Лидия Вележева

«Не люблю играть одно и то же»

 
В премьерном спектакле Театра Вахтангова «Люди как люди» Лидия Вележева сыграла властную, натянутую как струна, Софью Зыкову. В главных ролях на сцене родного театра Вележева блистает нечасто, видимо, поэтому читатели номинировали актрису на премию «Звезда Театрала» в номинации «За лучшую женскую роль».
–Лидия, Горький назвал свою пьесу «Зыковы», однако Владимир Иванов изменил название, решив, что жизнь семьи Зыковых похожа на тысячи других, и, в конце концов, они «люди как люди»…

–Мне тоже сначала было непонятно, зачем он это сделал. Но когда спектакль вышел, я поняла, что Владимир Владимирович прав. Если говорить про общество, то, к сожалению, за последние десятилетия люди не стали внимательнее друг к другу. Очень часто не стремятся понять, услышать ближнего своего. От этого, естественно, идет раздражение, озлобление. Выйдите на улицу или спуститесь в метро: сколько мрачных людей! У нас улыбаются только в бутиках и дорогих супермаркетах. А если зайти в обычный продуктовый магазин– становится не по себе: тебе словно не рады. Люди, наверное, не виноваты в этом, поскольку жизнь сложная и диктует свои условия, но как станет хорошо, если начнем друг другу улыбаться. Злоба поглощает все, она, в конце концов, убьет человечество. Наш спектакль– это крик души: «Люди, остановитесь, посмотрите в глаза друг другу, услышьте своих родных, поймите их боль, помогите решить проблемы. Будьте человечнее по отношению к другим, поймите, простите, не осуждайте». Потому что через равнодушие, злобу и зависть мы разрушаем свою жизнь и свою семью. К сожалению, это перешло в кино и на телевидение. Экран уже не проповедует такие человеческие качества, как порядочность, доброта. Исчезла фраза: «Покраснел от стыда». Неужели сейчас никто не краснеет? В телевизоре сплошь мордобитие, интриги, убийства. А куда исчезли фильмы, которые смотришь и ком подступает к горлу?

–Но, к счастью, есть театр…

–Да. Например, когда я посмотрела спектакль Римаса Туминаса «Последние луны» о стариках, которые доживают свой век в доме престарелых,– не могла сдержать слез. Думала о маме: а вдруг я чем-то ее обидела, сделала что-то плохое? Вышла после спектакля и на людей по-другому смотреть стала, что-то перевернулось внутри меня. Вот таким должно быть искусство. И даже этот грустный спектакль по большому счету – с позитивным посылом. Он делает людей лучше.

–Сегодня противник современного психологического театра– стиль вербатим, когда на сцене показывается все один в один, как в жизни…

–Поэтому некоторые современные постановки вызывают у меня чувство омерзения. Это ужасно и отвратительно, когда Гамлет начинает чесать пятку и при этом говорит: «Быть или не быть?»– а потом садится на горшок, потому что ему надо в этот момент сходить по нужде. Мне хочется спросить у режиссера: «Вы вообще пьесу читали? Разве она об этом?» Он что, вообще не состоялся как режиссер и только скандальным эпатажем может заявить о себе? Я не против новаторства, но в спектакле должна быть душа, он должен поднимать людей над обыденностью. А у нас порой задача режиссера заключается в том, чтобы своей постановкой шокировать публику, не проникая в суть произведения. Многие оправдывают себя: «А вы что, спрашивали у автора лично, так он думал или не так?» Но это все популистские разговоры, поскольку о вербатиме ни Шекспир, ни Островский, ни Чехов даже понятия не имели. У них был другой театр, где, кстати, подобные вещи на корню пресекались. И пьесы писались именно для того театра. Поэтому современное новаторство порой разрушает пьесу. И сегодня, мне кажется, появилось поколение режиссеров, которые даже и не стремятся понять автора, узнать его эпоху. Главное сделать что-то шокирующее. Ну так и пишите для этого современные тексты, не издевайтесь над классикой.

–Кстати, Римас Туминас тоже далеко не консервативный режиссер, хотя его постановки нельзя назвать «издевательством». Он, несомненно, большой художник. А как бы вы охарактеризовали его театральные традиции? Это ведь уже не вахтанговская школа?

–Не вахтанговская, конечно. Сегодня вообще очень трудно определить, что такое «вахтанговское», а что не «вахтанговское». Наша актриса Галина Коновалова, которая в труппе с 1938 года и застала первое поколение артистов, говорит, что Вахтангов был бы в ужасе от того, что сегодня называют «вахтанговским». В самом деле, изменилось время, театр тоже не может задерживаться в развитии. А Римас Туминас– это, несомненно, европейский театр. И как режиссер он бесспорно очень талантлив в своем видении, в своих идеях, в неожиданных решениях. В работе самое важное правильно услышать его. Он всегда очень четко объясняет тебе цели и задачи. При разборе пьесы проходит за всеми персонажами, практически все комментирует. И показывает он, конечно, гениально. Жалко, что широкая публика не знает его как актера. Мы всегда говорим: «Римас Владимирович, не надо показывать, потому что после вас повторить это невозможно. Вы лучше на словах объясните».

–Тем не менее в театре работает другой режиссер– Владимир Иванов, у которого как раз закалка Щукинского училища, и он, как принято считать, хранитель вахтанговских традиций. Когда после работы с Туминасом репетируете в спектакле Иванова, вы меняетесь?

–Да, это как переход на другую планету, поскольку Владимир Владимирович тоже замечательный режиссер, но у него совершенно иное мировоззрение. Благодаря ему, кстати, можно понять те лучшие традиции, которыми славился Вахтанговский театр в прежние времена. Совершенно другая школа! Сейчас, к большому сожалению, многие актеры разучились так играть. Потому что современная жизнь не дает возможности остановиться, выдохнуть, подумать. И когда мы приступили к репетициям «Зыковых», Владимир Владимирович все время нас одергивал: «Подождите, погрузитесь в пьесу, пустите эмоции, покажите свое нутро». И мы его услышали.

–То есть вам не приходилось перестраивать себя, чтобы привыкнуть к требованиям другого режиссера?

–Перестройка внутреннего мира входит в актерскую профессию. Чем больше ты умеешь, тем лучше. Я стремлюсь к тому, чтобы все роли в театре у меня были абсолютно разные, не люблю повторяться. А для этого идешь на жертвы, стараешься изменить свои приемы, сломать стереотипы. Каждый вечер мы выходим на сцену и здесь очень опасно повторяться, ведь зритель купил билет: во время спектакля он должен открыть в тебе что-то новое. Поэтому я предпочитаю остаться без роли, чем играть одно и то же. Интересно быть разной, непредсказуемой, экспериментировать с внешностью. Кстати, я не боюсь показаться некрасивой и с удовольствием сыграла бы комическую старуху. Недавно снялась у Джаника Фазиева в фильме про грузино-осетинский конфликт. Сыграла там взрослую осетинку, которая на порядок меня старше. Но как актрисе мне это интересно. Да еще я отдала тем самым дань Осетии, пережившей страшные события 2008 года. В хороших проектах я готова сниматься за копейки, но если мне предлагают хороший гонорар, но просят при этом совершить в кадре что-то скабрезное– никогда на это не пойду. Как говорила Фаина Раневская: «Сняться в плохом кино, все равно что плюнуть в вечность». Я с ней полностью согласна. Возможно, если бы я была одна и тянула на себе семью, поступала бы по-другому. Но мне повезло, потому что у меня очень сильная поддержка со стороны мужа (актер Алексей Гуськов. – «T»). Он много работает, и я часто ругаю его: «Хватит, остановись! Подумай о здоровье».

–Кстати, а как уживаются в семье два творческих человека, да еще и воспитанных в разных театральных вузах? Тут без споров, наверное, не обходится?

–Если актер талантлив, то не имеет значения, какую театральную школу он окончил. Всегда интересно играть с сильными партнерами. А Леша в этом плане просто глыба, которая притягивает к себе. На сцене у нас нет ощущения, что мы муж и жена. Хотя, если возникает какая-то накладка, нам легче понять друг друга и в секунду разрулить создавшуюся ситуацию. Алексей относится к тем партнерам, которые «не тянут на себя одеяло», чем, к сожалению, грешат многие актеры. Партнера нужно подавать, как нам говорили педагоги. Подашь ты партнера, партнер подаст тебя. И никогда не нужно заступать за определенную черту. Сталкиваться в образах– да, но при этом нельзя играть на его поле или выставлять себя вперед.

–Вы и своих мальчишек так воспитываете? Старший ведь у вас уже актер?

–Да, Владимир актер Театра Маяковского. А младший Дмитрий поступил на продюсерский факультет. Мы воспитывали в них чувство ответственности за свои слова и поступки, чувство справедливости. Я и сама такая. В детстве могла постоять за себя. Правда, до третьего класса приходила домой в синяках, сдачи не могла дать. А сверстники, видя, что я слабая, дергали меня за косички, однажды даже разбили висок, шрам остался до сих пор. Но я никогда не дралась: думала, что это девочке не к лицу. А потом мама сказала мне, что надо себя защищать. Но никогда первая в драку не лезла. Вот если кого-то обижали, то мимо не проходила, заступалась, защищала, хотя часто за это получала от более сильных ребят. И сейчас не могу пройти мимо несправедливости. Правда, обидно, что порой те люди, за кого заступалась, впоследствии делали тебе очень больно. Но я все равно буду защищать слабых. Это очень важно, особенно в такой среде, как театр.

–А что, по-вашему, таланту нельзя простить?

–Предательства. Еще терпеть не могу лицемерия, интриг, которые закручиваются вокруг этой лжи. Я человек конкретный и считаю, что лучше сказать правду, чем промолчать. Но при этом постараться, конечно, не обидеть человека. К сожалению, люди чаще помнят зло, оно более яркое. А хорошее, как правило, быстро забывается. В каждом человеке сидит дьяволенок, но просто кто-то умеет его убрать, а кто-то оставляет только темную сторону и при этом еще упивается своей ненавистью к остальным. Это заметно в неопытных коллегах– еще ничего не сделал для театра, а пафоса– Матерь божья! А посмотрите на великих актеров. Михаил Александрович Ульянов, который никогда не позволял себе пафоса, надменности по отношению к другому, будь то начинающий актер или зрелый. Тот же Юрий Васильевич Яковлев: яркий, темпераментный на сцене, но какой скромный, интеллигентный в жизни. Всегда остается в тени. Я обожаю его. Добрейшей души человек и Артист с большой буквы. Василий Лановой, Ирина Купченко– талантливые и вместе с тем необычайно скромные люди. Жаль, что среди актеров среднего поколения таких очень мало.

–Кстати, Михаил Александрович Ульянов говорил, что актерская репутация зарабатывается годами, но испортить ее можно в один миг…

–Жаль, что по молодости этого не понимаешь, и пока сам не наступишь на грабли, даже задумываться не станешь о своей репутации. Однажды у меня произошел ужасный случай, который чуть было не положил конец актерской карьере. Прошло много лет, но до сих пор я вспоминаю его со стыдом… А вообще на сцене всякое бывает. Иногда от усталости и напряжения можешь что-то ляпнуть из другой пьесы. Иногда стоишь– и чистый лист перед глазами: где я, что за сцена и вообще какая это пьеса? Помню, мы играли с Этушем спектакль «Неаполитанские страсти». Владимир Абрамович обращается ко мне, и я должна отвечать, а у меня текст просто напрочь выскочил. Стоят актеры, молчат, смотрят на меня, я на них и понимаю, что следующая реплика моя. А что я должна сказать? Пауза была большая. По выражению лица мои партнеры поняли, что я забыла текст, и шепотом подсказали. Но такое, как правило, происходит из-за перегруженности актера.



Благодарим за помощь в проведении съемки сеть салонов красоты Alter Ego в ТЦ Lotte Plaza,Новинский б-р, 8, и ресторан «Балкон»

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • Голая правда

    Новый спектакль «Гоголь-центра» взбудоражил публику и прессу задолго до первых показов, когда стало известно, что в нем участвуют Сати Спивакова, Константин Богомолов и около двадцати обнаженных перформеров. Театр же позиционировал свою премьеру, как запоздалое пришествие на отечественную сцену немецкого драматурга Хайнера Мюллера, которого у нас хоть и ставили, но весьма эпизодически, тогда как в Европе он был одной из знаковых театральных фигур конца прошлого века, а в 90-е возглавлял «Берлинер Ансамбль». ...
  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «Мы должны быть вместе»

    Фото: Михаил Гутерман  Во вторник, 1 октября, Московский театр «Современник» открыл 64-й театральный сезон. По традиции, сбор труппы состоялся в день рождения первого художественного руководителя театра Олега Ефремова. ...
Читайте также


Читайте также

  • Наталия Опалева: «Мы придумали особый жанр – «изо-сериал»

    Проект Музея AZ «Свободный полет», посвященный Андрею Тарковскому и художникам неофициального искусства второй половины ХХ века, с успехом прошел в Западном крыле Новой Третьяковки. «Театрал» побеседовал с генеральным директором Музея AZ Наталией Опалевой. ...
  • «Эта великая книга еще не прочитана»

    Молодежный театр на Фонтанке продолжает программу международного сотрудничества. В апреле Шведский театр из города Турку представит на этой сцене спектакль «Женщины – 3» финской писательницы и режиссера Туве Аппельгрен, а недавно здесь состоялась премьера испанского театра «Трибуэнье» «Полет Дон Кихота». ...
  • Сергей Скрипка: «Наше кино движется в правильном направлении»

    В субботу, 5 октября, художественный руководитель и главный дирижер Российского государственного симфонического оркестра кинематографии Сергей СКРИПКА отмечает 70-летие. В преддверии праздника «Театрал» побеседовал с юбиляром. ...
  • Олег Басилашвили: «Товстоногов занимался жизнью человеческого духа»

    В эти дни в БДТ им. Товстоногова всё связано с именем Олега Басилашвили: на фасаде театра появился огромный баннер с фотографией из премьерного спектакля «Палачи», в котором народный артист СССР играет главную роль, а в фойе устроили масштабную выставку, где фотографии из семейного архива, кадры из фильмов, сцены из спектаклей перемежаются с цитатами юбиляра. ...
Читайте также