Оксана Мысина

«Я не люблю успокаивать»

 
Вот уже 11-й год Оксана Мысина превращается в обезумевшую Катерину Ивановну, а зритель в зале оказывается на поминках по Мармеладову, испытывает острое чувство вины, брезгливость, жалость, ужас и любовь одновременно. Она делает это до полной гибели, всерьез и по-настоящему, каждый раз начиная с нуля. «К.И. из «Преступления», моноспектакль, поставленный в МТЮЗе Камой Гинкасом, объездивший полмира и до сих пор собирающий полный зал.
– Все, что касается профессии, в этом спектакле есть. Там заложено все. Там есть конкретный, очень конкретный диалог с Богом, с верхом, я требую ответа каждый день, когда я играю спектакль. Я вижу глаза людей, которые приходят. Здесь есть жизнь. У меня иногда такое впечатление, что я сама это все написала, что я Достоевский и есть. Все настолько мое, что я становлюсь Катериной Ивановной, Катерина Ивановна – это Оксана Мысина, и я запутываюсь до такой степени, что, когда заканчивается спектакль, у меня происходит полное какое-то омоложение организма, очищение такого рода, которое называется катарсисом.

И я знаю, что это происходит с людьми, которые приходят на спектакль. Кто-то мне рассказывает, что ходит, гуляет по Москве долго, всю ночь не спит… Кому-то хочется молчать, кому-то хочется плакать, кому-то хочется думать, кто-то звонит на следующий день, говорит, что пойдет еще. Есть люди, которые ходят по 10, по 15 раз. На один и тот же спектакль, потому что он всегда разный.

– Насколько я знаю, этот спектакль был задуман Камой Гинкасом отчасти как импровизация. Думать на сцене сложно?

– Там есть много разных вариантов. Естественно, импровизация – это дело серьезное. Это не то, что, как тебе сегодня захочется, так ты сегодня и выдашь. Конечно, ты слушаешь себя, ты видишь зрителей, ты идешь от зрителей, но ты идешь и от своего ощущения сегодняшней ситуации, сегодняшнего мира. Во вчерашнем спектакле эмоциональный взрыв может быть в одном месте, сегодня он может быть в другом. Или его может вообще не быть потому, что сегодняшняя эмоция – она уже другая.

Моноспектакль – это очень опасная вещь. Это все равно, что ты входишь в клетку с тиграми, и ты там один. У тебя нет возможности схватиться за партнера, спрятаться. Ты голый. Выходишь и… Вот что будет сегодня, то будет. Да и вообще театр – это площадное искусство. Когда-то люди расстилали коврик и говорили то, что они считают нужным говорить.

Мне кажется, состояние диалога – это в наше время какое-то очень идеалистическое понятие. Оно, наверное, есть где-то там, в каком-то очень идеальном мире. В нашем мире люди живут в состоянии монолога. Даже если они говорят вдвоем или втроем. У каждого совершенно свой процесс. Совершенно свой взгляд на мир и каждый, как бы слушая другого, думает все равно о своем.

– То есть мы живем в режиме моноспектакля?

– Наверное, всегда это было, но вот, на рубеже столетия, а тем более тысячелетия, это ощущение космического одиночества преследует людей. Оно настолько глубоко, мне кажется, сейчас в сознании… Может быть, поэтому я стала петь рок, потому что рок – это тоже трагический крик человека в пустыне.

Конечно, в моноспектакле текст тоже важен, но моноспектакль предполагает какое-то необычное общение. Во всяком случае, то, что я делаю у Камы Гинкаса, там это просто на очень огнеопасном расстоянии со зрителем. Я иногда приближаюсь к нему сантиметров на 15, настолько близко, лицом к лицу… Так не принято в театре. Это нарушение человеческой ауры. Но спектакль построен на отторжении и на приближении. На контрастах.

Это особая техника, которую мне подарил Кама Гинкас, который меня питает столько лет, и я ужасно это люблю. Это так привлекательно, это так страшно и так в профессиональном смысле завораживающе, что я обожаю этот спектакль, и каждый раз, когда он мне предстоит, у меня просто дрожь…

– Значит, в вас сидит эта идея моноспектакля, если вы не ограничились одним и на второй замахнулись…

– Знаете, как бывает, человек, который однажды испытал что-то необыкновенное, снова хочет это повторить. И моя новая работа, которую я затеваю, тоже будет моноспектакль. С питерским режиссером Алексеем Янковским. Потрясающим молодым режиссером, авангардным, необычным, самобытным, очень тонким и очень взрывным. По пьесе знаменитого театрального авангардиста Клима.

Янковский – лауреат фестиваля «Новая драма», в прошлом году его назвали лучшим режиссером. За спектакль, который они сделали с Александром Лыковым, потрясающим питерским актером. А Клим – это ученик Анатолия Васильева и Анатолия Эфроса, известнейший экспериментатор театра. Он написал вещь, которую я прочла… Эта пьеса называется «Я, он, она, или Девочка со спичками». И я поняла, что я не могу это не играть. Я просто не могу это не делать. Потому что это написано таким грандиозным поэтическим языком, это такой поток сознания, такая красота и такой эксперимент… Но я не хочу рассказывать про эту пьесу, ее надо сначала сделать.

Настоящее искусство – это вызов, это бой. Это может быть неприятная вещь, это та вещь, которая заставит тебя вздрогнуть, а не заставит тебя просто успокоиться, умиротвориться. Хотя такое тоже нужно. Искусство должно быть разное. Есть люди, которые способны людей в зрительном зале усыпить, и они поспят и выходят счастливыми. Есть люди, которые способны кого-то взорвать, и это тоже для зрителей бывает важным и нужным. Поэтому каждый живет по способностям. Я не люблю успокаивать. Мне кажется, что и так очень многое нас успокаивает.

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Где купить «Театрал»: журнал увеличил охват

    В редакцию чаще стали обращаться читатели с вопросом: где в условиях самоизоляции приобрести апрельский «Театрал»? В самом деле, интерес закономерен, поскольку театры закрыты, невозможно получить журнал и в редакции, а также у целого ряда наших партнеров (например, в ресторанах, где журнал выставляется на стойках, или в книжных магазинах). ...
  • Театр «Санктъ-Петербургъ Опера» расскажет о тайной жизни Петра Первого

    Театр «Санктъ-Петербургъ Опера» 27 мая ко дню города планирует вновь представить зрителям шутливую мелодраму Доницетти «Петр Первый, или невероятные приключения русского царя». Еще до карантина специально для «Театрала» создатели спектакля открыли двери своего театра, чтобы наши читатели могли увидеть фрагменты репетиций и интервью с режиссером Юрием Александровым. ...
  • Театр им. Сац в День театра покажет онлайн балет и оперу

    В пятницу, 27 марта, Детский музыкальный театр им. Наталии Сац отметит Международный день театра показом двух спектаклей, но на этот раз - онлайн: на платформе культура.рф и в соцсетях театра. В 14.00 зрители смогут посмотреть балет Кирилла Симонова «Синяя птица» на музыку Ильи Саца и Ефрема Подгайца. ...
  • «Сатирикон» готовит подарок ко Дню театра

    Премьерный спектакль «Дорогая Елена Сергеевна» выйдет онлайн. Бесплатная трансляция начнётся в 19:30, 27 марта на сайте театра.   Несмотря на карантин, в театре «Сатирикон» выход премьеры решили не откладывать, поэтому новую постановку «Дорогая Елена Сергеевна», по культовой пьесе 80-х, сыграют без зрителей. ...
Читайте также