разворачивает интерес и зрительский, и профессиональный в другую, непривычную сторону. Мне не кажется при этом, что после этого в театре вдруг затеплилась снова жизнь – нет, эти причудливые цветы выросли на частной, человеческой памяти, но как будто без почвы и воды. Симбиоза «нового» поколения и «старого» не случилось, но концепт удался. Это все очень хорошо: проект молодых режиссеров, художников и театроведов на Таганке сделал прозрачными все болевые точки театра, оставшегося без лидера и тоскующего по нему, театра, с трудом пускающего чужих и не доверяющего никому, кто рангом кажется «пониже», чем великаны из прошлого. 

Выход книжки Ханса-Тиса Лемана «Постдраматический театр» на русском языке – многие читали и раньше, и не на русском, но теперь описанная немецким теоретиком реальность современного театра имеет шанс быть услышанной. 

2. Неумение или нежелание договариваться – всех со всеми. Самый горячий диалог (а на деле – глубочайший конфликт) приходится теперь не на область эстетики, а на политический вопрос. Он у нас сегодня, безусловно, главный. 
Есть ощущение, что на Таганке попытку обновления московских театров закончили – а жаль. Было драматично, но интересно и в итоге полезно всем. 
Новые приключения российской культурной политики, сопровождавшиеся огромным резонансом, неизбежно станут проблемой для всех независимых коллективов и художников, для «новой драмы» и для молодой режиссуры, для документалистики и для лабораторий. На самом деле, главное даже не отсутствие господдержки (ее и до того часто сильно не хватало, привыкли не рассчитывать), а внутренний цензор, который активизировался снова и с невиданной силой. Плюс двойные стандарты: неприличное, мат и грязь возмущают только когда они в современном искусстве, а не в твоей обычной жизни.  

2. Сочинение театра как коллективное дело – главная и самая перспективная вещь, которая родившаяся вчера-сегодня, но пускающая корни в будущее на наших глазах. Драматурги, режиссеры, молодые менеджеры, театроведы, хореографы и «любители» собираются в компании, чтобы сочинять «проект». Эти же люди заряжены – до поры до времени – желанием делать театр как общее дело. А делать театр сегодня – не слишком популярная идея. Хорошо бы, у них осталась такая возможность еще какое-то время, пока процесс не станет необратимым. Таких компаний «собратьев по разуму» – все больше и больше, их руками куется новая, вне-официальная, театральная реальность. 

Договориться трудно, а, между тем, площадок для дискуссий и публичных разговоров, где поводом служит театр, очень много – люди собираются, чтобы поговорить, а не только посмотреть на «чужое» искусство. Искусство таким образом становится фактором коммуникации, а это, по-моему, самое лучшее, что оно может сегодня сделать.



  • Нравится


Самое читаемое

  • Римас Туминас: «Все хотят счастья, а его нет»

    В эти дни в Китае продолжаются гастроли Театра им. Вахтангова со спектаклем Римаса Туминаса «Евгений Онегин». Позади семь спектаклей в Гуанчжоу и Шанхае. Недавно труппа переехала в Пекин, где с 16 по 19 мая «Евгений Онегин» пройдет еще четыре раза. ...
  • Прощай, Расстрига!

    Не стало Сергея Доренко. Ужасная и шокирующая весть пришла 9 мая, в самый разгар гуляний, когда, казалось, ничего плохого просто не могло случиться. Но случилось. Погиб Доренко. Поверить в это было невозможно. Верить не хотелось. ...
  • «Смоленск может лишиться единственного театра»

    На базе Смоленского драматического театра им. Грибоедова планируют создать филиал Мариинского театра. Об этом заявил губернатор Алексей Островский на встрече с Валерием Гергиевым.  «Театрал» дозвонился директору театра Людмиле Судовской, но она отказалась что-либо комментировать по поводу данной инициативы. ...
  • Принят закон, отменяющий театральные билеты

    С 1 июля театры начнут продавать билеты по новым правилам: вместо билета зрителю будет выдаваться кассовый чек. Об этом в понедельник, 29 апреля, сообщил на встрече «Директорской ложи» московских театров заместитель главы столичного Департамента культуры Леонид Ошарин. ...
Читайте также


Читайте также

  • МХТ готовит спектакль про выбор

    Спектакль по пьесе Шекспира «Венецианский купец» в постановке Екатерины Половцевой пополнит репертуар Московского Художественного театра под занавес сезона. Премьера состоится 7 июня и, как сообщает пресс-служба театра, эта работа – не историческая реконструкция: «текст Шекспира сегодня так же современен, как и 400 лет назад». ...
  • «Люди редко живут «по Гамбургскому счету»

    21 и 22 мая В филиале театра им. Пушкина премьера спектакля режиссера Владимира Бельдияна «Дорога перемен» по роману Ричарда Йетса. Главные роли Фрэнка и Эйприл Уиллеров исполняют актеры Владимир Жеребцов и Анастасия Панина. ...
  • Юрий Грымов обратился к психологам

    Художественный руководитель театра «Модерн» Юрий Грымов пригласил психологов для обсуждения премьеры спектакля Nirvana, которая состоится 27 июня. Как сообщает пресс-служба театра, психологи расскажут о театральном искусстве как одном из современных методов профилактики зависимостей и суицидов. ...
  • «Пустые кресла – как символ жертв сталинизма»

    Во вторник, 21 мая, на Основной сцене Театра Маяковского выходит заключительная премьера 96-го сезона – постановка Никиты Кобелева «Московский хор» по пьесе Людмилы Петрушевской. Спектакль, действие которого происходит в середине 50-х, после смерти Сталина, расскажет историю трех поколений большой и некогда дружной семьи, которая переживает разобщение. ...
Читайте также