«Йокнапатофа» как тот свет

Миндаугас Карбаускис поставил диагноз героям Фолкнера

 
Диковатое для русского уха название «Йокнапатофа» – выдуманное Фолкнером захолустье на американском юге, которое Миндаугас Карбаускис сделал названием своего нового спектакля на Сретенской сцене Театра им. Маяковского. Оно звучит словно название какой-то болезни, определение состояния, в котором пребывают фолкнеровские герои и которое худрук Маяковки попытался воссоздать на сцене. 
 
«Когда я умирала» – это история Адди Бандрен, умирающей жены фермера, которая велела мужу похоронить ее в далеком родном городке, и десятидневного путешествия овдовевшего Анса с детьми и гробом покойной к ее будущей могиле. Эта столетней давности история из бедной фермерской жизни для режиссера – одна из самых важных и сокровенных, очевидно: спектакль по этому роману Карбаускис когда-то поставил на сцене Театра Табакова. 
 
Нынешняя постановка внешне очень близка к той, что тогда впечатлила театралов – та же инсценировка, те же углами вздыбленные помосты и наклоненные напольные часы в камерном и почти пустом пространстве, сочиненном Марией Митрофановой, и даже костюмы, на сей раз придуманные Марией Даниловой, так же мешковаты, бедны и мяты, словно линялы от солнца и дождя, как когда-то.
 
Череда накладывающихся друг на друга монологов героев не особенно театральна. Они не столько рефлексируют, сколько обозначают, проборматывая – другим или самим себе – тот смутный ворох желаний, ощущений и мотиваций, который могут различить в собственной душе. Этот пугающий беспросветный сумбур складывается в рокот жизни, которая не прерывается смертью и глушит собой все, прорастает сквозь все, сильная и грубая, как бурьян. 
 
На сцене персонажи бегом сменяют друг друга, топоча башмаками, отдергивая и задергивая длинную холщовую занавеску вдоль сцены –так условно меняются, не меняясь, места на долгом погребальном пути семейства Бандренов. Отличить их непросто – большинство актеров молоды и не очень еще известны зрителю; папенька Анс (Кирилл Кусков) разве что бородой и шамкающим голосом отличается от сыновей. Впрочем, Джула (Семен Алешин) отличает расстегнутая рубаха и молодецки повязанный платок на шее, а также седло, которое он таскает с собой – он страстно любит своего коня и больше всех страдает за мать; у Дарла, старшего из братьев (Иван Сапфиров), на носу очки: он озабочен трехдолларовым заработком больше, чем кончиной матери.
 
Умеющий плотничать Кеш весь засыпан опилками от гроба, что заботливо строгает еще живой матери, а у младшего Вардамана (Станислав Кардашев) короткие штанишки и тяжелая длинная мокрая тряпка, которой он хлещет об пол – это рыба, которую он поймал и в которую потом, в его помутившемся детском сознании, обратится его мать. Единственная дочь Бандренов, юная Дюи Делл (Ася Фоменко) – простоволоса, в грубых башмаках, с подростково-размашистыми движениями и той сосредоточенностью на себе, отъединенностью от остальных, которая через некоторое время объяснится просто: бедняжка беременна от проходимца и ищет способ тайно от семьи избавиться от плода.
 
Исполнению воли покойной мешают то потоп, то пожар, из которых ее спасает Джул, вынося мать то в мокром, то в обгорелом платье. Кеша, сломавшего в потопе ногу, привязывают к крышке гроба матери и чуть живому заливают перелом цементом. Дарл, не в силах больше терпеть мытарства с гробом, поджигает сарай, куда пустили зловонный груз добрые люди, и оказывается в тюрьме. Один лишь Анс, бесконечно причитающий о своей тяжкой доле, с упрямством мула тащит семью к будущей могиле матери, которая кажется недостижимой мечтой. Путь к могиле, в котором утрачиваются дорогое и бесценное (свобода старшего, здоровье среднего, рассудок младшего), и есть метафора жизни, с ее сиюминутными потребностями – и отец не задумываясь грабит собственных детей, вымогая у дочери деньги и не беспокоясь о ее утраченной чести, а у сына без спросу продав любимого коня. Ансу нужны новые зубы и новая жена, и он имеет в виду эти цели, когда волочет повозку с гробом и всей семьей в далекий город. 
 
На сцене скорее суета, чем лихорадка страшного пути, молодые актеры пока не особенно отличимы друг от друга, и подробности событий скорее вычленяются из рассказов, нежели представлены сменой ритма, настроения и содержания. При всех злоключениях, их путь уныл и однообразен, как звук колес (его изображает младший сын, крутя погремушку-колесо) и однотонные песенки кантри.
 
Поначалу кажется, что импульс движению задала сама Адди, завещав отвезти свой прах на родину. Не из мести ли сгнобившему ее тяжкой работой и бесконечными родами мужу навязала она ему это посмертное странствие? Юлия Марычева, молчаливо лежавшая на одре болезни, после смерти не только не покидает сцену, она, в длинной белой рубахе и чепце, к которому словно приросла гробовая подушечка, обретает молодую легкость движений и ярость в своем единственном монологе, обличая ханжество, исповедуясь в беззаконной любви, от которой родила Джула, и вспоминая слова своего отца о смысле жизни: он в том, чтобы приготовиться долго быть мертвым. Быть мертвым – деятельное состояние, мертвые никуда не исчезают из круга живых, они определяют жизненный путь близких и сами остаются его частью. Скоро становится ясно, что ни Адди, ни Анс не вполне вольны в том, что совершают – их всех влечет некая сумма сил, больших, чем их собственные воли.
 
Они движутся к намеченной и бессмысленной цели так же медленно, бессознательно и неуклонно, как пробирается корень растения в темной толще земли, ведомые скорее некой общей силой обстоятельств, нежели собственным желанием и разумом. Эта жизнь оказывается и глупа, и мила, и бескомпромиссна в своем всепобеждающем движении – как финал, где отец приводит детям свою новую жену – городскую фифу в шляпке и с патефоном, чьей музыкой им всем и предстоит утешаться.
 

  • Нравится


Самое читаемое

  • Театральные режиссеры создают свою ассоциацию

    Режиссеры решили создать профессиональную ассоциацию, которая займется проведением в России театральной реформы. Об этом сообщил в четверг художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин.   «Мы стоим сейчас перед началом регистрации такой организации, как Ассоциация театральных режиссеров России. ...
  • Умер режиссер Георгий Шенгелая

    Народный артист Грузии, кинорежиссер Георгий Шенгелая умер в возрасте 82 лет. Об этом сообщили в «Национальном центре кинематографии Грузии».   «Да, я подтверждаю, что он [Шенгелая] умер. О других деталях случившегося не смогу сказать. ...
  • Ширвиндт опроверг слухи о своем уходе

    Александр Ширвиндт назвал «трепотней» информацию о своем решении уйти с поста художественного руководителя Театра сатиры, которая накануне распространилась в СМИ. «Мы, конечно, думаем, что дальше делать. Но говорить о моем уходе преждевременно. ...
  • Екатерина Шульман: «Террор - это всегда театр»

    «Театрал» продолжает беседовать с известными общественными деятелями об актуальных проблемах нашей действительности. Гостем февральского номера журнала стала политолог Екатерина ШУЛЬМАН. - Из последних громких событий, произошедших в стране, можно выделить теракт возле здания ФСБ на Лубянке. ...
Читайте также


Читайте также

  • Губернский театр обратился к Чапеку

    На Малой сцене Губернского театра 4 и 5 марта покажут премьеру спектакля «Сердце матери» по пьесе «Мать» Карела Чапека. Над постановкой работает режиссер Анна Горушкина. В центре истории – судьба матери, которая теряет своих близких одного за другим. ...
  • Ленкомовский квартет готовит премьеру

    19 февраля театральный проект «Заячий стон» сыграет премьерный спектакль «Комедия о смысле жизни» на вновь открывшейся сцене Центрального Дома Актера на Арбате. Главные роли в музыкальной постановке, которая представляет собой смесь стендапа и театрального капустника, исполняют четыре актера театра «Ленком». ...
  • Петербургский БТК приедет в Москву

    25 марта на сцене «Театра Луны» Большой театр кукол представит столичному зрителю постановку Руслана Кудашова по роману-антиутопии Замятина «Мы». Спектакль БТК – первый опыт освоения в театре кукол романа Замятина. ...
  • Ирина Мирошниченко станет героиней «Мхатовских пятниц»

    На Малой сцене МХТ им. Чехова 6 марта состоится очередной вечер из цикла «Мхатовские пятницы». Героиней первой весенней пятницы станет народная артистка России Ирина Мирошниченко. «Ирину Мирошниченко можно по праву назвать звездой, дивой, живой легендой, - отметили в пресс-службе театра. ...
Читайте также