Театральные критики подводят итоги сезона. Серия 2

 
1. Событие сезона
2. Неудача сезона
3. Тенденция сезона

Ксения Ларина, обозреватель «Эха Москвы»:

1. Из лучших спектаклей сезона можно составить целый список. «Идеальный муж. Комедия» (МХТ им. Чехова) - настоящий шедевр пост-модернизма, пример театральной шоковой терапии с элементами садо-мазо, порнографии, педофилии, гомосексуализма и измены Родине. Константин Богомолов еще раз подтвердил свое звание главного эстетического диверсанта и провокатора. «Идиоты» («Гоголь-центр») - Ларс фон Триер в русской интерпретации оказался не менее сокрушительным, чем в первоисточнике. Кирилл Серебренников и Валерий Печейкин достигли в этой яростной, беспощадной работе максимальной правды жизни максимально натуралистичными средствами. Это спектакль без всякого стыда, но с больной совестью. «Евгений Онегин» и «Окаемовы дни» (Театр Вахтангова) - очередной каскад волшебных премьер от Римаса Туминаса. Чувственный, страстный, летящий «Онегин» и наполненная светлой печалью и нежностью «Машенька» (оригинальное навание пьесы Афиногенова) с великолепными дуэтом Владимира Этуша и Дарьи Урсуляк. «Добрый человек из Сезуана» Юрия Бутусова и «Дама с камелиями» Сергея Землянского - две премьеры в Театре Пушкина, которые решительно вывели театр Евгения Писарева в топ театральных рейтингов. Жесткий, ломаный, надрывный Брехт - совсем не пара изящной, совершенной в своей эротичной хореографии «Даме», но их роднит общее чувство прекрасного, таящее в себе призрачный таировский флер. Лучшая актриса сезона - Александра Урсуляк («Добрый человек из Сезуана»). Лучшие актеры - Игорь Миркурбанов («Идеальный муж») и Владимир Вдовиченков («Евгений Онегин»).

2. Главное разочарование - Театр имени Ермоловой. От Меньшикова ждали многого - и даже не столько успеха, сколько события! Но события не случилось. И вообще как-то грустно. Печальная история «Таганки» стала еще печальнее в тот момент, когда из театра по болезни ушел Валерий Золотухин, и артисты, совсем недавно гнавшие «вон» старика Любимова, неожиданно запросили его обратно. Старик их послал. И правильно сделал. Теперь на «Таганку» прислали группу «чистильщиков» во главе с очень талантливым, но очень специфичным Дмитрием Волкостреловым. Что из этого выйдет - узнаем в следующем сезоне.

3. Что касается общественного климата, то он год от года становится все мерзей, и не может не отражаться на театральном сообществе. Вялотекущая гражданская война между условными либералами и еще более условными патриотами-почвенниками не прекращается, государство же совсем не заинтересовано в гражданском согласии, оно явно играет на стороне агрессивного просоветского большинства. Это тревожно, это опасно, это ведет к очередному «философскому пароходу» и к охоте на «дегенеративное искусство».

Марина Тимашева, театральный критик:
1. Сам по себе этот сезон – событие. Так много замечательных спектаклей, что страшно представить себе, как станет выбирать  из них жюри «Золотой Маски». В Москве – «Евгений Онегин» Римаса Туминаса и Театра им. Вахтангова (благородный ум, душевная тонкость, глубокое знание текста и контекста, образность, актерский ансамбль, фантастическая работа художника А.Яцовскиса и композитора Ф.Латенаса) – энциклопедия не только русской жизни, но жизни вообще. 

«Добрый человек из Сезуана» Юрия Бутусова и Театра им. Пушкина –  чудесный сплав немецкого экспрессионизма, русского психологизма и символизма дал результат необыкновенной, взрывной силы. Юрий Бутусов прочитал драму Брехта как античную трагедию. Александра Урсуляк в «Добром человеке» работает  на пределе человеческих возможностей, и роль ее – не хочется искать других слов – потрясает. 

«Джазовый», с импровизациями на заданную тему, исповедальный моноспектакль «Прощание с бумагой» Евгения Гришковца. Он прощается с бумагой и книгами так, что хочется лечь всем телом на книжные полки, закрыть их собой от наступающей новой цивилизации и не отдавать — никому, ни за что. Никогда. 

«Москва-Петушки» СТИ и Сергея Женовача. Сюрреалистическая трагедия о странствиях неприкаянной человеческой души. О ее путешествии вглубь себя, к смерти и – к Богу. Превосходная работа Алексея Верткова. Превосходная работа художника Александра Боровского. 
«Участь Электры» Алексея Бородина и РАМТа. Мрачный дом (грандиозная архитектура  С. Бенедиктова), населяющие его призраки прошлого, красивые люди, которым это прошлое не дает жить. Сладость и низость мести: «Не забудем, не простим». 

«Ноктюрн» Камы Гинкаса и ТЮЗа - о том, как простая случайность может полностью изменить человеческую жизнь. Миром правит рок, человек не в силах противостоять неведомым силам, он - игрушка в руках богов. "Нет Тайны столь великой, как Страданье". Эту тайну Кама Гинкас исследует  во всех спектаклях. Прекрасная работа Игоря Гордина. «Страх и отчаяние Третьей империи» Александра Коручекова и Театра-Студии Олега Табакова. Здесь есть и мысль, и чувство, и возможность отождествить себя с персонажами. Сидя на высоком холме, легко рассуждать о том, что поступать надо по совести, а если это будет стоить жизни тебе и твоим близким? Прекрасный актерский ансамбль.  

Нужно назвать еще спектакли: «Сон в летнюю ночь, или Как вам это понравится» Дмитрия Крымова и «Школы драматического искусства», «Цена» Леонида Хейфеца и Театра им. Маяковского, «Женихи» Никиты Гриншпуна и «Электра» Тимофея Кулябина (оба – в Театре Наций). В петербургском МДТ-Театре Европы – выдающееся «Коварство и любовь»  Льва Додина. Допускаю, что этот список неполон, так как я не видела некоторых спектаклей московского сезона, не говоря уже о Петербурге и провинции. 

2. Не провал, но сильное разочарование – «Торжество любви» в Театре Наций. Впрочем, театр снял спектакль с репертуара. 

3. А) На московских сценах –  много спектаклей по пьесам Брехта. Социальная их проблематика режиссерам не слишком интересна, они подменяют ее метафизикой. 
Б) Очевидно тяготение современного театра к жанру трагедии в античном понимании термина. Человек бессилен противостоять ударам судьбы. И такое настроение можно понять.
В) Возвращение на сцену пьес Л. Петрушевской (например, «Он в Аргентине» МХТ им. Чехова) и В. Славкина («Серсо» Владимира Агеева).
Г) В спектаклях (не лучших) бесконечно эксплуатируются современные технологии, психологический театр  отступает под их натиском. Оно и понятно: разобрать пьесу с актерами сложнее, чем поиграть в дорогие игрушки, следуя проторенной европейцами дорогой. 
Д) Стремление превратить театры в «культурные центры» (торгово-развлекательные комплексы). Настоящие Дома культуры, тем временем, закрываются или перепрофилируются. 
Е) Бесконечные «читки», материал для которых всегда поступает из одних и тех же источников. 
Ж) Критики берут на вооружение практику «актуального искусства» и превращаются в кураторов, навязывающих театрам свое представление о «прекрасном».

Павел Руднев, доцент РУТИ (ГИТИС), помощник художественного руководителя МХТ по спецпроектам:
1. «Добрый человек из Сезуана» Юрия Бутусова в Театре им. Пушкина. Острейшая, агрессивная форма, где в мусорной красоте и неуюте сценографии Александра Шишкина звучит резкая, визгливая, гимнически-свирепая интонация зонгов на немецком языке. Александра Урсуляк, играющая на изнеможении актерского организма и видящая в этой истребленной телесности мучение современного человека, пораженного синдромом хронической усталости. Неверие в добро, в мораль и вера в любовь, самоистязание и энергия рок-фронтмена, гражданская лирика и опасность фашизации интеллигенции. Не менее яркая работа Александра Матросова, который делает из своего Ванга русского юродивого. Бутусов стал лидером национальной режиссуры: он ставит перед театром бытийственные, родовые вопросы, расширяющие горизонты профессии.

Невозможно не упомянуть также и о работе РАМТа «Участь Электры» (режиссер  Алексей Бородин), где разворачивается эпическое повествование о Гражданской войне в США, а пространство осмысления - весь мир. Военное состояние ума, военные отношения в семье, быту, бесконечный поиск врага, того, кого надо уничтожить, – все это запутывает и обессмысливает род. Спектакль о вымирании как последствии войны всех со всеми, где изумительным образом работает сценография Станислава Бенедиктова, а актриса Мария Рыщенкова позволяет говорит о себе как о крупной трагической актрисе.

Нельзя не упомянуть о выходе томика пьес, эссе и диалогов одного из главных драматургов послевоенной Европы Хайнера Мюллера. Театровед и переводчик Владимир Колязин несколько десятилетий готовил выпуск этого сборника, но только наше время дало возможность довести работу до конца. То, что Мюллер наконец после «небытия» и умолчания появился в русском контексте и теперь работы его будут прочитаны - это большое событие в интеллектуальной жизни театра.
 
2. Удручает всеядность «Ленкома», внезапно вспомнившего, что надо к сотрудничеству все-таки приглашать режиссеров со стороны. Эта всеядность и отсутствие внятной концепции будущего дают странные формы – от банальнейшей антрепризы до спектаклей, явно выпадающих из времени. Всё кажется случайным. Разочаровали «Сирано де Бержерак» в Малом театре, «Снегурочка» в Театре им. Ермоловой, «Скупой» в РАМТе и «ГенАцид» в «Современнике».
 
3. Повсеместное свертывание либеральных реформ, превращение многих культурных изданий в рупоры правой идеи, церковно-моралистическая атака на театр, призрак цензуры. Но это из области околотеатральных событий. В области же экспериментального направления развития театра явилась довольно важная тенденция. С середины 1990-х, с развитием драматургического движения в стране стало казаться, что театр будет реформироваться исключительно через слово, через драматургов. Театральные свершения последних лет говорят о том, что драматурги действительно разбудили потребность в театральном эксперименте, но сегодня в игру вступили новые сценографические и постановочные технологии. Работы молодого поколения режиссеров (Дмитрий Волкострелов, Марат Гацалов, Николай Дрейден, Юрий Квятковский, Семен Александровский, Борис Павлович и другие) и сценографов (ученицы Крымова, Ксения Перетрухина, Алексей Лобанов и др.) сегодня интересны и перспективны.
 
  • Нравится

Комментарии

  1. Елена Долгая 22 Июля 2013, 10:47

    А как случилось, что никто из критиков не упомянул "Стойкого Принципа" Бориса Юхананова? не может быть, чтобы не посмотрели, хотя бы частично...

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Также вы можете войти, используя аккаунт одной из сетей:

Facebook Вконтакте LiveJournal Yandex Google Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID

Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Спектаклем «Старик и море» завершился Чеховский фестиваль

    Международный театральный фестиваль имени Чехова завершился премьерными показами 19 и 20 июля моноспектакля Аллы Демидовой «Старик и море» в постановке Анатолия Васильева, который посвятил свою работу Юрию Любимову. ...
  • Почему Юхананов сжег Галилея

    Борису Юхананову за четыре года все-таки удалось построить свой отдельно взятый город-сад. Теперь в комплекс Электротеатра входят отреставрированное историческое здание, современная Малая сцена-трансформер и уютный театральный двор между ними, где будут проходить концерты, выставки, кинопоказы, лекции и спектакли. ...
  • В «Мастерской Петра Фоменко» сыграли «…Души»

    Актер и режиссер Федор Малышев поставил сценическую композицию-фантазию на темы «Мертвых душ» Гоголя, вплетя в действие цитаты из Лермонтова, Пушкина, Чехова, русские народные песни, вариации музыкальных тем Шостаковича, Шнитке, Вагнера, Федорова. ...
  • Иван Краско получил главную роль в «Костюмере»

    Спектакль по пьесе Рональда Харвуда о великом предназначении и служении театру, о том, как старый и больной актер, повинуясь своему долгу, репетирует под звуки вражеской бомбежки, появится в репертуаре Санкт-Петербургского театра им. ...
Читайте также