Символистский рок на новый лад

Студийцы Театра Вахтангова сыграли премьеру «Пелеас и Мелисанда»

 

Метерлинковская драматургия пауз и умолчаний, складывающаяся из едва намеченных пунктиров и неочевидных сюжетных линий, игр зримого и мистического –  непростой материал для постановки. Стоит ли удивляться, что в России главная символистская пьеса с момента ее премьеры в 1907 году в Театре Комиссаржевской (режиссер Мейерхольд) больше не ставилась. Николай Бердяев в эссе, посвященном Метерлинку, как-то пророчески заметил по поводу «Пелеаса»: «это настоящая музыка в поэзии». И действительно, в ушедшем веке пьеса Метерлинка чаще становилась сюжетом для музыкального воплощения, нежели для драматических постановок, если вспомнить имена Дебюсси, Шёнберга, Форе, Сибелиуса.


Рыцарь Голо в лесу при странных обстоятельствах находит совсем юную девушку. Он приводит ее в замок и делает своей женой. Череда таинственных событий – и вот уже Мелисанда постепенно влюбляется в брата Голо, Пелеаса. Владимир Агеев ничуть не лишает текст Метерлинка символистских подтекстов и сложной метафорики, наоборот – обнаруживает в сухом, прозрачном, невесомом, как октябрьская паутина, языке пьесы, в которой действительно больше вопросов и почти нет ответов, богатые возможности для сценический решений.

Любовная драма Пелеаса и Мелисанды в постановке Агеева становится драмой архетипической: в спектакле действует не одна, а целых три пары влюбленных, что позволяет полнее раскрыть женский образ, услышать в нем напряженную игру скрытых мотивов. Первая вариация на образ Мелисанды – это почти прерафаэлитский типаж с картин Россетти с их идеалом une belle froideur – прекрасной холодности, синтеза телесного и мистического (Лада Чуровская). В другой раз Мелисанда превращается в брюнетку, трогательную и невинную (Анастасия Лукьянова). Рыжеволосая Мелисанда Александры Черкасовой – волнующая, чувственная, увлекающая, «гламурная». Три девушки с разным цветом волос словно бы танцуют единый образ «вечной женственности», темного и непознаваемого начала, согласно символистской доктрине, в диапазоне от ange-femme до femme fatale, от женщины-ребенка, женщины-ангела – до исступленной искусительницы, почти Саломеи с ее танцем семи покрывал.

Эмоциональный градус постановки определяет не только разнообразие состояний главной героини, единой в трех лицах. Напряженная тишина, статичность метерлинковской пьесы, полностью выдержанной в нюансе sotto voce («здесь слышно, как дремлет вода») у Агеева преображается в экспрессивный фактурный рисунок спектакля, в мерцающую метафорами историю о желании и соблазне.
Драма Пелеаса и Мелисанды предстает и как игра, и как история, которую комментируют два рассказчика (Джокер, Дмитрий Асташевич и Гимнаст, Андрей Злобин). В конце концов они окончательно перехватывают инициативу у главных героев, разыгрывая смерть Мелисанды. Завершает же спектакль всеобщая пляска под «Depeche mode», оставляя за зрителем право решать, верить или нет в этот шитый белыми нитками happy end.

Впрочем, перехватить инициативу у главных героев не прочь и служанки, и старый король Аркель (Максим Севриновский), вдруг преображающийся в рокера в танце с одной из Мелисанд, и матушка Женевьева (Анна Кривошлыкова). Она, пожалуй, единственная, кто сохраняет благоразумие в этом странном замке, где все переиначено, где вариация и травестирование становятся главным принципом действия, где все пронизано то ли запахом смерти, то ли флюидами любовного томления. Не только герои то и дело меняются партнерами, но и отец c сыном (Голо и Инольд) вдруг путают роли. А кто же все-таки здесь настоящая Мелисанда – большой вопрос даже для Пелеасов (Владимир Логвинов, Юрий Поляк, Василий Цыганцов).

Контрапунктом и комментарием к любовной драме, выстроенной Агеевым, как шахматная партия, служит ансамбль служанок, то декламирующих стихи Веры Павловой, то устраивающих спонтанный тайм-аут в жанре спиричуэлса, то обсуждающих последние события в замке, смакуя кровавые подробности с грубо накрашенными губами в пол-лица. Всякий идеал есть сумма несовершенств, всякая служанка – отчасти Мелисанда и наоборот. Девушки то и дело кружат на сцене, вовлекая в свой круг Мелисанд, и в их стройных рядах уже не разберешь солистов и статистов. Этот буффонный «театр в театре» вносит разрядку в напряженную атмосферу действия, где все предопределено заранее. 

Впрочем, забыть о роке судьбы, idée fixe и главном «нерве» любой символистской драмы все равно не выходит – об этом то и дело напоминает фигура рыцаря в доспехах и шлеме и персонаж с головой быка – то ли Минотавр, то ли аллегория будущей жертвы. Агеев словно бы выуживает из пауз, смысловых «зияний» и недоговоренностей Метерлинка все возможное и невозможное, но это странное кажется вдруг исключительно достоверным, а бесконечная игра вариаций и замещений обнаруживает новые смыслы.

Музыкальный ряд – отдельная удача постановки. Отчасти благодаря звуковой партитуре и сюжет становится более плотным и осязаемым, что не оставляет ему никакого шанса ускользнуть в зыбкую символистскую риторику. Всегда соответствующая моменту и в то же время нередко звучащая на контрапункте, музыка  включает в себя минималистские паттерны и фортепианные соло, танго «Por una cabeza» Карлоса Гарделя и аскетичные скрипичные фрагменты. Задействована и «тяжелая артиллерия» –  брутальный драйв рока («Pink Floyd», «King Crimson», «Depeche mode»). Впрочем, атмосферу создают все-таки не они. Повсюду рассыпанные в спектакле, как конфетти, томительно-щемящие мелодии исландца Олафура Арналдса (Ólafur Arnalds) из альбома «Found Songs» вовлекают зрителей в атмосферу то ли первозданной тишины мира, то ли тишины разрушенного мира…


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

  • Кирилл Крок презентует свою монографию о театре в Доме книги на Арбате

    14 марта в 19:00 в Московском доме книги на Новом Арбате состоится презентация книги Кирилла Крока «Театр надо любить. Причём вопреки» и творческая встреча с ее автором. Директор Вахтанговского театра в своей монографии рассказал о себе, о «потерях, разочарованиях, обретениях и. ...
  • «Замужняя невеста» Евгения Марчелли в Театре Моссовета. Фоторепортаж

    24 февраля в Театре им. Моссовета состоится премьера «Замужней невесты» Евгения Марчелли. Жанр нового спектакля художественного руководителя определен как «сентиментальная комедия», играть ее будут на сцене «Под крышей». ...
  • Статус веры

    На сцене театра «Сфера» прошла премьера спектакля «Прозрачное солнце осени» режиссера Александра Коршунова. Постановка объединяет семь рассказов «трех Юриев»: Юрия Домбровского, Юрия Трифонова и Юрия Казакова. ...
  • Вышел в свет весенний «Театрал»

    На страницах мартовского номера (см. подписка и где купить) вы прочтете:  какое будущее предсказывали театру и России Михаил Горбачев, Роман Козак и Галина Волчек на страницах «Театрала» 20 лет назад;  что думают Светлана Немоляева, Алексей Бородин и Александр Коршунов о «Театрале»;  как Театр им. ...
Читайте также

Разыгрываем пригласительный на премьеру оперы Верди в кинотеатре «Октябрь»!

Заходи в канал «Театрала» в Telegram и участвуй!