Антон Шагин

«Достоевский – хитрый автор!»

 
Антон Шагин стал широко известен после картины Валерия Тодоровского «Стиляги». Затем последовали главные роли в Ленкоме у Марка Захарова, в фильме Александра Миндадзе «В субботу». Год назад он получил предложение от Валерия Фокина и теперь регулярно садится на поезд Москва-Петербург, чтобы выйти на сцену Александринского театра в «Литургии ZERO». За главную роль в этом спектакле по роману Достоевского «Игрок» зрители выдвинули Антона Шагина на премию «Звезда Театрала-2013».
- Серьезная работа требует погружения с головой, без побочных съемок, гастролей. Времени хватило для полноценной работы?
- Спешки не было. Мы с Валерием Владимировичем Фокиным работали вдумчиво и обстоятельно, анализировали текст, обсуждали спектакль. Мне не хотелось повторять рисунок роли, заданный предыдущим исполнителем, поэтому я предложил свою версию. Работа шла в творческом диалоге. Я получил огромный опыт. Благодаря этому спектаклю я соприкоснулся со своим любимым автором Федором Михайловичем Достоевским.
Мой путь к Алексею Ивановичу, моему персонажу, начинается в шесть утра, когда я выхожу из дома. Еду на вокзал, сажусь в поезд, приезжаю в театр, репетируем час-полтора. И в 19.00 – спектакль.
- Как вы вообще ощущаете себя в Петербурге? В этом городе другие ритмы, традиции, даже интонации речи. Как вас приняли?
- Хорошо. Сосредоточен на работе, поэтому стараюсь хорошее подмечать, а зло не впускать. 

- Театр со своей легендарной историей, такое намоленное место, диктует ли он свои правила?
- Конечно. Ты понимаешь, что в 172-м кресле сидел Лермонтов, в 196-м – Гоголь, в 303-м и 304-м креслах сидели Достоевский рядом с Анной Григорьевной. Здесь же стоял Чехов и наблюдал провал своей «Чайки». Это настраивает на особый лад. С этими духами надо пробовать договариваться, чтобы они были «за тебя». (Смеется.) С Достоевским же у меня давнишний внутренний диалог. С его произведениями, письмами. Восхищает его беспощадность к себе, обнажение собственных бездн. В спектакле «Литургия ZERO» хотелось исследовать природу сильной зависимости: у кого-то это азарт к рулетке, у кого-то к рюмке водки и так далее. Хотелось понять неугомонность и боевой настрой русского менталитета.

Этот спектакль о большой любви. Она ни на что не похожая, местами даже животная, по тому накалу страсти, который прописан у автора.

- Есть понятие «сильные тексты», говоря на сленге драматургов. Существует ли магия великих текстов?
- У таких авторов как Ибсен, Чехов, Достоевский тексты энергетически заряжены. Особенно я это чувствую по произведениям Достоевского. Его текст обладает собственной волей. Он отторгает тебя или стремится подчинить. Надо остаться на грани: чтобы не стать безликим исполнителем, но в то же время сохранить самобытность и волю такого сильного текста. Поэтому с ним нужно договариваться. Думаю, такая энергия идет от того, что автор пишет не про кого-то, а про себя. Роман «Игрок» он написал меньше чем за месяц, подгоняемый угрозами кредиторов. Это невероятно.
Достоевский –  хитрый автор! Мысли его извилисты, их между строк надо читать, подключаясь нутром.

- Очевидно, такие роли что-то меняют в самом актере?
- Такие роли меняют жизнь. Замечаю, что каждый спектакль приходит ко мне вовремя. Репетируя «Пер Гюнт» Ибсена, я вдруг задумался, ради чего мы приходим в этот мир? Как найти единственный путь? На что гожусь? Не стоит ли за спиной Пуговичник, готовый переплавить  меня как старую металлическую пуговицу?

- Как вы свой опыт работы с Достоевским перенесли в кино?
- Мне посчастливилось исполнить роль Петруши Верховенского в фильме Владимира Хотиненко «Бесы». Как играть злодея и убийцу? Бесовщина в нем не показная, а глубинная. Решили с режиссером играть его не злюкой-злюкой, а гибким, изменчивым как ртуть. Байстрюк, рвущийся к власти. Меня потрясает ощущение безнаказанности и самоуверенности в этом персонаже.

Только вчера закончились съемки, и от самого процесса я получил невероятное удовольствие. Тут очень помогает театральный опыт работы с сильными режиссерами над серьезными текстами. Эти пространные тексты надо осмыслять, а не пробалтывать, боязливо сокращая. Помогает привычный подход: поиск информации вокруг произведения, изучение материалов, литературы.

- «Тиски», «Стиляги», теперь вот «Бесы». Вы со своим однокурсником Максимом Матвеевым снимаетесь вместе уже третий раз. Повезло?
- Я счастлив иметь такого партнера, с которым мы слышим, доверяем, подсказываем что-то друг другу. Сразу идем к сути. Без прологов.

- Кстати о плодотворных тандемах. Поработать со своим педагогом и режиссером Виктором Анатольевичем Рыжаковым еще хотите?
- Очень. Надо найти время, и наконец сделать спектакль по моим стихам, что давно планируем. Может получиться продолжение нашего поиска, который начался еще в Школе-студии МХАТ. Он из тех режиссеров, с которыми я по-настоящему исследую природу театра. Вместе уже многое пройдено. Смею надеяться, что эти отношения взаимные.

- Если актер пишет стихи, то, очевидно, его мир шире рамок сцены, и ему тесновато внутри одной профессии?
- Когда перед тобой чистый лист бумаги, то деваться некуда и маску не напялишь. Пишу, чтобы сохранить себя – не потеряться за лицедейством.

- Говорят, Петр Наумович Фоменко называл вас ядерным реактором, когда увидел в студенческих спектаклях, признавался: «К сожалению, на такого актера уже не хватит сил…»
- Не знаю, это только слухи…Хотя с Петром Наумовичем у нас была одна встреча и несколько телефонных разговоров – они остались в моей памяти как очень дорогое воспоминание. Я действительно хотел прийти к нему в театр, но затевались фильмы «Тиски» и «Стиляги» у Тодоровского, и мы тогда этот вопрос отложили на время. Получилось, навсегда.

- В вашем послужном списке режиссеров одни кумиры: Захаров, Фокин, Рыжаков, Тодоровский, Миндадзе, Грымов, Хотиненко… Только Спилберга не хватает! А если позвонит?
- Отвечу. Рассмотрю предложение. Что же еще? (Смеется.)

- Встречи с разными режиссерами обогащают. А как складывается ваша работа в «Ленкоме»?
- Я счастлив работать с Марком Анатольевичем Захаровым над спектаклями «Вишневый сад» и «Пер Гюнт». Мне нравится его режиссерский подход, его тонкий юмор и непоколебимое внутреннее достоинство Мастера.

- Говорят, он умеет привести актера к результату порой очень сложным извилистым путем…
- Сначала он твою актерскую природу раскачивает, смотрит, на что ты способен, на что нет. Потом точно вычленяет те зоны, где стоит работать. Он мастер аналитики, стратегии и тактики.

- У него свой секрет современного театра: надо иметь особое ухо, чтобы слышать пульс сегодняшнего дня… Очевидно, и Лопахина и Пер Гюнта надо играть каждый раз по-разному?
- Такой подход дает правильный настрой актерскому организму. Стараюсь сосредоточиться: про что именно надо сегодня играть.

- Раз уж мы заговорили об аналитике и рефлексии, скажите, ваша актерская сверхзадача какая?
- Сделать невозможное, преодолеть, доказать себе что-то, найти скрытые ресурсы и силы. Ведь страхи и робость ученичества перед новым материалом (смогу – не смогу?) всегда остаются. Интересно сыграть персонажа особенного, в котором много намешано, со своей правдой, болью, добротой и любовью. 

- Говорят, что актерская зрелость связана с умением выстраивать роль самостоятельно, а не сваливать вину на кого-то, мол, это искусство коллективное…
- Я давно научился отвечать сам за себя. Ведь вырос в провинции, и привык  жить самостоятельно, с 12-ти лет работал на заправках. Такой опыт выживания, преодоления осел где-то глубоко в подкорках. Всегда помню, откуда я.

- Работаете много, ведь ваше имя на афишах театров привлекает театралов.
- Возможно, но у меня нет обольщения на свой счет. Могу предположить, что 2-3 человека в зале пришли посмотреть на мою игру. Хотелось бы кому-нибудь помочь через хорошую историю.

- Пишут, что ваша жена Вероника Исаева на какое-то время сделала паузу в актерской работе, изучает сценречь.
- Моя жена Ника сейчас преподает сценречь в Международном Славянском Институте. Недавно как режиссер поставила со студентами спектакль «Письмовник» по роману Михаила Шишкина. Живешь с человеком 10 лет, и не знаешь, что у него есть талант к режиссуре. Это замечательное открытие для меня.

- Вы успешный актер. Есть моменты, когда вы не любите свою профессию?
- Когда актера пытаются превратить в раба. Тут я непримирим. Когда нет творчества, а есть тупое использование твоих ресурсов – это для меня непереносимо! Получается халтура.

- Вероятно, продюсеры часто думают, что не просто платят гонорар, а покупают актера с потрохами?
- И продюсеры и некоторые режиссеры в нашей стране очень потребительски относятся к актерам. Иногда приходится отстаивать свое достоинство. Спасает то, что у меня нет панического страха покинуть эту профессию, выпасть из нее на время. Это дает свободу в непростых переговорах о взаимной нужности.


  • Нравится


Самое читаемое

  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
Читайте также


Читайте также

  • Наталия Опалева: «Мы придумали особый жанр – «изо-сериал»

    Проект Музея AZ «Свободный полет», посвященный Андрею Тарковскому и художникам неофициального искусства второй половины ХХ века, с успехом прошел в Западном крыле Новой Третьяковки. «Театрал» побеседовал с генеральным директором Музея AZ Наталией Опалевой. ...
  • «Эта великая книга еще не прочитана»

    Молодежный театр на Фонтанке продолжает программу международного сотрудничества. В апреле Шведский театр из города Турку представит на этой сцене спектакль «Женщины – 3» финской писательницы и режиссера Туве Аппельгрен, а недавно здесь состоялась премьера испанского театра «Трибуэнье» «Полет Дон Кихота». ...
  • Сергей Скрипка: «Наше кино движется в правильном направлении»

    В субботу, 5 октября, художественный руководитель и главный дирижер Российского государственного симфонического оркестра кинематографии Сергей СКРИПКА отмечает 70-летие. В преддверии праздника «Театрал» побеседовал с юбиляром. ...
  • Олег Басилашвили: «Товстоногов занимался жизнью человеческого духа»

    В эти дни в БДТ им. Товстоногова всё связано с именем Олега Басилашвили: на фасаде театра появился огромный баннер с фотографией из премьерного спектакля «Палачи», в котором народный артист СССР играет главную роль, а в фойе устроили масштабную выставку, где фотографии из семейного архива, кадры из фильмов, сцены из спектаклей перемежаются с цитатами юбиляра. ...
Читайте также