«Гамлетизм» этой пьесы сегодня еще более актуален»

Павел Сафонов поставил в Театре сатиры спектакль «Платонов»

 
В пятницу, 19 апреля, в Театре сатиры выходит спектакль «Платонов» по ранней пьесе Чехова «Безотцовщина». В преддверии премьеры «Театрал» побеседовал с режиссером Павлом САФОНОВЫМ.
 
– Павел, почему вы выбрали именно эту пьесу Чехова?
– Я давно хотел ее ставить, еще после первого своего спектакля «Прекрасные люди» по Тургеневу. Меня всегда интересовала ее запутанность, трагикомичность, юмор внутри жесткой драмы, какая-то нелепость, которая складывается вокруг героя, связанная с женщинами и другими событиями, внутренняя попытка Платонова всё это пройти и куда-то всё-таки вынырнуть…  Меня эта вещь на интуитивном уровне привлекала давно, но никак не складывалось, всё всегда – случай! А сейчас всё совпало: приход в этот театр Максима Аверина, приглашение Ольги Ломоносовой. Мы стали искать материал для постановки, тут и возник чеховский «Платонов». Мы вместе загорелись этой идеей.

– В последнее время вы часто работаете в соавторстве с художником Мариусом Яцовскисом и композитором Фаустасом Латенасом…
– Мариус всегда мне помогает облечь мои театральные фантазии в лаконичную форму, которая позволяет строить всё словно «из пустоты». Мне кажется, он очень хорошо чувствует Чехова, какую-то его условность, и красоту мира, которую хочется открыть. Мир более гармоничен, наверное, чем люди, поэтому нужен какой-то контрапункт. Хотя есть в его сценографии и необходимая жесткость. Замечательные костюмы к этому спектаклю создала художник Тамара Эшбе.
А когда Фаустас Латенас привносит что-то свое, то сразу становится легче думать о постановке в целом.
 
– Вы можете «в двух словах» рассказать о главном герое – какой он?
– В начале пьесы есть фраза, точнее, вопрос: «Он герой или не герой?» В этом смысле весь спектакль, по сути, ответ на этот вопрос. Мне кажется, что Платонов – тот человек, который, в принципе, мог бы и должен был быть героем, противостоять разрушению, пошлости и деградации. Условно говоря, противостоять такому персонажу, как Венгерович-старший, который олицетворяет капитал, сросшийся с властью. И в юности Платонов думал, что он – Гамлет, который способен сразиться с целым морем бед...
                                                  
– Поэтому вы вплетаете в чеховскую пьесу шекспировский текст?
– Вообще «гамлетизм» этой пьесы сегодня еще более актуален. В то же время, в ней очень российский «расклад», в том, что герой раздваивается. Он не выдержал, не смог сохранить себя. Когда он был просто учителем, ему еще как-то удавалось был цельным, но попытка угнаться за ушедшим временем, за мечтой, разрушила его пространство. Он это осознает. Одним словом, он и есть такой русский Гамлет. Он слишком широк, непоследователен, может быть, даже комичен. 
 
 – Вы впервые работаете с Максимом Авериным. Легко было найти общий язык?
– Максим очень порадовал меня своей азартностью, нацеленностью на максимум и своей открытостью. Он в хорошей форме и может реализовать разные задачи. Мне было интересно ему ставить какие-то задачи, которые он довольно умно и легко осваивал. Партитура роли – огромная, и мне кажется, у него есть внутренние пересечения с Платоновым.  Эту роль трудно сыграть без какого-то внутреннего раздрая и потерь.  Ему есть, о чем говорить.
 
– Не опасаетесь ли вы в Театре сатиры выходить с к публике с таким драматичным материалом?
– У меня это третий спектакль в Театре сатиры. И все они, в принципе, были «нетрадиционными» для этой сцены. Понятно, что «Собака на сене» –материал вроде более легкий, но мы его делали тоже достаточно драматично, и выиграли. «Двенадцатая ночь», тоже не является таким уж «самоигральным» произведением. А что касается Чехова… Понимаете, я верю в нашу публику, верю в то, что она способна воспринимать серьезные и «умные» вещи. Тем более, что это очень живая история про людей, про их попытку изменить жизнь и про несоответствие того, как они хотели жить и как живут.  Для меня центральная по духу реплика спектакля: « – Что у вас болит? – Платонов болит».
Мне кажется, что у любого человека где-то внутри есть свой Платонов, Иванов, Петров, который периодически болит. Я верю в то, что это будет воспринято публикой, как разговор о сегодняшнем дне, а не как архаика и чья-то чужая далекая жизнь.


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы. 

  • Нравится


Самое читаемое

  • Пермская опера станет директорским театром

    Пермский театр оперы и балета им. Чайковского после ухода с должности художественного руководителя Теодора Курентзиса перейдет на новую – директорскую – модель управления, согласно которой генеральный директор будет не только руководить хозяйственной деятельностью, но и заниматься определением художественной стратегии театра. ...
  • Скончалась актриса Театра армии Ольга Вяликова

    Актриса ЦАТРА Ольга Вяликова скончалась в понедельник, 15 июля на 66-м году жизни. О скоропостижной утрате сообщила пресс-служба театра. «Ольга Петровна работала в нашем театре с 1980 года. С 1993 по 1995 гг. была занята в знаменитой постановке «Орестея» выдающегося немецкого режиссера Петера Штайна», - говорится в некрологе. ...
  • «Счастлив, что свободен»

    На минувшей неделе в Театре драмы им. Федора Волкова в Ярославле произошли кардинальные перемены: от должности директора решением Министерства культуры был освобожден назначенный в декабре Алексей Туркалов, а следом по собственному желанию уволился и худрук Евгений Марчелли, возглавлявший театр с 2011 года. ...
  • Ушла из жизни Джемма Осмоловская

    Актриса театра и кино Джемма Осмоловская скончалась в понедельник, 15 июля, после продолжительной болезни на 81-м году жизни. Об этом сообщает пресс-служба РАМТа, в котором актриса работала с 1964 года (была принята в труппу сразу по окончании Школы-студии МХАТ). ...
Читайте также


Читайте также

Читайте также