Цирк, да и только!

Люди и премьеры с Александром Мягченковым

 
По бокам сцены – флаги: смесь американских звездочек и российского триколора. На занавеси – два клоуна и надпись «Арена жизни». Действительно, на сценической арене и коверные с раскрашенными лицами, и велосипедисты, и жонглеры, и фокусники. Они корчат рожицы, пускают в зрителей струйки воды из бровей. За каскадом разноцветных перемещений как-то не сразу улавливается текст. Сначала возникает недоумение: почему главный герой – Сила Терентьевич (Михаил Басов) – «гэкает» с до боли знакомыми южнороссийскими интонациями Горбачева? Отчего все герои – пациенты сумасшедшего дома? Зачем доктор заведения надел вместо халата кимоно? И кто автор слов, что звучат со сцены? «Моя совесть чиста, я ею не пользуюсь». «Кажется, и свободнее и легче дышать стало, а не дышится». «Даже климат супротив прежнего хуже стал». «Беда и форма рифмуется со словом реформа»…
Салтыков-Щедрин лет 70 назад был запрещен и неиздаваем. Говорят, личным указом Сталина. Углядел российский тиран в произведениях великого сатирика не просто сатиру в бровь, а прямое попадание в глаз действительности. В основе нынешнего спектакля «Арена жизни» – проза Салтыкова-Щедрина, письма и публицистика. Постановка Николая Губенко. Послушайте, неужели Михаил Евграфович 150 лет назад предугадал все речи наших политических лидеров?! Значит, и вправду история повторяется, и в России, как ты ни бейся, ничего не меняется? И все так же живем мы то ли в цирке, то ли в сумасшедшем доме?.. А на сцене театра «Содружество актеров Таганки» меж тем несется-сверкает круговерть, и откуда-то с небес, как олимпийский Мишка, спускается еще один персонаж. По фамилии Многоболтаев (Николай Губенко). «Россияне!» – протягивает он руки в зал и начинает вещать о реформах – с запахом сивухи. Дирижировать оркестром, пританцовывая. И называть власть «вольным союзом пенкоснимателей». Понятно. В первом действии угадывался Михаил Горбачев. Во втором – актер изображает Бориса Ельцина. Кого покажут нам в финале спектакля?

Когда-то легендарный, не разделенный еще на части Театр на Таганке был самым политизированным театром в стране. Прием честного, весомого слова, брошенного прямо в зал, срабатывал на все сто. Услышать правду – это было как гром среди ясного неба! Сегодня в России такая публицистическая форма политического театра мало действует на зрителя. Мы к правде привыкли, мы от нее устали? Может, надо как-то по-другому эту правду со сцены говорить?.. А в финале спектакля в главного героя, неугодного властям писателя, вонзили картонный нож. Убили понарошку. И показали кино. Нарезку документальных кадров на 10 минут – про нашу жизнь. На экране было все: и танцующие лебеди, и Борис Первый на танке, и захват «Норд-Оста», и школа в Беслане. И лодка «Курск». И взрывы домов в Каспийске и Москве. И крупным планом лица людей, искореженные горем. Вымазанные кровью и слезами. Людей, с которыми можно сделать все, что угодно. Ну да – бедная наша дорогая Россия. За что с ней так? Зрительный зал зааплодировал: «Браво». Кому адресовалась эта поддержка – спектаклю? Театру? Или самим себе? Горе легко может сделать нас смелыми. На 10 минут. А потом все возвращается на круги своя. Может, именно об этом и писал гениальный Салтыков-Щедрин?
  • Нравится

Самое читаемое

  • По системе Маковецкого

    Педагог Сергея Маковецкого по Щукинскому театральному училищу Алла Казанская любила говорить, что бывают артисты, чей талант не укладывается ни в какую систему, не поддается характеристике и описанию. Он как ртуть – отзывчив к любым переменам. ...
  • Владимиру Зельдину открыли памятник

    В среду, 13 июня, на могиле актера Владимира Зельдина на Новодевичьем кладбище был открыт бронзовый памятник, где артист изображен в костюме Дон Кихота.   «Это был великий артист и великий человек. И нам, конечно, сейчас очень его не хватает», - цитирует Интерфакс слова главного режиссера Центрального академического театра российской армии Бориса Морозова. ...
  • Константин Райкин: «И в Москве есть глухая провинция…»

    На протяжении многолетней истории «Сатирикон» переживал разные периоды, но сейчас наступил, наверное, самый сложный. Дело в том, что никто пока не может назвать внятных сроков окончания реконструкции, и коллектив уже не первый год продолжает вести кочевую жизнь, выпуская в таких условиях на порядок меньше спектаклей. ...
  • Станислав Говорухин госпитализирован в крайне тяжелом состоянии

    Режиссер, председатель комитета Госдумы по культуре Станислав Говорухин госпитализирован в Центральную клиническую больницу в крайне тяжелом состоянии. Об этом сообщает Интерфакс со ссылкой на собственный источник в медицинских кругах. ...
Читайте также


Читайте также

  • В «Сатириконе» готовят премьеру

    24 июля Егор Перегудов, уже поставивший в «Сатириконе» пьесу Шмелева «Человек из ресторана», представит в этом театре премьеру спектакля «Дон Жуан» по пьесе Мольера. Режиссер определяет форму спектакля как «сложный психологический рисунок, завязанный на игровых структурах». ...
  • В поисках отрезанной руки

    Премьера Владимира Панкова «Однорукий из Спокана» на сцене ЦДР практически совпала с выходом в отечественный прокат фильма «Три билборда на границе Эббинга, Миссури». Там и там Мартин Макдонах ставит в центр истории любимую им фигуру мстителя, чье право на месть никем не оспаривается, однако честное выполнение кровавого долга приводит к последствиям непредсказуемым. ...
  • Спектакль «Двое на качелях» возвращается в «Современник»

    24 и 25 июля в репертуар театра «Современник» возвращается спектакль Галины Волчек «Двое на качелях», выпущенный в 2015 году с Чулпан Хаматовой и Кириллом Сафоновым. Правда, на сей раз вместо Чулпан Хаматовой (актриса взяла паузу до конца сезона) Гитель Моску будет играть Кристина Орбакайте, получившая эту роль по предложению Галины Волчек. ...
  • В Театре сатиры вышел моноспектакль «Вера»

    Воспоминания народной артистки СССР Веры Васильевой, опубликованные в биографической книге «Золушка с Чистых прудов», стали основой для моноспектакля «Вера», премьера которого состоялась на «Чердаке сатиры». ...
Читайте также