Дмитровский театр

 
Прохожий идет по Большой Дмитровке мимо бесконечного сиреневого фасада с окнами разного размера и белыми колоннами почему-то вдоль глухой стены, безуспешно пытаясь угадать, что же это за стиль. Эта стена разрасталась вверх и вдоль улицы, поглощая все перестройки здания, ныне принадлежащего Музыкальному театру им. Станиславского и Немировича-Данченко. С начала XVIII века усадьбой между Глинищевским и Козицким переулками владела семья графа Салтыкова, три поколения графов были московскими генерал-губернаторами
Усадьба постепенно расширялась, заняв весь квартал, и, вероятно, барский дом уцелел при пожаре 1812 года. В начале XIX века он был надстроен вторым этажом и соединен с флигелями, образовав букву П. Так как земля поднимается не только вверх по улице, но и в сторону, от Дмитровки к Тверской, то парадный вход в здание находится этажом ниже, чем выход из него во внутренний дворик, где можно было погулять среди зелени.

Современный нижний уровень с вестибюлем и гардеробом, парадная лестница, просторное фойе с колоннами, буфет и готовый к открытию концертный зал считаются сохранившимися частично с XVIII века.

Наследница Прасковья Салтыкова-Мятлева в 1839 году сдала свой дом Купеческому собранию, и московские купцы собирались на Большой Дмитровке целых 70 лет, вплоть до переезда в собственный клуб. Здесь устраивались обеды, давались балы и концерты, была собрана обширная библиотека, конечно, стояли карточные и бильярдные столы. В 1855-м купцы расширили парадные залы, украсив их арочными проемами, подобие тех арок и сейчас украшает фойе театра. Известно, что здесь в 1843 году, вероятно, в концертном зале, называвшемся «Моцарт», дал два из своих московских концертов великий Ференц Лист. Посреди зала соорудили эстраду, на нее поставили два рояля. Лист, сыграв одну пьесу и не пережидая оваций, сразу переходил к другому роялю и играл следующую, оказываясь лицом то к одной, то к другой половине зала и достигая поразительного акустического эффекта. Виртуозность и темперамент гостя ошеломили москвичей, успех его выступлений был феноменален. Здесь же был устроен торжественный прием в честь Листа, на котором москвичи постарались порадовать гостя тем, что так любили сами, – трехметровым осетром, при виде которого пораженный Лист зааплодировал, и цыганским хором, чьи огненные пляски и песни, соединявшие дикое исступление и своеобразное изящество, совершенно покорили композитора. Он пристрастился к их искусству, малоизвестному в Европе, и часами слушал, а на одном из концертов исполнил вдохновенную импровизацию на цыганские темы к восторгу публики.

В конце XIX века усадьбу приобрели члены Купеческого собрания, владельцы суконно-кожевенной фабрики братья Бахрушины, меценаты и почетные граждане Москвы; сын одного из них, Алексей, позже основал крупнейший театральный музей. Сами Бахрушины в купленном доме не жили, продолжая сдавать его по традиции купцам, а после того как те переехали в собственный клуб на Малую Дмитровку – разным театральным антрепренерам. В бурную эпоху Серебряного века под этой крышей нашли приют театр-казино(!), летний театр-варьете «Шантеклер», позже – переехавший из Петербурга Интимный театр миниатюр Б. Неволина. В 1913 году Бахрушины приглашают архитектора Карла Гиппиуса, уже построившего для них особняк нынешнего Театрального музея. Сего приверженца модерна не смутила задача добавить к уже перестроенному старинному зданию еще один объем – специально для театральных представлений. К левому крылу здания, смотревшему на Козицкий переулок, на месте разбитого перед ним сада он пристраивает двухэтажное помещение со сценой, зрительным залом и кабинетами – на французский манер. Это помещение строится для колоритной личности тогдашней Москвы – мулата Фридриха Томаса, успешного антрепренера из сада «Аквариум», который открыл здесь кабаре «Максим». Напротив сцены стояли ресторанные столики, вероятно, окруженные амфитеатром кресел, а сверху подковой шел ярус лож. Известно, что внутри были металлические колонны, стеклянный пол с подсветкой и множество разноцветных фонариков. Новизна и великолепие подобного интерьера мгновенно снискали популярность у публики, которую развлекали оперетками, аттракционами, балетными интермедиями и фривольными эстрадными песенками. Как-то Томас устроил в «Максиме» гастроли иностранной знаменитости, индийского философа и музыканта Инайят Хана, последователя суфизма. Поэт Вячеслав Иванов и сын Льва Толстого Сергей сделали ему отличную рекламу и ввели в избранное московское общество, увлекшись мистическими откровениями и необычной музыкой талантливого красавца суфия.

После 1917-го дом на Дмитровке назвали не мудрствуя – Дмитровский театр, в бывшем варьете и концертном зале имени Моцарта выступал Театр оперетты, на лето арендовал Театр комедии (бывший Корша), а небольшой зал в южной части здания занимал театр Семперантэ. Музам было тесно, а людям и подавно. Давно не ремонтированное помещение быстро пришло в упадок.

В 1919–1920 годах, когда еще шла Гражданская война, корифеи МХТ независимо друг от друга обратили взоры на музыкальный театр. Станиславский пришел в Оперную студию Большого театра, отделив ее от альма-матер. Немирович-Данченко создал самостоятельную Музыкальную студию МХТ. Станиславский получил помещение Дмитровского театра в 1926 году, Немировичу решено было строить помещение тут же, во дворе, но пока оба коллектива работали на одной площадке, не пересекаясь. Свою студию Станиславский планировал передать Мейерхольду и незадолго до своей смерти в 1938 году пригласил его главным режиссером. Мейерхольд успел поработать в этом качестве до ареста. В 1941 году правительство приняло решение о слиянии осиротевшей студии Станиславского со студией Немировича в театр имени их обоих. Перед войной, в 1938–1939 годах успели провести капитальную реконструкцию здания по проекту архитектора А.Н. Федорова. Парадные помещения, сцена и зал, оборудованный на полторы тысячи зрителей, остались на своих местах, концертный зал им. Моцарта переделали для балетных репетиций, на чердаке над сценой устроили каморки – общежитие для артистов. До злосчастных пожаров примерно в том виде театр и пребывал. С его нынешней реконструкции начинается отсчет новой эпохи в истории старинного здания.

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • В Театре на Малой Бронной расскажут о Дягилеве

    Открытый лекторий Театра на Малой Бронной и интеллектуальный клуб «418» продолжает цикл лекций «Великие имена XX века». 6 февраля известный историк театра, профессор РГГУ Вадим Гаевский расскажет о жизни и судьбе прославленного антрепренера Сергея Дягилева, объединении «Мир искусства», знаменитых «Русских сезонах» в Париже, и о том, как создавались легендарные постановки «Русского балета». ...
  • «Театрал» заглянул за кулисы Большого театра

    Совсем скоро на сцене Большого театра, по доброй новогодней традиции, выйдет балет «Щелкунчик» по мотивам сказки Гофмана. Первый показ запланирован на 23 декабря, поэтому в закулисных цехах Большого уже сейчас идут подготовительные работы. ...
  • «Если никто не плачет, значит, что-то пошло не так…»

    Уже не в первый раз участники образовательного проекта «Школа юного театрала» встречаются с создателями спектакля на так называемый «разбор полетов». Но никогда еще театральная беседка не проходила непосредственно на сцене, где только что бушевало действие. ...
  • «Все провокации – отличная реклама!»

    В марте во время гастролей «Сатирикона» в Петербурге местные активисты два дня подряд пытались сорвать спектакль «Все оттенки голубого», рассказывающего о жизни молодого человека, совершившего каминг-аут. Вскоре после гастролей артист Никита Смольянинов, играющий главную роль, пришел в гости к участникам «Школы юного театрала». ...
Читайте также