Совы не то, чем кажутся

В «Мастерской Фоменко» поставили готический комикс

 
Под занавес сезона в Москве появилось зрелище страшное, но симпатичное, не похожее ни на что и каждую минуту что-нибудь напоминающее. Московский королевский театр – так именует себя трио режиссера Олега Глушкова и художников Вадима Воли и Ольги-Марии Тумаковой – выпустил в «Мастерской Петра Фоменко» спектакль «Завещание Чарльза Адамса, или Дом семи повешенных».
 
Представьте себе на сцене уголок старой доброй Англии – сельская глубинка под дождем и ветром, где пастор на велосипеде мчит мимо коров и деревьев в церковь на отпевание знаменитого покойника. Только все это черно-белое, как старое кино, и иллюзорность всячески подчёркнута: дождь – это мелькающий косой свет, пейзажи – в видеопроекции, а велосипед не движется с места, как ни крути педали. Это все – игра, счастливо догадывается зритель, и на три часа с радостью отдаётся во власть мистификаторов. Сергей Плотов написал пьесу, в которой все к чему-нибудь отсылает, на что-то смутно знакомое лукаво кивает, но при этом остается совершенно особенным и самостоятельным.

Сочинитель страшных историй Чарльз Адамс преставился, к картинной скорби нетерпеливо ожидавшей его кончины молодой супруги Аделаиды. Но на похороны является из пансиона его юная дочь Луиза, чьё существование для безутешной вдовы стало неприятным сюрпризом. Охота злой мачехи на бедную крошку, встреча пансионерки со столь же юным церковным служкой и предсказуемое бесстрашное взаимное чувство, их случайное убежище в заброшенном доме с привидениями, охота на ведьм, возглавляемая ревнивым падре, битва призраков с горожанами в виде увлекательного киносеанса; коварное убийство влюблённых и удивленное пробуждение юных покойников в новом качестве – эта круговерть событий сыграна в головокружительном темпе, изящно и грациозно. Трюки сменяются лирическими куплетами, провокативные танцы – остроумными диалогами, и все сценические ситуации окутаны густым флером иронии.

Перед зрителем разворачивается готический комикс, вдоль и поперёк простеганный мотивами композиторов Сергея Боголюбского и Дарьи Ставрович. Отвага и обаяние драматических актеров, взявшихся петь и танцевать, покоряют зрителей, и каждый номер, будучи вставным эпизодом по сути, раздувает стихию игры, подчиняющую себе все уровни сценического повествования.

Вадим Воля остроумно распорядился черно-белой гаммой, из нее и пятидесяти оттенков серого придумав изысканные стилизации интерьера церкви с органом и выпадающим из гроба беспокойным покойником; таинственного дома, уютно обжитого веселыми привидениями; развернутой на экране пародийной битвы сказочных сущностей с преступниками, где первые принимают все стереотипные облики киночудовищ, заканчивая годзиллой; или жилища новоиспеченной вдовы, где за ней следят из роскошных рам ее вечно живые ушедшие мужья.
 
Озорная работа Ольги-Марии Тумаковой – той же монохромной гаммы выразительные, шаржированные костюмы и особенно грим: чего стоят накладные выпуклости, которыми дразняще покачивает роковая вдовушка, или вилки, кокетливо торчащие из призрака любвеобильной Агнешки, или рептилий хвост, который не успевает убрать под роскошный шлафрок ее пылкий муж Хуан Бандерас, развоплотясь из годзиллы обратно в привидение, или дети-привидения – зловещие близняшки в косичках и белых платьицах.

Единственное яркое пятно, точнее, четыре пятна – это вокально-инструментально-танцевальный квартет таинственных сов в желто-клетчатых костюмах. Пришедшие прямо с английских лужаек (кладбищ, замков, далее везде) эти пернатые джентельмены обращаются поочередно в огненно пляшущих шотландцев, в бывших мужей Аделаиды, в полицейских, горожан и заключенных. Их задача – напоминать, что все не то, чем на первый взгляд кажется, провоцировать и нагнетать градус дуракаваляния, с чем они справляются искрометно и заразительно.
 
Страшная-страшная сказка заигрывает с целой колодой сюжетов и образов, русских и европейских, вызывая счастливый смех в зале там, где зритель угадывает реминисценции.
Льюис Кэрролл и Тим Бертон, Достоевский и Чехов, Шекспир и Агата Кристи, Дэвид Линч и братья Гримм, польские сериалы и бродвейские мюзиклы – где в этом царстве постмодернистской иронии и тотальной игровой стихии нечто, не подверженное коррозии всеразъедающего театрального лукавства, готового ежеминутно менять местами личины и изнанки? Вот это торжество игры, вечного духа веселья и карнавала, способного победить смерть, и есть воодушевляющий пафос спектакля, завернутый в искристую обертку. Ars longa, vita brevis.


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.


  • Нравится


Самое читаемое

  • Скончалась актриса Театра армии Ольга Вяликова

    Актриса ЦАТРА Ольга Вяликова скончалась в понедельник, 15 июля на 66-м году жизни. О скоропостижной утрате сообщила пресс-служба театра. «Ольга Петровна работала в нашем театре с 1980 года. С 1993 по 1995 гг. была занята в знаменитой постановке «Орестея» выдающегося немецкого режиссера Петера Штайна», - говорится в некрологе. ...
  • «Счастлив, что свободен»

    На минувшей неделе в Театре драмы им. Федора Волкова в Ярославле произошли кардинальные перемены: от должности директора решением Министерства культуры был освобожден назначенный в декабре Алексей Туркалов, а следом по собственному желанию уволился и худрук Евгений Марчелли, возглавлявший театр с 2011 года. ...
  • Инну Чурикову экстренно госпитализировали

    Народную артистку СССР Инну Чурикову госпитализировали вечером в четверг, 18 июля, в Институт им. Склифосовского. Актриса получила травму на сцене театра «Русская песня», где в этот вечер она играла антрепризный спектакль «Старая дева». ...
  • Ушла из жизни Джемма Осмоловская

    Актриса театра и кино Джемма Осмоловская скончалась в понедельник, 15 июля, после продолжительной болезни на 81-м году жизни. Об этом сообщает пресс-служба РАМТа, в котором актриса работала с 1964 года (была принята в труппу сразу по окончании Школы-студии МХАТ). ...
Читайте также


Читайте также

Читайте также