Икона театрального феминизма

Почему нельзя пропустить визит в Москву Анхелики Лидделл

 
В рамках фестиваля NET свой спектакль «Ребро на столе: Мать» покажет обладательница «Льва» Венецианской биеннале и самый пылкий художник нового европейского театра.

Испытатель боли
Драматург, режиссер и актриса Анхелика Лиддел (свой псевдоним она заимствовала у кэрроловской Алисы) – «генератор» сумасшедшей энергии. То, что она делает на сцене, сродни самым неистовым перформансам Марины Абрамович и «театру жестокости» безумца Арто. На голой груди она застегивает булавки, режет лезвием руки и ноги на месте «незримых стигмат», обнажает дюжину мужчин и вставляет им в зад букеты хризантем, срывает с себя и бросает в зал трусы – бросает вызов любым нормам и бьется за право художника их оспаривать, не ограничивать себя соображениями политкорректности, не следовать прогрессивным трендам. Искусство она ставит выше новой этики и социальных конвенций. «Сама природа театра ломает устои, – утверждает Лидделл. – И возникает нечто, вызывающее не только одобрение».

Она исследует природу насилия, безумия, страдания, индивидуального и коллективного, выбирает изначально спорные темы – Брейвик и расстрел 69 подростков на острове Утойя, теракт в Париже, смертельная болезнь великой виолончелистки Жаклин Дю Пре.

Поэтическое насилие
Бесстрашная Лидделл – икона театрального феминизма. Каждый ее спектакль – «акт сопротивления». Она «наказывает собственное тело, чтобы не повиноваться, использует поэтическое насилие, чтобы защитить себя от настоящего насилия», освободиться от роли, навязанной женщинам с рождения. В ее исповедальных перформансах много провокационного, но и пронзительного не меньше. «Только благодаря силе поэзии мы находим на сцене способ работать с мечом, пронзающим нам сердце», – говорит Лидделл. Ее «театр боли» не мыслим без трех опор: «красота – эротика – смерть». Это всегда ритуал, насыщенный символами, и всегда мучительный поиск красоты.

Театр Анхелики Лидделл – поэтический и физический. Она мобилизует тело и слово, чтобы бороться против одиночества и против самой себя, проводит жестокий самоанализ и погружает в бездны противоречий человека. Личную боль она превращает в театральные жесты, которые действуют как электрошок, но обладают освобождающим дествием. В поиске универсальной правды она всегда балансирует на грани бритвы: ее работы связаны с «утробным» и космическим, с экскрементами и возможностью Бога одновременно.

Театр для Лидделл – последнее убежище священного, но «чтобы достичь божественного, – говорит она, – нужно погрузиться в самое отвратительное, что имеет плоть, бросить вызов всем законам, а не проводить различие между калом и звездами». «Ребро на столе: Мать» – не исключение: здесь образы рождения и смерти «кипят» в одном котле, полном экскриментов и слез.

Поминальная молитва
Это спектакль-реквием, плач по матери, смерть которой «переплавила» ненависть в любовь. В «погребальный костер» Анхелика Лидделл бросает историю безумия, неизлечимой болезни и родительской агонии, кричит и шепчет о вине и «необходимости искупления красотой». На сцене – полдюжины живых мертвецов, неподвижно сидящих и безликих. Среди них – маленькая и неистовая Лидделл. Гарпия и мадонна, носитель света и поставщик тьмы. Из тонкого и хрупкого, «спичечного» тела, опустошенного потерей, сначала извергается непрерывный поток боли, а затем – обвинений. Она обращается к своей мертвой матери как к девочке, которая не знала, как ее любить. Она плачет над той, которую ненавидела при жизни, и клянется, что всегда будет «открытой раной». Она привязывает свой корпус и руки к кресту в воссозданном или заново изобретенном ритуале – испытывает собственное тело и, кажется, берет на себя всю боль мира, жертвует собой, чтобы искупить грехи человечества.

Грохочущий голос «повелительницы теней» сопровождают сценические картины призрачной красоты, оркестровка панических шепотов и надрывный плачущий голос певца фламенко. Ниньо де Эльче поет и кричит одновременно, как будто рожает слова, как будто сам перерождается в своей песне. Он выражает высочайшую степень скорби. В бесконечной сцене «плача» она звучит с земной силой, способной сотрясать небо. Его песни – это еще и прославление женщины в ее первозданной наготе и во всех периодах жизни, от «цветения» до «увядания», это прощание с детством, как с девочкой, которую несут в гробу три черные слепые фигуры, три парки, богини судьбы. Анхелика Лидделл делает попытку «переиграть» свое детство, где, подобно игре в прятки, мы ищем и находим самих себя. Она говорит о возвращении к истокам, о том, что с уходом матери нет больше дома, нет прибежища.

«Моя мама отправилась к Еве, первой матери, к Еве до первых стыдливых движений, до первой ошибки. Она снова – ребро Адама, только что покрытое плотью, – пишет Лидделл в книге-посвящении родителям, вышедшей перед самой премьерой. – Теперь ты могла бы жить совершенно голой, не стыдясь, мам, как будто ты никогда не слышала о стыде, как будто ты никогда не делала мне больно, как будто ты никогда не была жестокой, как будто я всегда любила тебя».

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • В МХТ появится «Чайка» Коршуноваса

    Один из самых титулованных литовских режиссеров Оскарас Коршуновас работает над постановкой «Чайки» в МХТ им. Чехова. Премьера состоится 28 февраля. Как сообщал «Театрал», в сентябре на сборе труппы художественный руководитель МХТ им. ...
  • Во временной петле

    Над текстом и постановкой под условным названием «Параллельная реальность» Марк Захаров работал два года, до последних дней: финал переписал уже в больнице. Но завершать работу пришлось Александре Захаровой – собираться с силами и доводить до конца спектакль по отцовским рисункам и расписанным мизансценам. ...
  • Прекрасная сказка о страшном

    Последние тридцать лет русской жизни, вся постсоветская эпоха, до сих пор не отрефлексированы в театре. Современным деятелям интереснее переосмысливать классику, работать с советской пьесой или пробовать на зуб новую драму. ...
  • Театр им. Пушкина даст «Ложные признания»

    Режиссер Евгений Писарев приступил к репетициям спектакля по пьесе Мариво «Ложные признания» – одного из драматургических шлягеров XVIII века. Центральные роли сыграют Вера Алентова, Виктория Исакова, Борис Дьяченко, Андрей Заводюк и др. ...
Читайте также