«Сатирикам невыгодно писать для театра»

Если театр – заложник своего комедийного названия…

 
Закрепилось мнение, будто театр сегодня должен в первую очередь веселить публику. Со столичной сцены почти исчез жанр трагедии, да и репертуар ведущих театров заметно накренился в сторону развлекательных постановок. Критический цех порой ругает за это театральных мастодонтов, однако как на этом фоне живут и выстраивают свою политику театры, в которых смех всегда был нормой жизни? «Театрал» задал этот вопрос директорам Московского Театра сатиры и Петербургского музыкально-драматического театра «Буфф».
Мамед Агаев, Театр сатиры:

– Мамед Гусейнович, вывеска «Театр сатиры» ограничивает вас в выборе репертуара?

– Валентин Николаевич Плучек сделал все, чтобы наш зритель полюбил классику. Вспомните его «Горе от ума» и «Ревизора» или спектакль Марка Захарова «Доходное место», или «Тени» и «Бешеные деньги» в постановке Андрея Миронова. Эту традицию продолжил Александр Анатольевич Ширвиндт. Сегодня на нашей сцене тоже идет классика – Островский, Шекспир, Булгаков, Теннесси Уильямс, Дарио Фо, Жан Ануй. Есть две пьесы Юрия Полякова. А Роман Виктюк ставит для наших великих Ольги Аросевой и Веры Васильевой спектакль по пьесе Альдо Николаи «Реквием по Радамесу», где будет занята и приглашенная звезда Елена Образцова. Так что, как видите, репертуар не такой уж и сатирический. Принято считать, что сатира отличается резкостью обличения. Но для меня сатира – вещь тонкая и нежная. Она может быть вежливой и при этом острой. Иными словами, на сцене мы никого не раздеваем, мата вы не услышите, и при этом звучат актуальные темы. Мы так выстраиваем творческую политику, чтобы наши репертуарные поиски привели нас к решению острополитических проблем. Иного варианта у театра нет – в противном случае мы начнем подражать улице, газетам, телевидению в своей сиюминутной реакции. У театра все же иные приемы…

– У вас идет спектакль по пьесе Шендеровича «Вечерний выезд общества слепых». А много ли сегодня в России сатирических пьес?

– Мало, потому что сатирики стали напрямую общаться с публикой. Им невыгодно теперь писать для театра. Шендерович – талантливый человек, он написал хорошую пьесу. Но текст нужно было переписать с учетом актерских индивидуальностей. Впрочем, и без того «Вечерний выезд» зрители смотрят с удовольствием, хотя я ждал от спектакля переаншлага.

– Легко ли привлечь писателя в театр?

– Вот Аркадий Арканов – друг нашего театра. Мы говорим: «Пиши для нас», – а он пишет свои концертные номера и выступает с ними по городам. В материальном плане это гораздо эффективнее, ведь для театра он писал бы пьесу не меньше года. Впрочем, я не могу пожаловаться, будто современным авторам театр не интересен. Поэт Юрий Ряшенцев сочинил для нас очень смешную пьесу в стихах по мотивам комедии Реньяра «Единственный наследник». В интерпретации Ряшенцева она называется «Таланты и наследники». Времена изменились, и остается лишь сетовать на то, что когда-то Григорий Горин вместе с Аркановым, Мироновым и Ширвиндтом круглосуточно сидел в театре и шлифовал, переписывал свои пьесы. Но изменилась эпоха – вслед за ней поменялся и театр. Правда, какие бы времена ни наступали, я лично слежу за тем, чтобы не снижались наши требования к текстам и к качеству спектаклей. Когда молодой амбициозный режиссер приходит и говорит: «Дайте 50 тысяч долларов», – я говорю ему: «Я дам тебе 150 тысяч, если в течение года на твой спектакль будет аншлаг. Нет – возвращаешь все расходы и гонорар в театр». Режиссер должен отвечать за свою работу, как и я, а моя работа – считать деньги театра. Единственный режиссер Леонид Трушкин сказал мне: «Если получится, буду получать столько-то. Не получится – расходы пополам». Вот таким ответственным и должен быть современный театральный деятель. В голодные девяностые наши артисты халтурили в Тульской области. Взяли втихаря костюмы спектакля «Босиком по парку» и уехали катать его без декораций. Я работал тогда замдиректора по зрительской части и об этом не знал. Но в антракте ко мне подошел зритель, который видел этот спектакль в своем родном городе две недели назад, а теперь посмотрел его в Театре сатиры и заметил разницу: «Почему у вас на сцене очень красиво, а людей на периферии вы не уважаете?» В общем, тяжело тем артистам пришлось… Если мы сами не будем себя уважать, публика перестанет к нам ходить. У нас зал на 1206 мест. Я знаю, есть театры, у которых на спектакль может быть продано по 50–60 билетов. И для них это норма, а мы стремимся работать на повышенных мощностях. Главное – зрителя нельзя обманывать. Написано в афише: «играют Аросева и Ширвиндт» – на сцене должны быть они. Никаких внезапных замен. Зритель уходит из театра, когда чувствует себя обманутым. Это преступление – обманывать зрителя.

Алевтина Файзрахманова, театр «Буфф»:

– Влияет ли название театра на репертуарную политику?

– Влияет на сто пятьдесят процентов. Я знаю, что некоторые комедийные театры стараются разнообразить афишу – включают в репертуар и драмы, и философские притчи. Однако мы выбрали для себя иной путь. И раз уж театр называется «Буфф», – то делаем все, чтобы его афиша соответствовала названию (в переводе с латыни, буфф – комедийное представление). А потому критерий удачной постановки для нас один-единственный: спектакль должен быть позитивный, и зритель должен получать здесь прививку от скуки или депрессии. Я порой наблюдаю за публикой после спектакля. Если люди в хорошем настроении выходят из зала – значит, театр выполнил свою миссию.

– А если вы видите кислые лица?

– Это первый признак того, что спектакль пора списывать. Впрочем, до такой критической ситуации мы свое творчество не доводим и прощаемся со спектаклем, когда он едва-едва начинает терять успех.

– Вам, наверное, неоднократно приходилось слышать упреки: дескать, «Буфф» гонится за развлекательностью, но мало думает о постановках, посвященным глубинным проблемам человеческой души?

– Нет, у нас все-таки счастливый случай: вывеска защищает театр от подобных упреков. Да и какие могут быть упреки, если у зрителя поднялось настроение? Наоборот,– это достойно уважения. Современный человек устал от тяжелой жизни, и ему нужно место, где бы он мог отдохнуть душой. Репертуарный театр для этого самый подходящий вариант (в отличие, скажем, от разнузданной эстрады или телевидения). Наши спектакли, поставленные по классическим произведениям, дают человеку веру в жизнь.

– «Вишневый сад» ведь тоже комедия…

– Как и «Ревизор», который мы играем. Как и «Свадьба Кречинского»…

– Приглашаете ли вы модных режиссеров?

– Мы приглашаем близких по духу, если человек понимает устремления нашего театра. Недавно была режиссер из Израиля. Она поставила спектакль «Это было так» – о жизни в 1970-е годы. Ведь современная молодежь совершенно ничего не знает о том времени, хотя его эстетика, песни и музыка по-прежнему живы. А сейчас Геннадий Тростянецкий приступает к репетициям спектакля о Чарли Чаплине.

– А приглашаете ли вы популярных актеров для повышения рейтинга?

– Принципиально – нет. У театра должна быть своя труппа, воспитанная определенным образом, и которая может выполнять любые творческие задачи. Если труппа не способна это делать, то зачем нужен такой театр?

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • «Он прошел в искусстве счастливый путь»

    Во вторник, 1 октября, в московском театре «Ленком» проходит церемония прощания с Марком Захаровым. Художественный руководитель театра, народный артист СССР ушел из жизни 28 сентября. Проститься с ним пришли многие деятели искусства, в числе которых Александр Калягин, Галина Волчек, Александр Ширвиндт, Евгений Миронов, Константин Богомолов, Юрий Бутусов, Марк Розовский, Евгений Писарев, Дмитрий Крымов, Миндаугас Карбаускис, Алексей Бородин, а также тысячи поклонников творчества мастера. ...
  • Константин Райкин: «Я совершенно не согласен с сегодняшним решением суда»

    На сайте «Сатирикона» опубликован комментарий худрука театра Константина Райкина по поводу приговора Павлу Устинову, которому Мосгорсуд изменил наказание с 3,5 года колонии на год лишения свободы условно с испытательным сроком два года. ...
  • «Мы должны быть вместе»

    Фото: Михаил Гутерман  Во вторник, 1 октября, Московский театр «Современник» открыл 64-й театральный сезон. По традиции, сбор труппы состоялся в день рождения первого художественного руководителя театра Олега Ефремова. ...
Читайте также


Читайте также

  • Директор театра Karlsson Hause Анна Павинская: «Мы любим риск»

    У репертуарного театра в России есть очевидное преимущество: здесь возможен риск. Например, не сложился спектакль, и постановку списали уже на генеральной репетиции. Но в частном театре, наверное, подобные риски недопустимы. ...
  • Артисты «Ленкома» попросили присвоить театру имя Марка Захарова

    Артисты «Ленкома» обратились к мэру Москвы Сергею Собянину с просьбой присвоить театру имя Марка Захарова, который был художественным руководителем коллектива. «Сейчас подготовлено обращение от труппы театра, со всеми народными артистами и другими уважаемыми артистами, на имя Сергея Семеновича Собянина о том, чтобы назвать театр «Ленком Марка Захарова», – сказал ТАСС председатель комиссии Мосгордумы по культуре и массовым коммуникациям Евгений Герасимов. ...
  • Мосгорсуд отменил возврат дела «Седьмой студии» в прокуратуру

    Во вторник, 8 октября, Мосгорсуд признал незаконным возвращение в прокуратуру уголовного дела «Седьмой студии» и постановил вернуть дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение в ином составе суда. Это решение принято по ходатайству прокуратуры. ...
  • В устав Большого театра внесли изменения

    Назначения и отставки в филиалах Большого театра будут согласовываться с Министерством культуры РФ. Об этом говорится в пояснительной записке к проекту постановления правительства РФ «О внесении изменений в устав федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный академический Большой театр России». ...
Читайте также