Хачатурян посвятил ей вальс из «Маскарада»

«Театрал» и актриса Галина Коновалова продолжают серию очерков о вахтанговцах

 
Это случилось очень давно, когда еще все были живы, молоды и прекрасны. Достаточно сказать, что в Художественном театре, где в то время блистали Хмелев, Тарасова, Степанова и остальные, кем-то была придумана хлесткая эпиграмма: «Берегись, Москвин во МХАТе, – живет Щукин на Арбате». И вот на том самом Арбате, где еще не было Театрального института имени Щукина, а была маленькая школа внутри театра, на одном из вступительных экзаменов в числе прочих дрожащих и неуверенных в себе абитуриентов появилась юная барышня, которая сразу заставила обратить на себя внимание.
Очаровательная, худенькая с раскосыми глазами, 15-летняя Алла КАЗАНСКАЯ. На стандартный вопрос председателя экзаменационной комиссии: «Что будете читать?» – наша героиня неожиданно громким и очень уверенным голосом объявила: «Монолог Чацкого из комедии Грибоедова «Горе от ума». И на дружный хохот всех присутствующих невозмутимо заметила: «Ничего смешного».

Репертуар поступающих обычно не блистал разнообразием. Молодые люди в основном читали патриотические стихи о советском паспорте, барышни, как правило, вопрошали голосом Катерины из «Грозы»: «Почему люди не летают?» (действительно, а почему они не летают?).

Сказать, что она единодушно была принята, – это не сказать ничего. Она пробудила к себе интерес не только педагогов, но и всех студентов, которые пришли посмотреть на новичков. И с этого «исторического» дня началась ее жизнь в театре и театра в ее жизни.

Арбатское детство


Как немногими словами обрисовать личность очень своеобразную, очень неординарную, очень талантливую? Обычно, наблюдая игру даже больших актрис, можно вообразить их жизнь вне сцены. Но в данном случае сделать это почти невозможно, ибо в Алле Казанской сочетались свойства и качества редко сочетаемые: изящество черт (сказывалось ее дворянское происхождение) и солидность, фундаментальность облика, тонкая наблюдательность, иронический ум и в то же время снисходительность к человеческим слабостям, легкость и даже известное легкомыслие. И в то же время глубина натуры и очень серьезное отношение к профессии…

Алла вышла из хорошей детской. Я прекрасно помню ее родителей (коренных арбатских жителей): крупную, властную красавицу Нину Валерьяновну – ее мать и очень скромного, почти стеснительного, небольшого, худощавого Александра Алексеевича Казанского, юриста по профессии, называвшегося до революции приват-доцентом. Не говоря уже о том, что двоюродным братом ее отца являлся замечательный театральный художник Владимир Дмитриев. Но и не только врожденной интеллигентностью привлекала людей моя давняя подруга, чей образ мне так хочется донести до читателя – воссоздать как для тех, кому не посчастливилось ее знать, так и для знавших, а может быть, к сожалению, начинающих ее забывать.

«Слишком женственна для этой роли»


Она прожила счастливую жизнь. Всячески счастливую. С первых шагов в театре стала получать большие роли, которые блестяще исполняла. Но театр есть театр, и в нем случается всякое. Переходя на второй курс, Алла получила роль (получить роль в то время в театре, где играли Мансурова, Горюнов, Кольцов, Шухмин, – это было подарком судьбы). Так вот, роль, полученная молодой актрисой в этапном спектакле Театра Вахтангова «Много шуму из ничего», заключалась в том, что одетая в бархатный костюмчик пажа Алла вместе с травести Генераловой перед каждым выходом главных действующих лиц на авансцену с поклоном раскрывала внутренний занавес.

И вдруг, перед самой премьерой, в театре раздается страшный слух: с главной роли Бенедикта снимается замечательный народный артист Анатолий Горюнов, а с роли пажа – молодая артистка Казанская. Причина, согласно формулировке приказа, состояла в несоответствии внешности, «фактуры» обоих артистов их ролям: Горюнова руководство сочло слишком толстым для роли Бенедикта, а артистку Казанскую – слишком женственной, чересчур привлекательной и даже в бархатных штанишках никак не похожей на пажа!

Не помню теперь, по прошествии времени, была ли Алла «убита» этим горестным событием, но оно с очевидностью показало, что рождена Алла совершенно для других ролей. Снятие с первой роли, которое могло бы стать концом актерской биографии, стало ее началом – признанием женского очарования Казанской и рождением ее как лирической героини. Вот какие бывают метаморфозы. Случилось то, что должно было случиться: Алла стала получать настоящие роли, достойные ее таланта. В их числе Жоржетта («Соломенная шляпка»), Катя («Учитель»), Галина («Олеко Дундич»)… И этот первый этап триумфального шествия закончился блистательным исполнением роли Нины в «Маскараде» Лермонтова.

Довоенный Театр Вахтангова занимал в Москве особое место. Сейчас даже не понимаешь, почему к нему тянулись самые интересные люди. На бесконечных вечерах и премьерах нередко присутствовали и Отто Юльевич Шмидт, и знаменитый авиаконструктор Александр Архангельский, и многие-многие другие. Завсегдатаем был общий любимец Михаил Светлов, ухаживавший, как и многие другие, за Аллой. И так как эта его любовь не состоялась, а юмора ему было не занимать, то все знали наизусть его знаменитое: «Перспективы наши жалки: елки-палки, Нинки, Алки». Для справки: Нинка – это другая красавица Театра Вахтангова, моя подруга Нина Никитина.

Лук с медом


Вообще, если перечислять всех поклонников, воздыхателей, то надо писать отдельную статью. Достаточно вспомнить, что сам Хачатурян свой знаменитый вальс из «Маскарада» посвятил Алле.

Шла жизнь, взрослела Алла, вырастала толпа поклонников, недостатка внимания как на сцене, так и за кулисами она не испытывала. И вдруг эту почти радужную картину неожиданно прервала война. В Омск, куда был эвакуирован театр, Алла поехала уже будучи женой нашего директора – молодого, очень красивого Якова Филипповича Рыжакина. Что такое Омск в биографии Театра Вахтангова – это особый разговор. Сколько раз мы на страницах «Театрала» вспоминали о том, что ни голод и холод, ни полное бытовое неустройство не мешали выпуску потрясающих спектаклей. Равно как не мешали они и абсолютному единению коллектива, жизнь которого была по-настоящему творческой. И, как это ни странно, тот тяжкий период с 1941 по 1943 год вспоминается сейчас как самое счастливое время. Наверное, потому, что все были живы и все были молоды…
Лидия Ивановна. «Анна Каренина». 1983 г. Для Аллы жизнь в Омске ознаменовалась исполнением замечательных ролей в «Олеко Дундиче» и «Свадебном путешествии», получением во втором составе Роксаны в «Сирано де Бержераке» и тесной дружбой с Алексеем Денисовичем Диким, которую они пронесли через всю жизнь и которая многому научила Аллу.

О том, как мы голодали в Омске, я писала не раз и тем не менее вспомню один случай, характеризующий широту Аллы. Однажды, лютой зимой, Алла зазвала меня к себе домой и без лишних слов поставила на самодельный шатающийся столик граненый стакан, наполненный топленым маслом, баночку меда и большую луковицу. И, сказав сурово: «Ешь», – ушла на кухню топить печь. Я стала есть лук с медом и маслом (никакого хлеба и каши в доме в помине не было!). Я ела… ела, ела… Не буду пугать читателя подробностями о том, что со мной потом началось. Я просто хочу сказать, что накормить человека в тех жутких условиях было подвигом. Увидеть перед собой масло и мед в 1942 году – все равно что сейчас получить Нобелевскую премию.

«Где ты взяла эту рваную занавеску?»


В 1943 году мы вернулись из Омска с новыми спектаклями, с новыми артистами (одним из них был впоследствии знаменитый Сергей Лукьянов – Гордей Гордеич из «Кубанских казаков»), с новыми, родившимися там детьми (электричества ведь не было). Возвращаться нам, строго говоря, было некуда, потому что здание Вахтанговского театра на Арбате было разрушено, и мы играли в помещении нынешнего РАМТа, а потом перешли в МТЮЗ.

Алла в это время получила приглашение от знаменитого режиссера Бориса Барнета сниматься у него в «Волках и овцах» Островского. Пробы были хорошие, но картина – не помню, по какой причине, – не состоялась. Зато состоялся брак между чудесной Аллой и очень интересным, бесконечно талантливым Борисом Барнетом. Это новый период и в актерской, и в личной жизни Аллы Казанской. Результатом замужества явилось появление на свет маленькой Оли – ныне народной артистки, блестящей актрисы МХТ, красавицы и умницы, унаследовавшей от мамы тонкий юмор, царственную осанку, высокую образованность, а от папы – твердость характера, решительность, бескомпромиссность и прочие прекрасные качества…

Алла до рождения Оли и после ее появления на свет – это два разных человека. Веселая, совершенно не домашняя, внешне легкомысленная актриса оказалась вдруг после родов «сумасшедшей» мамой.
Роксана. «Сирано де Бержерак». 1942 г. Но при всем этом «сумасшествии» она воспитывала Олю прекрасно: девочка с детства занималась теннисом, языками, много читала – вот и получилось то, что получилось… И тем не менее Алла, обожавшая свою единственную, неповторимую Ольгу, оставалась сама собой.

Вспоминаю званый обед в честь Олиного бракосочетания (мне кажется, что это было только вчера). В маленькой квартирке на Кутузовском я, немного запоздавшая, застала настоящее светское общество (Аллу всегда окружали очень интересные люди). Помню, что были Лев Оборин со своей женой Олей, знаменитый физик Арцимович, артистка Пирятинская, жена Алексея Денисовича Дикого и много других славных имен. Во главе стола сидела Аллина мама. Все ждали новобрачных, почему-то задерживающихся в загсе. Волновались все, кроме самой Аллы. Но когда они появились, первая фраза, с которой встретила Алла молодоженов, была: «Где ты взяла эту рваную занавеску?» (Оля одолжила у подруги белое кружевное платье). Помню, что я похолодела и подумала, что я бы никогда не смогла в такой торжественный момент прикрыть общее волнение столь легкой иронией даже по отношению к своей обожаемой дочери. В этом вся Алла.

Студентки мечтали попасть именно к ней


В подтверждение легкости Аллы можно вспомнить, как органично она со временем перешла на возрастные роли. Обычно для героини этот период бывает болезненным, это отражается и на характере, и на поведении, обнажая все негативные свойства актрисы. У Аллы Казанской все было иначе. В ней не чувствовалось ни обиды, ни неожиданного смущения по отношению к возрасту, ни раздражения. Для всего этого она была слишком умна. Кроме того, ее щедрое материнство не ограничилось одной Олей. Неожиданно раскрывшийся педагогический талант Казанской подарил несметное количество теперешних ведущих артистов (здесь и Сергей Маковецкий, и Владимир Симонов, и Юлия Рутберг, и Ольга Тумайкина, и Лидия Вележева, и Григорий Сиятвинда). Она сразу прославилась в училище таким мастером женских ролей, что все студентки мечтали попасть именно к ней в работу. Но дело даже не в этом. А в том, как она растила своих студентов. К ней приходили неотесанные, подчас не очень грамотные дети, которых она не только кормила, одевала, учила, но и воспитывала в самом широком и высоком смысле этого слова. Воспитывала своим собственным примером – своим отношением к театру, к училищу, к друзьям и к работе вообще.

И если мы говорили все время об Алле как о человеке, очень легком в общении, то всегда, всю ее долгую жизнь, рядом с этой легкостью и беспечностью соседствовали глубина, серьезность и великодушие…

  • Нравится


Самое читаемое

  • Александр Ширвиндт: «Хочется выскочить из повседневности»

    Недавно Театр сатиры отметил свое 95-летие спектаклем, который Александр Ширвиндт называет «милым баловством», «лёгким хулиганством». И это – очередная изобретательная выдумка Александра Анатольевича. Впрочем, в интервью «Театралу» речь зашла не только о торжествах… – Александр Анатольевич, сейчас всюду – сплошные перемены. ...
  • Владимир Машков: «К этому спектаклю мы шли долго и трудно»

    Театр Олега Табакова готовится представить новую редакцию спектакля «Ревизор» по пьесе Гоголя. Как и в случае со спектаклем «Матросская тишина» это будет возвращение на сцену «Табакерки» знаменитой постановки прошлых лет. ...
  • Ушел из жизни артист театра Et Cetera Петр Смидович

    После продолжительной болезни в возрасте 67-ми лет скончался ведущий актер театра Et Cetera Петр Смидович.   «Он долго болел, но мы все верили, что он победит, – говорится в некрологе на сайте театра. – Все надеялись, что ему поможет операция, но… Очень горько, очень больно, очень тяжело. ...
  • Пятнадцать спектаклей о войне

    В преддверии Дня Победы «Театрал» собрал постановки, созданные в память о Великой Отечественной войне.    «Минуты тишины» Режиссер: Александр Баркар РАМТ, Черная комната Участвуют: Рамиля Искандер, Денис Баландин, а также Максим Олейников (фортепиано), Николай Мохнаткин (баян), Ксения Медведева (гитара). ...
Читайте также


Читайте также

  • «Ваша музыка звучит на протяжении многих десятилетий»

    Многоуважаемая, дорогая, любимая Александра Николаевна! Сегодня у Вас красивый, яркий, прекрасный юбилей!   Сегодня, впрочем, как и всегда, в Ваш адрес звучит великое множество добрых и теплых пожеланий. Уверен, Вас спешат поздравить артисты, певцы, государственные деятели, политики, и каждый старается найти самые главные слова, чтобы выразить свое уважение, почтение, благодарность за Вашу музыку, за талант, рассказать о своей любви и восхищении. ...
  • Катрин Денев поправляется после госпитализации

    Здоровье известной французской актрисы Катрин Денев постепенно приходит в норму после перенесенного малого ишемического инсульта, сообщил 9 ноября телеканал BMF, ссылаясь на окружение знаменитости. «Как и было объявлено ранее, никаких нарушений в двигательной активности нет. ...
  • Александр Ширвиндт: «Хочется выскочить из повседневности»

    Недавно Театр сатиры отметил свое 95-летие спектаклем, который Александр Ширвиндт называет «милым баловством», «лёгким хулиганством». И это – очередная изобретательная выдумка Александра Анатольевича. Впрочем, в интервью «Театралу» речь зашла не только о торжествах… – Александр Анатольевич, сейчас всюду – сплошные перемены. ...
  • Елизавета Боярская: «Выйти на сцену и… обо всём забыть»

    Актриса МДТ – Театра Европы Елизавета БОЯРСКАЯ частый гость в Москве. Здесь на протяжении нескольких лет она играла Роксану в антрепризном спектакле «Сирано де Бержерак». В 2013 году Кама Гинкас занял ее в главной роли спектакля «Леди Макбет Мценского уезда» (МТЮЗ), а ныне актриса играет сразу в двух постановках Театра наций – в «Иванове» Тимофея Кулябина и премьере нынешнего сезона «Дядя Ваня» (в постановке Стефана Брауншвейга). ...
Читайте также