«А у нас управдом – друг человека»

Почему современные фильмы не расходятся на цитаты

 
Сколько крылатых фраз дал миру советский кинематограф? «Шляпу сними», «Тепленькая пошла», «Птичку жалко», «Все уже украдено до нас», «Наши люди в булочную на такси не ездят»… Если составить словарь, то хватит на огромный том. Современное кино тоже пестрит цитатами, однако их количество, как ни крути, не идет ни в какое сравнение с кинематографом прошлых лет…

«Я требую продолжения банкета»


Казалось бы, банальная реплика Юрия Яковлева: «Я требую продолжения банкета» – никогда не ушла бы в народ, если бы ни прозвучала в контексте фильма «Иван Васильевич меняет профессию».

Но удивительно другое. После выхода картины на экран прошло 40 лет, а фраза по нынешний день остается самой ходовой, опережая по рейтингу (проводились специальные опросы) такие шедевры, как «Ларису Ивановну хочу», «Наши люди в булочную на такси не ездят», «Детям мороженое, бабе цветы», «Какая гадость эта ваша заливная рыба» и так далее.

Сегодня крылатые фразы нашего кино настолько вошли в лексикон, что зрители порой не догадываются, что народные выражения изобрели киношники. Например, фразу «Шуба подождет», которую жена Семен Семеныча произносит в интервью радиорепортеру, придумала сама Нина Гребешкова, поскольку незадолго до этого Гайдай купил машину, за которую расплатился деньгами, отложенными на шубу для жены.

«Как ветеринар, прожорливый мой, я обещаю вам заворот кишок»
Столь же простенькая фраза «Шляпу сними» не стала бы ходовой, если бы не обаятельный темперамент Владимира Этуша. Фразы не было в сценарии, родилась она в порядке импровизации.

– Гайдай хотел, чтобы Саахов был гротесковым, пародийным персонажем, – вспоминает актер. – Я же видел своего героя иначе, поскольку все пародийное и гротесковое в фильме отдано Вицину, Моргунову, Никулину. И соревноваться с ними было бесполезно. Мы поспорили с Гайдаем – никак не могли прийти к общему решению в сцене, где Нина обливает Саахова вином. Гайдай задумал в этом эпизоде максимум эксцентрики. Я же предложил серьезность. Ведь мой Саахов серьезен, он не понимает, как можно отвергать его ухаживания. И, взяв в руки поднос с фруктами и шампанским, я в кадре совершенно спонтанно произнес: «Шляпу сними». Фрунзик Мкртчян переспросил: «Что?» Я повторил: «Шляпу сними». Так и осталось. Гайдай мне поверил. Правда, и я пошел на уступку: согласился, что после встречи с Ниной на ухе у Саахова может болтаться поломанный цветок.

«Иноземец, конфетку хочешь? А нету»

«Ну вы, блин, даете»


Если советское кино, прорывавшееся сквозь цензуру, радовало нас довольно милыми фразами, то постсоветское, получившее относительную свободу, пока вровень с хитами советской классики встать не может.

Согласно опросам, зрители чаще всего цитируют выражения из фильмов «Бумер» («Карты на стол, а стволы под стол», «Не мы такие, жизнь такая»), «Ширли-мырли» («Прости меня, Васенька, дуру грешную…»), «Особенности национальной охоты» («Ну вы, блин, даете», «Где эта сволочь?» и серия тостов «Ну, за...») и пошловатые фразы из «Брата-2». Причем у этих выражений одна заметная особенность – все они агрессивны.

– Здесь нечему удивляться, – говорит «Театралу» сценарист Аркадий Инин. – В советское время каждый киноперсонаж был из конкретной социальной среды. И если Мордюкова играла управдома, то создавался некий обобщенный типаж. Вот сидит она на скамейке возле подъезда и произносит патетический лозунг: «Наши люди в булочную на такси не ездят». И с ее легкой подачи это словосочетание уже не один десяток лет служит лучшим показателем «добрососедских» отношений россиян в отдельно взятом подъезде. А сегодня героями нашего кино стали люди, которых я, например, вообще не знаю. Какие фразы для них характерны? О чем говорят олигархи или, например, банкиры? Как шутят? С чем борются? И сценарии писать про них трудно, потому что это люди из какой-то инопланетной социальной среды.

«Ларису Ивановну хочу»Но проблема еще и в другом. Раньше кинематограф был искусством намеков, потому что была цензура, и авторы оттачивали свои мозги, языки, перья, чтобы что-то сказать. А ныне сместились акценты. Зрители включают кино преимущественно для того, чтобы развлечься: «сделайте мне смешно!» Пришло время денег, скоростей, когда невозможно уже сидеть и слушать самые остроумные размышления. В кинотеатры ходят молодые люди. Их совершенно не волнуют все эти крылатые фразы, они воспитаны на американском экшене.

«Не знают российского кино»


И все же загадка: если современным зрителям не интересны крылатые фразы из современных фильмов, то для кого издаются бесчисленные цитатники, основанные на голливудских картинах?

Причем издатели довели ситуацию до абсурда. Открываешь на первой попавшейся странице сборник «Лучшие киноцитаты» и читаешь, например: фильм «Остров» – фантастический боевик 2005 года, снятый режиссером Майлом Бэем. И далее следует «крылатая фраза» из фильма: «Почему он ведет себя так, словно ему в задницу запихнули сейф?» Другие фразы оказываются столь же низкого уровня: «Ваша жизнь – просто мираж», «Ты круглые сутки себя любишь или с перерывом на обед?», «Когда я в первый раз поцеловал ее, я почувствовал такие ощущения, как будто косячок курнул». Книга продается в разделе подарочных изданий, но что хорошего в таком подарке?

– А чему вы удивляетесь. Сегодня в российский прокат выходит 170–200 американских картин в год, – сетует кинокритик Даниил Дондурей. – Сформировалось уже несколько поколений зрителей, которые не знают российского кино. После 1992 года в нашей стране произошли крупнейшие культурные мутации, которые, естественно, не анализируются. В связи с этим возникают куда более значительные последствия, чем отсутствие крылатых фраз. Например, такие «мелочи», как трансформация мировоззрения, бесчувственность к моральным запретам. Я удивляюсь, как у нас еще авторский и фестивальный кинематограф сохранился. Ведь российский кинематограф давно представляет собой тип двух фильмов: либо это патриотические блокбастеры, в частности сейчас снимающийся «Сталинград» в 3D, либо трэшевые комедии типа «Яиц судьбы».

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • Голая правда

    Новый спектакль «Гоголь-центра» взбудоражил публику и прессу задолго до первых показов, когда стало известно, что в нем участвуют Сати Спивакова, Константин Богомолов и около двадцати обнаженных перформеров. Театр же позиционировал свою премьеру, как запоздалое пришествие на отечественную сцену немецкого драматурга Хайнера Мюллера, которого у нас хоть и ставили, но весьма эпизодически, тогда как в Европе он был одной из знаковых театральных фигур конца прошлого века, а в 90-е возглавлял «Берлинер Ансамбль». ...
  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «Мы должны быть вместе»

    Фото: Михаил Гутерман  Во вторник, 1 октября, Московский театр «Современник» открыл 64-й театральный сезон. По традиции, сбор труппы состоялся в день рождения первого художественного руководителя театра Олега Ефремова. ...
Читайте также


Читайте также

  • «А у нас управдом – друг человека»

    Сколько крылатых фраз дал миру советский кинематограф? «Шляпу сними», «Тепленькая пошла», «Птичку жалко», «Все уже украдено до нас», «Наши люди в булочную на такси не ездят»… Если составить словарь, то хватит на огромный том. ...
Читайте также