Взгляд из Европы

 
«Махаз» по Фазилю Искандеру, Абхазия
Сибиу – Восточный Авиньон – театральный фестиваль, который собирает лучшие театры Европы
C 27 мая по 9 июня в Румынии, неподалеку от замка графа Дракулы, в старинном городе Сибиу собираются самые модные спектакли Европы. «Любителям будущей славы посвящается» – именно так оценивают свой смотр устроители фестиваля. «Мы показываем то, что завтра будет модно в мире», – говорит президент фестиваля Константин Кирьяк, один из самых успешных европейских театральных продюсеров. Человек, который ровно год перепахивает весь мир – от горных склонов Анд до белоснежной Фудзиямы, собирая все самое необычное в театральном мире. Этот молодой румын, который открыл Европе харьковского авангардиста Андрея Жолдака, считает возможным открыть для России новые российские театральные имена. Похоже, это ему удастся. Почему? Секрет прост. Г-н Кирьяк считает, что московские критики ищут не там, где надо, или перестают искать, твердо веря в незыблемость самой известной библейской фразы.

«Нет пророка в своем отечестве», – считают московские театральные критики, погрязшие в невежестве и зазнайстве. Продюсер из Румынии доказывает им обратное. Театральная сенсация прошлого года – спектакль из Абхазии, из столицы самостийной республики Сухума, театра им. Самсона Чанба, которым много лет руководит Валерий Кове, однокурсник Римаса Туминаса, сам блестящий режиссер, добившийся международного признания, как и Римас Туминас, уже в зрелости. Его спектакль «Махаз» по роману Искандера был признан лучшим в прошлом году на фестивале в Сибиу. Швейцарцы тут же предложили им международное турне. В этом году театр им. Самсона Чанба привезет спектакль «Самоубийца» по классической пьесе Н. Эрдмана. Воздействие абхазского спектакля можно уподобить наслаждению от игры в шахматы. Режиссер Валерий Кове добивается всего метафорой. Метафорой, настоянной на национальных абхазских обрядах, что особенно интересно европейцам (да и москвичам тоже). С точки зрения дороговизны постановок то, что делает Валерий Кове, можно назвать «бедным театром». Он не использует какой-то сверхособенный свет или какие-то сверхдорогие конструкции, ибо верит в одну простую истину: театр, то есть режиссура, должен защитить себя сам, своими силами, не прячась за спецэффекты, дорогие костюмы и прочее. Если театр живой, сродни религиозному действию, сродни буддийской молитве, он захватит зрителя сам. Используя только коврик, фонарь, актеров и текст, Кове создает завораживающую мистерию искушения человека различными словами, поступками. Если Някрошюс удивляет всех своей метафорой, то Кове удивляет метафорой, умноженной на два. Совершенно смело можно сказать: если бы этот театр приехал из Парижа, московские снобствующие критики превознесли бы его до небес, но театр из Абхазии им кажется несуществующим. А зря.

В Европе принципиально другой взгляд на театральную провинцию. Слово «провинция» существует лишь для закомплексованных столичных критиков, тогда как для западных продюсеров есть либо талантливый, либо не талантливый театр. В театре Кове много необычного. Если Туминас добивается чуда с помощью невероятно продуманной трактовки персонажей, находит такие интонации у своих актеров, которые делают произносимый ими текст «больным», то Кове находит такую пластику, такую актерскую мизансцену, которая делает мир «больным» и, следовательно, интересным. Если у человека есть сердце, он не может не почувствовать, что это не текст – это оболочка не очень глубоко скрытого отчаяния; поза актеров – это скорлупа крика о помощи. Вопрос, как он этого добивается, одна из загадок таланта Кове, который делает чудо, опираясь только на самые простые ритуалы повседневного быта абхазского крестьянина. С помощью простыней и скульптурных мизансцен он добивается невероятного воздействия на зрителей. Но это совершенно далеко от грубого формализма, просто у Кове есть бессознательный талант делать говорящей фигуру человека, находить такой пластический рисунок группы людей, наподобие скульптур Родена, который говорит зрителю почти все. Так что становится совершенно неважным, понимаешь ты абхазский язык или нет.

Второе открытие Кирьяка – из Белоруссии, спектакль «Дядя Ваня» Брестского театра драмы под руководством Александра Козака. Может быть, спектакль «Дядя Ваня» в постановке Альгирдаса Латенаса, бывшего соратника Някрошюса, можно назвать лучшим спектаклем в духе настоящего психологического театра. Латенас добивается практически невозможного, неплохих актеров он делает просто выдающимися, избавляет их от всякого налета театральности и добивается потрясающей пронзительности от навязшего в зубах текста Чехова, превращая его пьесу в настоящий драматический триллер. Все в конфликте, каждая фраза, говорит о загубленной жизни – редко какому режиссеру удается вытащить из чеховского текста эту пронзительность. Альгирдасу Латенасу удалось. Два разных режиссера из двух разных республик показывают одинаковый в смысле таланта театр, и это не может не потрясать. Третьей, уже московской новинкой будет премьера-читка пьесы Дмитрия Минченка «Кармен Иначе» в исполнении театральной труппы из Монтре. Остается только надеяться, что Сибиу, который в 2007 году будет назван европейской культурной столицей, покажет чудо, которое, к сожадению, не увидит московская публика. Но, может быть, она окажется умнее.


  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • Голая правда

    Новый спектакль «Гоголь-центра» взбудоражил публику и прессу задолго до первых показов, когда стало известно, что в нем участвуют Сати Спивакова, Константин Богомолов и около двадцати обнаженных перформеров. Театр же позиционировал свою премьеру, как запоздалое пришествие на отечественную сцену немецкого драматурга Хайнера Мюллера, которого у нас хоть и ставили, но весьма эпизодически, тогда как в Европе он был одной из знаковых театральных фигур конца прошлого века, а в 90-е возглавлял «Берлинер Ансамбль». ...
  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «Мы должны быть вместе»

    Фото: Михаил Гутерман  Во вторник, 1 октября, Московский театр «Современник» открыл 64-й театральный сезон. По традиции, сбор труппы состоялся в день рождения первого художественного руководителя театра Олега Ефремова. ...
Читайте также


Читайте также

  • Почти весь Някрошюс

    На осенних фестивалях есть шанс увидеть несколько спектаклей Эймунтаса Някрошюса, уход которого год назад стал потрясением для всего театрального мира. «Сукины дети»: литовский дух Клайпедский драматический театр (Литва) Постановка литовского романа «Сукины дети» возвращает в 18 век, когда маленькая Литва была частью Пруссии, и соединяет историческое прошлое с отголосками древних языческих мифов. ...
  • Театр наций продолжает гастроли в Лондоне

    В рамках своего первого гастрольного тура в Лондон Театр наций представил британской публике одну из знаковых постановок репертуара – работу всемирного известного режиссера Алвиса Херманиса «Рассказы Шукшина». ...
  • Et Cetera везет «Ревизора» в Берлин

    Гастроли Et Cetera под руководством Александра Калягина пройдут 12 и 13 октября в Театре на Потсдамской площади. Зрители увидят спектакль «Ревизор. Версия» в постановке Роберта Стуруа. Спектакли будут показаны в рамках программы международного культурного проекта «Русские сезоны» в Германии. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
Читайте также