Ничей ангел

«Трамвай «Желание» в ТЮЗе

 
Сцена из спектакля
Стремительному современному театру, мечтающему не навредить вечно спешащему зрителю, главный режиссер ТЮЗа Генриетта Яновская упорно противопоставляет длительный, медленный, разговорный спектакль. Здесь ценится не аттракцион, не вспышки памяти, а ежедневное общение. Люди строят взаимоотношения – важен сам факт строительства, факт попытки жить в мире друг с другом, – строят долго, как Вавилонскую башню, которая, построенная, тут же готова развалиться. Случившееся с Бланш случилось не вдруг, не спонтанно – авторы спектакля почти физиологически показывают, как накапливается раздражение противоборствующих сторон. Случившееся – естественно.
Яновская волюнтаристски обходится с пьесой Теннеси Уильямса – никто и не ждал иного подхода. Она превращает драму в настоящую современную трагедию, а мир, в котором случилась катастрофа внутри одной семьи, показывает нам как огромную глобалистскую дыру, где выживают только те, которых много.

Ожидая приехать в Нью-Орлеан, пусть на самую его рабочую окраину, Бланш Дюбуа (Ольга Понизова) попадает в тайский квартал, где в окружении ориенталистской мебели поселились супруги Ковальские. «Елисейские поля», как иронично называет их Бланш, запружены эмигрантами. По улице ходят толпы корейцев, общающихся между собой на своем языке и как-то незаметно, «мебелью» входящих в дом европейцев. Одетые во все черное, они похожи на тараканов – в определенном смысле Яновская даже слегка шовинистически настроена: все это напоминает финал фильма Иоселиани «Охота на бабочек», где дом старых аристократов наполняет варварская корпорация японцев. Чуть выше квартиры поляка Ковальского живут перуанцы – по крайней мере, это видно по убранству комнаты. Сергей Бархин сделал из сцены технологический кондоминиум, выпирающий на зрителя голым каркасом, скелетом умершего паука с одеревеневшей паутиной – страшноватая декорация. Ее венчает одиноко стоящая на авансцене крошечная деревянная скульптура – под европейское средневековье – ангела, поднявшего вверх крылья. Выражение его «лица» и отдельное предстояние совсем не предполагает, что это ангел-хранитель этого разлаженного, спутанного мира. Это отдельный ангел. Он ничей.

Покинув свой дворянский дом, Бланш Дюбуа покинула на самом деле аквариум, в котором жила изолированно, не ведая истинного положения дел. Из XVIII кринолинно-галантного века попала в начало XXI – в век глобализации и интернационализации, в эпоху фанка и караоке. Из мира ценностного, не желая ни капельки меняться, ни просто приглядеться к тому, как мир изменился, Бланш Дюбуа попадает в мир, этих ценностей лишенный, но это совсем не значит, что других ценностей наш мир не обрел. Собственно, в этом и весь конфликт выразился, и вся мощная трагедия. В своем «Трамвае» Яновская вообще ни на чью позицию не становится. Бланш уничтожила любовь двух сердец, посеяла раздор в благополучной семье. Ковальский разрушил разум Бланш, изнасиловав женщину, которая буквально вешалась ему на шею, возбуждаясь от противного и намеренно раздражая своего «физиологического» соперника. На поведение Ковальского (могучий и совсем не «звериный» Эдуард Трухменев) можно смотреть как угодно, осуждающе или понимающе, но ясно одно: человек имеет право на инстинкты. Вполне человеческие, откровенно говоря.

Яновская фиксирует трагический тупик, клубок безвыходных ситуаций и необъяснимых противоречий. В роли Стеллы Елена Лядова способна продемонстрировать такую сильную и страстную любовь к Ковальскому, что хочется к черту послать все благодушие, всю якобы «голубую кровь» Бланш, весь этот богоспасаемый домик, хранимый ею, всю фальшь ее слов и поступков – женщины, которая так и осталась неприспособленным к жизни ребенком, некомфортным для остальных. А именно такой Бланш играет Ольга Понизова – фарфоровой куколкой, в меньшей степени изящной, и в большой – безмозглой. Мыть посуду в перчатках – это примерно то же самое, что с людьми через полиэтилен общаться, боясь забрызгаться их животной слюной. Презирать людей и донимать их полугодичным проживанием в их квартире? В отношении навечно разрушенной любви Ковальских еще неизвестно, кто варвар.

Все вместе герои переживают мгновенное разрушение мира, который казался им устойчивым. Кто-то сумел приспособиться, кто-то нет. Можно упереться рогом и не сдвинутся с места, даже если почва уходит из-под ног. Но гораздо важнее верить в то, что феномен неизменчивости в природе не наблюдается.

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Где купить «Театрал»: журнал увеличил охват

    В редакцию чаще стали обращаться читатели с вопросом: где в условиях самоизоляции приобрести апрельский «Театрал»? В самом деле, интерес закономерен, поскольку театры закрыты, невозможно получить журнал и в редакции, а также у целого ряда наших партнеров (например, в ресторанах, где журнал выставляется на стойках, или в книжных магазинах). ...
  • Театр «Санктъ-Петербургъ Опера» расскажет о тайной жизни Петра Первого

    Театр «Санктъ-Петербургъ Опера» 27 мая ко дню города планирует вновь представить зрителям шутливую мелодраму Доницетти «Петр Первый, или невероятные приключения русского царя». Еще до карантина специально для «Театрала» создатели спектакля открыли двери своего театра, чтобы наши читатели могли увидеть фрагменты репетиций и интервью с режиссером Юрием Александровым. ...
  • Театр им. Сац в День театра покажет онлайн балет и оперу

    В пятницу, 27 марта, Детский музыкальный театр им. Наталии Сац отметит Международный день театра показом двух спектаклей, но на этот раз - онлайн: на платформе культура.рф и в соцсетях театра. В 14.00 зрители смогут посмотреть балет Кирилла Симонова «Синяя птица» на музыку Ильи Саца и Ефрема Подгайца. ...
  • «Сатирикон» готовит подарок ко Дню театра

    Премьерный спектакль «Дорогая Елена Сергеевна» выйдет онлайн. Бесплатная трансляция начнётся в 19:30, 27 марта на сайте театра.   Несмотря на карантин, в театре «Сатирикон» выход премьеры решили не откладывать, поэтому новую постановку «Дорогая Елена Сергеевна», по культовой пьесе 80-х, сыграют без зрителей. ...
Читайте также