Одним Сережей меньше

МХТ им. Чехова завершил зимний блок показов спектакля Дмитрия Крымова

 
Дмитрий Крымов обожает всевозможные шутки с названиями своих спектаклей. Чеховские «Три сестры» у него назвались «Оноре де Бальзак. Записки о Бердичеве», а «Вишневый сад» – «Торгами». И уже никто не удивляется, что спектакль по «Анне Карениной» коротко озаглавлен «Сережей». И что заглавного героя играет не актер, а кукла в натуральную величину, сделанная Виктором Платоновым.
 
Ведь театр Крымова начинался как театр художника, театр куклы и объекта, где актеры играли вспомогательную роль. Удивительно другое – как режиссеру, привыкшему работать со своей командой учеников, в собственном (теперь уже бывшем) театре, удается транспонировать свой уникальный художественный язык на другую, большую и академическую сцену без потерь, и обратить в свою веру артистов совершенно другой школы. Однако, «Серёжа» – уже вторая после блистательной «Му-му» в Театре Наций постановка «на стороне» и вторая удача, доказывающая, что свободный дух дышит там, где захочет. 
 
От текста Толстого здесь, конечно, остались рожки да ножки. Крымов вообще редко обращается к букве литературного источника, предпочитая верность его духу. Слова давно потеряли смысл, превратились в мусор, шелуху. Анна (Мария Смольникова) бесконечно болтает всякую ерунду с единственной целью – заглушить тишину, страшную пустоту жизни, которую ей нечем заполнить, несмотря на наличие семьи, мужа и сына, которому она везт из Москвы модный дрон. При этом актриса успевает иронизировать по поводу постановки: «О, у меня же тут есть толстовская реплика» – «Здоров ли Серёжа»? Или вспоминает, как на этой самой сцене роль Анны Карениной исполняла легендарная Алла Тарасова, и по-хозяйски просит перевесить занавес с «Чайкой». От того архаичного старого театра в спектакле осталась суфлерская будка, обитатель которой тщетно пытается вернуть представление в нормальное классическое русло. Но нормально у Крымова не бывает никогда. Его метод – это парад аттракционов, где все стреляет, взрывается и несется кувырком.  
 
Тем не менее, «Сережа» – это очень тонкий, нежный и грустный спектакль. Здесь, как обычно у Крымова, много эксцентрики и публика часто смеется над ужимками и прыжками главной героини, похожей на клоунессу. Смольникова, недавно уморительно игравшая капризную девочку-подростка в «Му-Му», словно передала Карениной часть её детской непосредственности. В этой Анне тоже есть что-то трогательное и наивное. Женщина-ребенок, женщина-недоразумение, женщина-катастрофа, у которой все валится из рук и все разбивается вдребезги, в том числе собственная судьба и жизнь близких. «Вечно она во что-нибудь вляпается», – ворчит муж. И в любовь свою она именно что вляпывается, врезается, посреди вокзальной сутолоки и суеты, под лязг сцеплений и буферов, заваленная грудой чемоданов. Сначала она пытается не признавать её, не выпускать наружу. Но новое счастливое чувство сыплется из карманов, из шляпки, из туфелек блестящим конфетти.
 
И Вронский тут (Виктор Хориняк) – такой же ребенок, совсем не плейбой и не военный, большой неловкий мальчик в очках, чем-то похожий на её сына Серёжу. Чтобы произвести впечатление на даму сердца, он не выступает на скачках, а устраивает из вещей гигантские пирамиды и ходит между ними на руках – ну чистое ребячество. Такими же акробатическими упражнениями выглядят и их любовные экзерсисы, мало похожие на проявление страсти.
 
Еще одна несомненная удача спектакля – это Каренин в исполнении Анатолия Белого. Таким мы этого актера ещё не видели. Каренин здесь единственный взрослый. Он понимает Анну с полуслова, нянчится с ней, как с ребенком, хлопочет по хозяйству в домашнем фартуке, вытачивает из дерева игрушки и вкручивает разбитые женой лампочки. Милый, уютный муж, но при этом исполненный внутреннего достоинства и благородства. Даже огромные ветвистые рога с колокольчиками он умудряется носить с изяществом. Злые дети делают ему больно, но он продолжает шутить, глотая слезы. Он же старший, он сильный. И только в последней жуткой сцене, прижигая себе руку утюгом, обугленный от горя, Каренин идет вразнос и крушит все вокруг. Дом полная чаша за минуты превращается в руины. От неосторожного поступка рушится, рассыпается жизнь.
 
Помните эпиграф к роману Толстого – «мне отмщение, и аз воздам»? У Крымова возмездие к Анне приходит не в виде паровоза. Её Серёжа, ставший вдруг живым мальчиком, уходит из-под рук, буквально проваливается под землю, как в каком-то страшном сне. И тут Мария Смольникова превращается в героиню романа Гроссмана «Жизнь и судьба», потерявшую сына на фронте. Не уберегла, недоглядела, недолюбила. Её жжет то же чувство вины, что и Анну, видевшую в сыне лишь куклу, объект забот и предмет воспитания. Окруженный няньками и гувернерами, он не видел материнской ласки, не был защищен её любовью.
 
Крымов закачивает спектакль вопросами Льва Рубинштейна: «Кто помнит, куда шел тот поезд в романе? А другой поезд? А кто переписывался первыми буквами слов? Что там такое было с сенокосом? А с охотой? И зачем всё это было, в конце концов?». Так режиссер заранее остужает пыл поборников классики, возмущенных смелой трактовкой романа, но плохо помнящих, что там происходило на самом деле. И заодно констатирует, что вопросов в нашей жизни все равно больше, чем ответов. И зачем все это было, мы не узнаем никогда.    


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.

  • Нравится


Самое читаемое

  • Умер Владимир Этуш

    Скончался Владимир Абрамович Этуш. В пятницу, 8 марта, актеру стало плохо. Скорая госпитализировала его в реанимационное отделение  одной из столичных клиник. Он был без сознания. Смерть наступила несколько часов спустя. ...
  • Евгений Князев: «Он должен был жить всегда»

    Утром в субботу, 9 марта, на 97-м году жизни не стало президента Щукинского театрального училища, народного артиста СССР Владимира Этуша. Накануне вечером он был госпитализирован в реанимационное отделение одной из московских клиник, однако спасти его жизнь не удалось. ...
  • Алексей Бартошевич: «Я был мхатовским ребенком»

    Для многих театроведов Алексей Бартошевич – ключевая фигура. Профессор ГИТИСа, один из крупнейших специалистов по творчеству Шекспира, автор научных трудов, Алексей Вадимович к тому же   представитель легендарной мхатовской семьи. ...
  • «Он для всех нас учитель с большой буквы»

    В субботу, 9 марта, не стало легендарного актера и педагога Владимира Этуша. Его ученики и коллеги скорбят о нем. Валерий Ушаков, актер театра им. Вахтангова: – Владимир Абрамович Этуш –  для всех нас учитель с большой буквы! Он хранил традиции актерской школы. ...
Читайте также


Читайте также

  • Александр Минкин расскажет об Онегине то, чего прежде никто не замечал

    В воскресенье, 24 марта, в 16.00 в Арт-кафе Театра Вахтангова журналист и театральный критик Александр Минкин расскажет о своем исследовании пушкинского романа в стихах. Беседа «ОНЕГИН в книге и на сцене» состоится в рамках бесплатных лекций о театральном искусстве, ставших традиционными в Вахтанговском театре. ...
  • Встретимся на мосту...

    Под стенами Кремля, в Манеже открылся Московский культурный форум. За три дня там можно увидеть и услышать очень много чего - интересного. Из жизни театров, кино, музеев, выставок... И встретить многих известных режиссеров, актеров, художников. ...
  • Выпускники Щукинского института сочинили «Комедию о вдове»

    В понедельник, 25 марта на Симоновской сцене Театра им. Евгения Вахтангова состоится пресс-показ спектакля «Комедия о вдове» (сочинение единомышленников по пьесе Гольдони «Валенсианская вдова»). Авторы и создатели спектакля - выпускники Театрального института имени Бориса Щукина, курс режиссёра Александра Коручекова. ...
  • «Свидетельские показания» дадут на Другой сцене «Современника»

    В рамках проекта «Поиск» на Другой сцене Московского театра «Современник» состоялся предпремьерный показ спектакля режиссера Андрея Маника «Свидетельские показания» по пьесе Дмитрия Данилова. Премьера спектакля намечена  на 18 апреля. ...
Читайте также