«Инъекция реальности»

Юрий Квятковский поставил в «Практике» документальный спектакль «Пограничное состояние»

 
Режиссер Юрий Квятковский представил в театре «Практика» новую работу «Пограничное состояние». Документальный спектакль основан на интервью с жителями Ивангорода и Нарвы, двух населенных пунктов, находящихся на границе России и Эстонии. До распада СССР они были, можно сказать, единым целым, с общим водопроводом и транспортной системой, но теперь все, что их связывает, – это клубок взаимных противоречий и мост через реку, который, по иронии судьбы, называется «Дружба».

Исследовательский спектакль становится двухчасовым погружением в особенности местной жизни, а «пограничное состояние» – метафорой «положения между»: между Россией и Европой, прошлым и настоящим, обидой и примирением…

«Этот спектакль задумывался как история про некую дистанцию: мы хотели изучить, как на жизнь людей влияет существование в пограничной зоне. В Ивангород и Нарву мы ехали с довольно четким сценарием, но он моментально разбился о реальность. То, о чем мы думали изначально, оказалось несущественным, важны были другие границы», – рассказала перед премьерным показом художник Ксения Перетрухина.

В результате было создано два спектакля. В их подготовке участвовали артисты двух трупп – российской (Мастерская Брусникина) и эстонской (нарвский театральный центр Vaba Lava). Эстонские артисты рассказывают истории о своих согражданах из того же приграничного региона. В день премьеры оба спектакля стартовали одновременно.

«Мне кажется, это потрясающее, очень редкое для театра явление, когда наши антиподы, а на самом деле наши большие друзья, одновременно с нами стоят на сцене и говорят своим зрителям примерно то же, что и мы», – отметила Ксения Перетрухина. Подробнее о работе «Театралу» рассказал режиссер проекта Юрий Квятковский

– Юра, что вы сами вкладываете в понятие «пограничное состояние»?
– Мне кажется, пограничное состояние – норма жизни любого современного человека, который вообще не понимает, как реагировать на проблемы и катаклизмы. Есть стабильное состояние, есть шизофрения, а вот у нашего населения – что-то между. И работа над спектаклем заставила нас ощутить это сполна. Эти люди, эти судьбы… Бывшие заключенные, наркоманы, нищие пенсионеры… Поживи в такой зоне, пропусти через себя всю эту действительность – и пограничное состояние тебе обеспечено.

– Ивангород производит довольно тягостное впечатление. Типичная русская глубинка: разбитые дороги, отстающая штукатурка… Не унывают только алкоголики. В то же время звучит мысль, что счастье – это «когда ты всем доволен». А вы как думаете, ощущение счастья зависит от внешней среды?
– Когда мы готовили этот проект, общались с женщиной, которая взяла из детского дома шестерых детей. О ней идет речь в спектакле. Такие истории настраивают тебя на конструктивный лад. Начинаешь думать, что проявлять человеческие качества можно вне зависимости от бытовых условий. И быть счастливым, пожалуй, тоже.

Но вы правы в том, что люди действительно не умеют и не хотят организовать собственное городское пространство. У нас почему-то все, что вне дома, – это уже не твое. Добавить к этому процветающую коррупцию, и шансов на комфортную среду вообще не останется. В Эстонии совершенно другая ментальность. Ты выходишь из дома – и это твоя улица, твой город, твой лес. Такая у них философия. Поэтому в Нарве ухоженные парки, нормальные дороги, налаженный быт. Жизнь в Эстонии для русского – хороший урок работы с пространством.

– В течение спектакля мы видим городскую среду на экране. Почему вы выбрали такой формат?
–  Ввиду того, что проект документальный, мы все время записывали видео. И эти свидетельства фиксации вызывают у нас определенные эмоции. Каждый раз, видя на экране знакомое пространство, мы заново примеряем его на себя.

–  Вы сказали, что сценарий разбился о реальность, почему?
– Потому что реальность сложнее любого сценария. Полезно периодически в нее окунаться. Это своего рода инъекция, которая здорово тебя меняет, делает открытым.

– Ваша команда интервьюировала русских и эстонцев, живущих по обе стороны границы. В чем заключался интерес общения с каждой группой?
– Это просто разные стороны конфликта. Там, где они встречаются, обнаруживаются противоречия. Например, в Нарве все судебные процессы проходят на эстонском. Это государственный язык, а значит, и язык юстиции. А русские его, как правило, не знают: им лень учить, и вообще он сложный. Так, наверно, происходит во всех странах Евросоюза, но дело в том, что в Нарве русскоязычного населения 97 процентов. То есть судят обычно именно русских. И все они слушают приговор на языке, которого не понимают. Мне кажется, это вообще прекрасная аллегория всего, что там происходит.

Во время судебного разбирательства в зале работает переводчик-синхронист. По этой причине процесс занимает в два раза больше времени. Один из героев нашего эстонского спектакля – как раз переводчик, который вынужден быть коммуникатором между эстонским судьей и русским преступником.

– Ваши герои говорят о том, что эстонская сторона стремится скорее интегрировать живущих в Эстонии русских в свое сообщество, нежели признать их право быть русскими, а не европейцами…
– Там просто есть глубокие взаимные обиды, за которые никто никогда не извинится. Эстония живет по принципу «мы маленькие, но гордые», не может забыть связанное с Советским Союзом прошлое, боится повторения Крыма и слышать не желает о русских традициях. Россия не хочет расстаться с имперскими наклонностями: живем в нищете, зато держава.

– Почему вам захотелось сделать акцент на болезненном отношении к общей истории?
–  Просто это меня волнует. Я ощущаю себя постсоветским человеком. Непонятно, как с этим обходиться. Каждый раз выдавливаешь из себя по капле этот морок. А сегодня мы еще и возвращаемся к каким-то принципам существования, которые тогда были в ходу. В обществе много лицемерия. Невозможно закрывать глаза и делать вид, что ничего не произошло и не происходит. Тема, конечно, не новая, но до сих пор очень болезненная.

В спектакле участвуют: Анастасия Великородная, Дарья Ворохобко, Алексей Жеребцов, Алиса Кретова, Сергей Фишер и Денис Ясик.

Премьера состоялась в рамках Международного фестиваля-мастерской им. Дмитрия Брусникина, проводимого при поддержке Фонда президентских грантов.  

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Йокнапатофа» как тот свет

    Диковатое для русского уха название «Йокнапатофа» – выдуманное Фолкнером захолустье на американском юге, которое Миндаугас Карбаускис сделал названием своего нового спектакля на Сретенской сцене Театра им. Маяковского. ...
  • В Школе драматического искусства споют арию Фауста

    В субботу, 25 января, в ШДИ состоится премьера спектакля «…свет повсюду гаснет, но виден его след» по мотивам пьесы Дмитрия Данилова «Что вы делали вчера вечером?» в постановке    Александра Плотникова. ...
  • Ася Князева представит спектакль по сказкам Андерсена

    Премьера спектакля «Волшебный театр Андерсена» по сказкам «Пастушка и трубочист», «Стойкий оловянный солдатик», «Директор кукольного театра» и биографии знаменитого сказочника под названием «Сказка моей жизни» выйдет 1 февраля на Симоновской сцене Театра Вахтангова (зал «Амфитеатр»). ...
  • В МХТ появится «Чайка» Коршуноваса

    Один из самых титулованных литовских режиссеров Оскарас Коршуновас работает над постановкой «Чайки» в МХТ им. Чехова. Премьера состоится 28 февраля. Как сообщал «Театрал», в сентябре на сборе труппы художественный руководитель МХТ им. ...
Читайте также