Выбери свою звезду

Продолжается голосование на лучшие театральные работы минувшего сезона

 
На сайте журнала «Театрал» (www.teatral-online.ru) началось зрительское голосование на лучшие актерские и режиссерские работы минувшего сезона. По итогам голосования в декабре в Центральном доме актера пройдет торжественная церемония и вручение премий «Звезда Театрала».
Победители получат фарфоровые статуэтки от знаменитого дизайнера Фабрицио Сманиа (мим в черном костюме, держащий в руках золотую звезду в 24 карата). Напомним, что «Звезда Театрала» – единственная в российской столице премия, где номинантов предлагают сами зрители. Затем из поступивших заявок эксперты формируют шорт-лист и выставляют для голосования на сайт журнала. В разные годы лауреатами премии становились Олег Басилашвили, Вера Васильева, Владимир Этуш, Александр Ширвиндт, Олег Табаков, Валентин Гафт, Александр Филиппенко, Марат Башаров и многие другие. Кому достанутся награды в этот раз – покажет голосование, а пока представляем претендентов в очередных номинациях.

За лучшую режиссуру

Миндаугас Карбаускис

«Будденброки» (РАМТ)


«Будденброки» по роману Томаса Манна– второй спектакль Миндаугаса Карбаускиса на сцене РАМТа. В предыдущей постановке «Ничья длится мгновение» режиссер рассказал об уничтожении в гетто семьи портного Авраама Липмана. В «Будденброках» рассказывается о гибели именитого немецкого торгового дома. Карбаускис, как правило, ставит, что душа велит, пытаясь разобраться отнюдь не с теми «актуальными проблемами», которые сейчас носятся в воздухе, а с вопросами, о которых редко задумываются. Так, в «Будденброках» одним из главных действующих лиц стала толстая родовая тетрадь, в которую веками вписываются главные семейные события: рождения, крещения, первые школьные годы, помолвки и браки…

Виктор Рыжаков

«Прокляты и убиты» (МХТ) и «Пять вечеров»  («Мастерская Петра Фоменко»)

В спектаклях Виктора Рыжакова много пластических монологов, но все же главная его черта– внимание к малейшим деталям. Начиная с театральной программки к «Пяти вечерам» (конверт от пластинки, на котором парят женские силуэты, отсылая нас к летящим над городом героям Марка Шагала) и заканчивая непосредственно стилистикой спектакля. То же и в премьере на сцене МХТ: из двух томов романа «Прокляты и убиты» Виктор Рыжаков выбрал самые драматичные эпизоды. Квадратный помост, обитый свежими досками, становится плацдармом для новобранцев. Перед нами будущие бойцы, которые проходят учения перед уходом на фронт. Помост служит для них и обеденным столом, и постелью, и учебной партой на политзанятиях (новобранцев играют молодые артисты, выпускники театральных вузов).

Роман Виктюк«Король-Арлекин» 

(Театр Виктюка)

О взаимоотношениях художника и власти написано и сыграно немало. В спектакле «Король-Арлекин» Роман Виктюк пошел дальше и посадил на королевский трон комедианта, сумевшего обмануть народ, но обманувшегося в природе и силе власти. Спектакль стремителен, как цирковое представление, – головокружительные трюки и клоунские гэги сменяют друг друга с бешеной скоростью, зрительный зал через какое-то время впадает в ступор, парализованный столь непривычным и совершенным зрелищем. Актеры Виктюка абсолютно универсальны: они легко управляются с ходулями, кувыркаются под куполом сцены без всяких страховок, выстраиваются в диковинные пирамиды и виртуозно танцуют то степ, то брейк-данс, то тарантеллу. При этом они остаются драматическими актерами, а не говорящими эквилибристами, воздушными гимнастами, канатоходцами или акробатами.

Владимир Иванов

«Люди как люди» 


(Театр имени Вахтангова)

Режиссер Владимир Иванов решительно отказался от социального заострения основного конфликта. Может быть, именно поэтому спектакль, по горьковской пьесе назван «Люди как люди». Меньше всего его интересует имущественное состояние героев. Куда больше режиссера занимают философские и нравственные проблемы семьи Зыковых. Они кажутся ему более существенными для нынешнего поколения зрителей, которые приходят в театр не только за тем, чтобы узнать, как жили, о чем думали, спорили наши предки, но и за тем, чтобы получить ответы на самые животрепещущие вопросы, волнующие наших современников. И судя по той тишине, что царит в зале, которая время от времени прерывается всплесками эмоций, по тем овациям, что завершают представление, он сделал правильный выбор.

Юрий Любимов

«Маска и душа» 


(Театр на Таганке)

Премьера спектакля состоялась после окончания юбилейного чеховского года, когда казалось, что ничего нового ни о Чехове, ни о его произведениях сказать уже нельзя. Юрий Любимов развеял это заблуждение, предложив в «Маске и душе» интерпретацию, в которой нет и намека на знакомые детали «чеховского стиля». Любимов, сам составивший композицию спектакля, напомнил об особенностях чеховского мировосприятия, старательно «затертых» еще советской цензурой. О религиозности Антона Павловича и о подмеченной классиком двойственности природы человека: конфликте его внешнего облика (маски) и внутренней сути (души). Любимов подчеркивает этот конфликт, переводя на язык театра фрагменты ранних чеховских рассказов, фразы из его дневников и отрывки воспоминаний современников об Антоне Павловиче.

Марк Розовский

«Метель» (Театр «У Никитских ворот»)


По мнению Марка Розовского, произведения Владимира Сорокина трудно перевести на язык сцены. Но история театра знает множество примеров, когда сложная задача подталкивала режиссеров к сложным изобретениям. Спектакль «Метель» Розовский насытил многочисленными знаками, аллегориями– получился страшный образ страны, для которой метель вполне распространенное явление, наш родной признак жизни. Жуткая русская зима– в ее самом неприглядном виде. Бушующая стихия. Сугроб на сугробе. Мрак да мрак. Но у Сорокина это еще и образ: метель как непрекращающаяся, всевечная сила, противостоящая человеку и всему живому. Непобедимая и ужасная. Впрочем, в своем спектакле режиссер утверждает, что Владимир Сорокин ненавидит не Россию, а ее трагическую судьбу.

Генриетта Яновская

«Прощай ты, ты, ты…» 


(МТЮЗ)

После уморительно серьезной сказки «Волк и семеро козлят», которую посмотрели немало взрослых втайне от детей, режиссер Генриетта Яновская вернулась к любимому жанру трагической буффонады и любимым зверям– людям. «Прощай ты, ты, ты…» по пьесе бельгийского драматурга Фернана Кроммелинка начинается резко и грубо, как коммунальная склока. Обманутая жена приходит с утра как следует потрепать свою соперницу Леону, заворожившую всех мужчин в округе. «Ну что она с ними делает, что?»– воет жена, наворачивая круги вокруг балкона Леоны, тряся юбками и бешено вращая глазами. Почти из ничего, из бытовой сцены начинает клубиться энергия театра Яновской, где сильные женщины хрупки, а обманутые глубоко счастливы. Чарующая песнь во славу женской загадки берет первый мощный аккорд под фанфары иерихонской трубы, спрятанной в сене. Служанка Аликс дует в нее: Леона, вылезай из ванны, пора принимать удары судьбы.

За лучшее соло (мужская роль)

Евгений Миронов

Калигула. «Калигула»


(Театр наций)

Чернота заполонила дворец Калигулы в постановке Эймунтаса Някрошюса. Смерть подошла к Калигуле близко-близко, забрав самого дорогого человека– сестру Друзиллу. И теперь Калигула– Евгений Миронов всюду ищет хрупкую девичью фигурку и всюду видит гримасу стерегущей смерти. Стены царского дворца вдруг становятся слишком хрупкими и крошатся в руках. Калигуле страшно умереть, но оказывается, что легко убивать. Невыносимы собственные муки, но он открывает, что можно мучить зависящих от тебя людей… Царственный мучитель льет кровь, как воду, издевается над близкими и дальними отнюдь не из прихоти садиста или по извращению любимой мысли. Калигула-Миронов ведет себя как человек, вдруг осознавший, что катастрофа неминуема, спасения нет, боги не слышат, но при этом не имеющий храбрости жить вопреки всему.

Антон Шагин

Пер Гюнт. «Пер Гюнт»(«Ленком»)

Недавний выпускник Школы-студии МХАТ Антон Шагин за несколько лет стал заметным явлением столичной сцены и нашего кинематографа. Параллельно с премьерой в «Ленкоме» на экраны столицы вышел фильм Александра Миндадзе «В субботу», с успехом прошедший на 61‑м Берлинском кинофестивале. Антон Шагин играет там главную роль партийного инструктора и бывшего рок-музыканта, ставшего свидетелем ночного взрыва на Чернобыльской АЭС. Репетирующиеся рядом роли часто влияют друг на друга. И Шагин принес в своего Пер Гюнта стронциевую отраву эсхатологического фильма Миндадзе. Его Пер живет в мире, где уже загорелся реактор, и оттого сумасшедшая энергия рвет на части его ладное тело, несет его прочь от дома, от матери и от любимой Сольвейг. Его бесстрашие, которым Пер правильно гордится как главной ценностью, вырастает из знания о собственной обреченности и об обреченности мира.

Сергей Юшкевич

Герман Бродер. «Враги: история любви» 


(«Современник»)

Действие происходит в пятидесятые годы в США: после войны прошли годы, но эмигрант Герман Бродер (Сергей Юшкевич) по сей день слышит ее отголоски. Они звучат в грохоте нью-йоркского метро, о войне напоминают газеты и рассказы ближних. И кажется, что жуткое прошлое навсегда захватило Бродера в свои цепкие лапы. Ему ночами снится концлагерь, он не может забыть, как скрывался от фашистов в стогу сена и как однажды фашистский штык коснулся его головы. Единственное, что помогает ему отвлечься от тяжких воспоминаний о концлагере, – половая жизнь, которую он умудряется вести с каждой из трех своих женщин. Сергей Юшкевич сыграл своего героя как слабовольного мужчину, из которого война вытравила не только мужество, не только умение сделать решающий шаг, но и стерла всякую способность радоваться. «Такие, как ты, не способны принимать решение».

Александр Калягин

Просперо. «Буря» (Et Сetera)


Волшебник Просперо в исполнении Калягина колдовством вызывает группу актеров‑статистов, с эстрадной яркостью разыгрывающих его мальчиков для битья: короля Неаполитанского, брата-предателя, королевскую свиту с ее неизбежными надоевшими шутами и воинами. Режиссерский взмах руки Просперо– и вот гротескный король Неаполитанский застывает в оцепенении. Взмах руки– и юный Фердинанд роняет свой меч. В игре Калягина понятен и груз усталости от собственных умений, когда по мановению руки ты создаешь и разрушаешь мир, повелеваешь стихиями и людьми. И печаль от сознания иллюзорности всех сценических бурь и предсказуемости людских реакций. Он тоже знает цену волшебному острову и все его секреты. Понимает возраст, когда все можешь и ничего не хочешь. Тот возраст мудрости, когда понятны и тщета реванша, и призрачность любых побед, кроме разве победы над собой.

Алексей Девотченко

Поприщин. «Записки сумасшедшего» (МТЮЗ)


Кама Гинкас и Алексей Девотченко наглядно показывают, как из чувства собственной приниженности рождается жажда самоутверждения. Когда человек ищет опоры не в собственных достоинствах, а в утверждении своей принадлежности к чему-либо. К сословию (я– дворянин!), к конфессии (я– православный!), к национальности (я– русский!). Алексей Девотченко вполне убедительно может сыграть персонажа, который рекомендует себя: «Я– гений» (его он играл у Валерия Фокина в «Живом трупе»). Может быть органичным в гротескном философе-Шуте у Льва Додина в «Короле Лире». В «Записках сумасшедшего» он сыграл простодушно-глупого человека, однако за всеми глуповатыми эскападами ощутима издевательская усмешка, готовый высунуться в дразнилке острый язык: ну что, поверили?

Константин Райкин

Подпольный. «Вечер с Достоевским» («Сатирикон»)


Спектакль начинается с медленного поиска тона: герой Райкина медленно читает книгу сначала про себя, потом вслух: «Я человек больной… Я злой человек. Непривлекательный я человек. Я думаю, что у меня болит печень». Потом артист попросит добавить света, потребует стол, стул, микрофон, музыкантов, вазу для цветов. Будет щедро использовать самые затрепанные приемы эстрадников: «Вы что-то сказали? Вот вы?..» А потом вдруг из перехода поправит своего героя: «Теперь мне сорок… Да нет, мне уже шестьдесят…» Актер существует в непрестанном скольжении между собой и ролью, между дуракавалянием и обнажением души. Вот только что на твоих глазах он примеривает очередную маску, а вот она уже так пристала к лицу, что иголки не просунешь. Серьезность и гаерство, лицедейство и исповедальность меняются местами. Серьезность притворна, лицедейство– искренне, исповедальный тон обманывает, а игровая стихия обнаружит свою больную кровавую изнанку.

Владимир Вдовиченков

Густав. «Ветер шумит в тополях» (Театр Вахтангова)


После яркой роли в «Дяде Ване» Владимир Вдовиченков предстал в образе ветерана Первой мировой войны. Его Густав ворчун и романтик, который всю жизнь провел в сражениях, глядел смерти в лицо, а теперь жизнь привела его в богадельню, где он встречает таких же ветеранов. Только на их фоне герой Вдовиченкова получился желчным нелюдимом с гневно сверкающими глазами. Он не скрывает «картонной» природы своего персонажа, над которым так легко смеяться и которому трудно сострадать– невозможно ведь плакать над героями комикса.

  • Нравится


Самое читаемое

  • Александр Ширвиндт: «Хочется выскочить из повседневности»

    Недавно Театр сатиры отметил свое 95-летие спектаклем, который Александр Ширвиндт называет «милым баловством», «лёгким хулиганством». И это – очередная изобретательная выдумка Александра Анатольевича. Впрочем, в интервью «Театралу» речь зашла не только о торжествах… – Александр Анатольевич, сейчас всюду – сплошные перемены. ...
  • Владимир Машков: «К этому спектаклю мы шли долго и трудно»

    Театр Олега Табакова готовится представить новую редакцию спектакля «Ревизор» по пьесе Гоголя. Как и в случае со спектаклем «Матросская тишина» это будет возвращение на сцену «Табакерки» знаменитой постановки прошлых лет. ...
  • Ушел из жизни артист театра Et Cetera Петр Смидович

    После продолжительной болезни в возрасте 67-ми лет скончался ведущий актер театра Et Cetera Петр Смидович.   «Он долго болел, но мы все верили, что он победит, – говорится в некрологе на сайте театра. – Все надеялись, что ему поможет операция, но… Очень горько, очень больно, очень тяжело. ...
  • Пятнадцать спектаклей о войне

    В преддверии Дня Победы «Театрал» собрал постановки, созданные в память о Великой Отечественной войне.    «Минуты тишины» Режиссер: Александр Баркар РАМТ, Черная комната Участвуют: Рамиля Искандер, Денис Баландин, а также Максим Олейников (фортепиано), Николай Мохнаткин (баян), Ксения Медведева (гитара). ...
Читайте также


Читайте также

  • «Звезда Театрала»-2019: спектакли, создающие чудо

    2 декабря на сцене Вахтанговского театра пройдет торжественная церемония награждения лауреатов театральной премии зрительских симпатий «Звезда Театрала»-2019. Среди 17-ти представленных номинаций есть особенная, можно сказать, одна из самых важных – это «Лучший спектакль для детей и юношества». ...
  • Райкин, Макаров или Смоляков - кто станет лауреатом «Звезды Театрала»?

    Сегодня мы знакомим читателей с претендентами на премию «Звезда Театрала»  в номинации «Лучшая мужская роль второго плана» – это Константин Райкин, Олег Макаров и Андрей Смоляков. Победители премии зрительских симпатий станут известны 2 декабря на торжественной церемонии в театре им. ...
  • Номинанты «Звезды Театрала»: «Лучший музыкальный спектакль»

    Сегодня мы представляем тройку претендентов в номинации «Лучший музыкальный спектакль». До объявления победителей XII премии зрительских симпатий «Звезда Театрала» остается меньше месяца. Лауреаты будут объявлены 2 декабря на торжественной церемонии в Театре им. ...
  • «Звезда Театрала»-2019: аккредитация СМИ

    Редакция журнала «Театрал» сообщает коллегам, которые планируют освещать торжественную церемонию вручения наград интернет-премии зрительских симпатий «Звезда Театрала», что последним днем аккредитации является 28 ноября. ...
Читайте также