Мария Ревякина

«Всегда болею за спектакли из регионов»

 
27 марта, в Международный день театра, открывается 17-й национальный театральный фестиваль и премия «Золотая маска». Фактически «Маска» начинает конкурсные показы много раньше: например, демонстрация спектаклей Мариинского театра в этом году проходила уже в январе, но самое горячее время – как обычно, конец марта – середина апреля. О буднях и праздниках главного театрального фестиваля страны «Театралу» рассказала директор «Золотой маски»
– С какими вызовами времени столкнулся фестиваль в этом сезоне?

– Если вы имеете в виду широко обсуждаемую реформу театра, то к автономной некоммерческой организации «Золотая маска» она прямого отношения не имеет. Но поскольку новые федеральные законы влияют на жизнь российского театра – нас они, безусловно, беспокоят. В этом году мы проводим большой «круглый стол» «Новые типы учреждений культуры: отличительные черты, достоинства и риски», куда приглашаем Министерство культуры, законодателей, директоров театров, которые уже работают по форме автономного учреждения. Мы считаем своим долгом помочь руководителям театров разобраться во всех нововведениях.

– А как развиваются ваши региональные проекты?

– С 2000 года мы провели больше 40 фестивалей в различных городах страны, больше 60 лучших театральных коллективов встретились со зрителями. Афишу проекта с каждым регионом мы согласовываем отдельно. В Омск в мае везем спектакли Театра наций, МХТ, МДТ. В Саранске, Самаре, Череповце и странах Балтии будут другие театры. Как правило, в гастрольную афишу мы предлагаем включить те спектакли, которые номинировались на «Маску» или стали ее лауреатами. Цель проектов неизменна: показать в регионах качественный художественный продукт. Для нас гастроли – это просветительская задача. Для зрителей это – возможность увидеть живое, современное, профессиональное искусство.

– Как обстоят дела с программой «Маска плюс»? Ведь она поначалу делала акцент на спектакли стран СНГ…

– «Маска плюс» за несколько лет стала очень важным сопровождением конкурса. Мы все время расширяем географию этой программы: в этом году много спектаклей из маленьких городов – Канска, Прокопьевска, Мариинска и других. И как всегда, есть спектакли из стран СНГ и Балтии. В странах СНГ положение с театрами очень сложное – и с русскоязычными, и с национальными. Наше общее межкультурное питание прекратилось, кажется, навсегда. Но все же вопреки этому факту мы стараемся привозить оттуда интересные работы.

– В номинации «Новация» этого года – спектакль «Час восемнадцать», рассказывающий о гибели в тюрьме юриста Сергея Магнитского. Чем вы руководствовались, включая в конкурс эту документальную историю?

– В прошлом году я была на читке пьесы, и она вызвала огромный интерес. Хорошо помню, как в зале сидела мама Магнитского, его племянник. Актеры просто читали текст, собранный на основе документов допросов. Но это было страшно. На мой взгляд, привлечение широкого внимания к истории Сергея Магнитского, по крайней мере в театральной среде, было во многом вызвано этим проектом. Участие спектакля в программе «Маски» было логичным шагом. А отбор спектакля «Час восемнадцать» в номинацию «Эксперимент» – это решение экспертных советов. Тема отношений человека и власти столько раз звучала в классических пьесах, а в «Часе восемнадцать» она проявлена и сформулирована в современном материале.

– Как строится ценовая политика «Золотой маски»?

– Чтобы была ясна наша ценовая политика, надо сказать в целом о бюджете «Маски». Бюджет консолидированный: 66% поступает из бюджетов разных уровней – федерального и города Москвы, порядка 22% – это спонсоры, 10 % – доходы от продажи билетов. Остальное добираем за счет небольших партнерских и спонсорских вливаний. Плюс у нас всегда значительные билетные квоты для партнеров, спонсоров, прессы, театров – участников фестивальных программ. Самые дорогие билеты – только на Мариинку. В Москве всегда есть 200 человек, готовые купить билеты на Мариинский балет по 6 тысяч. Билеты на региональные спектакли стоят от 100, 300, 500 рублей и до полутора тысяч. Вход на читки – 30–50 рублей. О проекте «Польский театр в Москве» хочется сказать отдельно. В этом году он как бы заменяет проект «Легендарные имена и спектакли». Полтора года мы готовили его вместе с Институтом Адама Мицкевича и Министерством культуры РФ, с Фондом Михаила Прохорова и в первую очередь с нашими кураторами, театральными критиками. Афиша получилась очень интересной. Она включила «(А)поллонию» Кшиштофа Варликовского, осмысляющую холокост как центр польской истории XX века, «Персону. Мэрилин», психологический боевик Кристиана Люпы о расставании человека со своей персоной, спектакли «Вавилон» Майи Клечевской и «Небольшой рассказ» Войчеха Земильского. Закрывается проект спектаклем «T.E.O.R.E.M.A.T.» Гжегожа Яжины, где на наших глазах от прикосновения соблазна легко рушатся устои целой семьи.

– Минувшим летом в Авиньоне шли разговоры о том, что «Маска» может привезти спектакль Кристофа Марталера «Защита от будущего» – об опытах нацистов над детьми из неблагополучных семей, о развитии науки евгеники на таком «человеческом материале»…

– Мы ведем переговоры с Марталером, вот уже два года обсуждаем возможность привезти «Сонеты Шекспира» Роберта Уилсона. Очень хочется привезти эти поистине программные спектакли. Но надо понимать: это очень дорого. Поэтому всегда, когда мы формируем проект «Легендарные имена и спектакли», должны найти спонсоров.

– Как вы сами относитесь к тому пиетету, который испытывают номинанты «Маски» перед премией?

– Амбициозное желание творческого человека быть замеченным – нормально. Но для нас, организаторов, самое главное – афиша «Маски». Если спектакль попал в афишу «Маски», он попал в историю российского театра. «Маска» – это театральная летопись. Можно писать диссертации, изучая на основе масочной афиши, как складывались театральные сезоны, какие ставились пьесы, какие выбирались жанры, что происходило с режиссурой, как менялся репертуар. Я всегда радуюсь, когда в афишу попадают хорошие спектакли из регионов, и очень за них болею.

– Как отвечаете на самый больной вопрос: «Почему меня не взяли?»

– Этот вопрос всегда касается проблемы экспертного отбора и оценки художественной ценности спектакля. Каждый год работа экспертных советов усложняется. Я вижу, как серьезно эксперты относятся к своими задачам, сколько материалов им приходится смотреть, как много они ездят в командировки по России. Вы могли заметить: последние несколько лет эксперты непосредственно участвуют во всех пресс-конференциях и аргументировано отвечают на вопросы по составлению афиши. Всю полемику вокруг вопроса «Почему меня не взяли?» можно свести к формуле: «Золотая маска» была задумана как оценка профессионалов профессионалами. К тому же нельзя забывать о том, что фестиваль является ежегодным, и его афиша отражает объективные процессы, происходящие в театре.

– Российский театральный процесс в целом оставляет поле для оптимизма и работы?

– Мне кажется, да. Коль скоро появляется столько хороших работ, театр жив. Нынешний московский сезон начался очень интересно – премьеры в МХТ, Театре Вахтангова, РАМТе, Театре наций, в Большом театре и Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко. Ждем вестей из регионов. Надо всегда помнить – театр дело практическое, многозадачное: нужно привлечь публику и в то же время не забывать о главном – о серьезных художественных задачах, о творческом поиске и эксперименте.

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Не надо действовать сталинскими методами»

    Празднование 140-летия Сталина, запланированное 21 декабря коммунистами в Воронежском Доме актера, не состоится. Такое решение приняла директор учреждения Вера Ильяшенко после того, как встретилась с театральной общественностью, а также ознакомилась с петицией, которую за два дня подписали 1200 человек. ...
  • Деятели культуры выступили против празднования юбилея Сталина в воронежском Доме актера

    В Доме актера в Воронеже региональное отделение КПРФ собирается провести празднование 140-летия Сталина. Деятели культуры возмущены не только самим фактом празднования этого события на театральной сцене, но и тем, что по всему Воронежу развешано большое число рекламных плакатов и баннеров с портретом Сталина. ...
  • «Наш театр оказался под угрозой своего существования»

    Одним из спикеров завершившегося в Москве Всероссийского театрального форума СТД стал основатель и художественный руководитель Новосибирского городского драматического театра Сергей Афанасьев, который, напомним, в ноябре заявил о своем уходе, поскольку власти Новосибирска, несмотря на многолетние обещания, ничего не делают для того, чтобы Городской театр, который пользуется большим зрительским успехом, обрел полноценное помещение. ...
  • Пермскому театру запретили использовать историческое здание

    Трехэтажное кирпичное здание начала ХХ века, в котором располагаются офисы, кафе и служебные квартиры Пермского театра оперы и балета, запрещено эксплуатировать по решению суда. В иске, поданном прокуратурой, написано, что объект является культурным наследием и для дальнейшей его эксплуатация необходимо провести капитальный ремонт и реставрацию. ...
Читайте также