Александр Домогаров: «Быть артистом – это больно»

 
В конце января театральное агентство «Арт-Партнер XXI» Леонида Робермана представило публике премьеру  –театральную рапсодию «Генри и Эллен» по пьесе современного драматурга Дона Нигро. Одну из главных ролей в спектакле исполняет Александр ДОМОГАРОВ.
 
– Александр Юрьевич, вы нечасто играете в антрепризе. Почему решили участвовать в спектакле «Генри и Эллен»?
– Давайте расшифруем слово «нечасто». В антрепризе я играл один раз за всю мою творческую жизнь. Уже не помню, сколько десятков лет назад, это был спектакль с Любовью Полищук. Почему решился на этот шаг сейчас? Первое, на что мы реагируем – это материал. Я почитал пьесу «Генри и Эллен» и в ней было что-то такое, что меня тронуло как актера. К сожалению, эта история английского театра мной была пропущена в институте. Я не помню, чтобы нам преподавали историю этих двух знаменитых британский актеров – Генри Ирвинга и Эллен Терри. Так что мне и моей партнерше, Анне Большовой, пришлось восполнять этот пробел знаний в истории зарубежного театра. И это было очень ценно, для меня многое открылось впервые, и то, что я узнал, меня поразило. Мною было прочитано огромное количество литературы об этих людях и об их эпохе. 
 
– Как шла работа над пьесой?
– Не могу подтвердить слова Эфроса, что «репетиция – любовь моя», хотя это, безусловно, всегда интереснейший процесс, особенно после определенного количества времени. Но каждый раз вначале с актером, с его организмом происходит какая-то странная метаморфоза. Начинают отказывать все твои части тела! Руки и ноги тебя не слушаются. Начинаются бесконечные пробы, актерские поиски. Повторю, это страшное ощущение, когда ты не знаешь, как сделать любое движение, когда твое тело тебе не принадлежит. Но в тоже время ты понимаешь, что так и должно быть, твой организм сопротивляется каждой своей клеткой, потому ему предстоит двигаться и жить иначе, ты должен вжиться в образ другого человека, стать им.
И если ты находишься «в материале», у тебя этот процесс поиска не прекращается. И неважно, утро, день или ночь. В пять утра ты просыпаешься и начинаешь думать-думать-думать, и тебе кажется, что ты что-то понял. Но приходишь на репетицию и понимаешь, что ты снова ничего не можешь сделать, что всё совсем не так, как тебе казалось в пять часов утра…

Полтора месяца, начиная с 14 ноября, ушло на то, что мы «чистили» пьесу, что-то лишнее убирали, что-то добавляли. И постоянно шли пробы, пробы, пробы… Но это время, наверное, и самое дорогое. Этот, так называемый, застольный период, который иногда режиссеры почему-то пропускают, он очень важен. Это - период накопления, когда ты читаешь, думаешь, пробуешь... В январе чисто из дружеских побуждений нам пришел помочь режиссер Игорь Оршуляк, с которым я раньше много работал. Я считаю, что им была проведена колоссальная работа!  У него было всего три дня, и мы за эти дни прошлись по всему спектаклю, и он поставил необходимые вешки по каждой сцене. Наконец-то стало ясно, как и на что нам опираться в работе в целом и на что нам физически опираться на площадке, где стоит только небольшой пандус, на котором - трюмо и стул.  

И, конечно, главное – это великий Римас Владимирович (Туминас – «Т»), который пришел за пять дней до выпуска и перевернул всё! Я раньше никогда с ним не работал, и я благодарен богу за эту встречу! Он заставил нас думать в нужном направлении. Он с первой репетиции, как сказала Аня Большова, просто сверху донизу прорезал весь спектакль насквозь. И начались пять дней непрерывных репетиций - с одиннадцати утра до одиннадцати ночи. Я все эти дни полностью освободил от всего остального, а Аня ездила на спектакли, а потом, отыграв спектакль, возвращалась в наш репзал (за что ей мой поклон как партнерше!), и мы еще и еще раз проходили все сцены. Мы очень старались, чтобы спектакль получился. А уж как получилось, это судить зрителю…
 

 Эта пьеса о театре?
– Это история о том, как выдающийся актер Генри Ирвинг, будучи уже руководителем театра «Лицеум», будучи уже звездой, пришел к Эллен Терри и пригласил эту великую актрису, и они стали работать вместе. Его «Гамлет» был признан всеми, его «Колокольчики» были признаны всеми, его «Лир» был признан всеми, его «Ричард» был признан всеми. И вот он ставит «Макбета», театр едет на гастроли в Америку. А потом происходит расхождение этих двух творческих личностей. Они больше не могут быть вместе. Он не приемлет современную литературу, не приемлет новую волну драматургии, не приемлет Шоу, Ибсена… И в этом, возможно, его беда.  В этот момент две звезды расстаются, она идет дальше, а он не может переступить этот порог…

Ирвинг - это человек, который с детства заикался, который с детства говорил достаточно высоким, теноровым, голосом, который подволакивал ногу, - но он от всего этого избавился, он себя сделал! И он стал олицетворением английского театра! Да, это, наверно, звучит слишком литературно, даже высокопарно...  «Да, я спал в сырых комнатах, я знаю, что это такое. Я хотел стать актером. Я знаю, что такое - не спать, не есть. Я знаю, что такое примерять маски, я знаю, что такое выбирать пьесы хорошие, плохие, неважно какие, где мои недостатки – мои достоинства. Я знаю, что это такое! И я знаю, что такое люди, которые приходят и которые мной сегодня восхищаются, а завтра начинают меня ненавидеть, я знаю, что это такое!...»

Наверное, это комплексы человеческие, которые вырываются сквозь боль наружу. Поэтому я и говорю, что пьеса в этом году будет звучать так, через полгода она будет звучать по-другому, потому что каждый из нас, все равно будет расти и меняться. И, может быть, то, что сегодня мне кажется точкой опоры, завтра окажется не уже таким важным, завтра я найду другие опорные точки в этом же спектакле. И скажу: «Вот, репетиция «Гамлета», -  это для меня главное!». А потом скажу: «Нет, репетиция «Ричарда» - вот для меня точка отсчета»…
 
– Готовясь именно к «режиссерским» сценам, на образ кого из режиссеров, с которыми вы встречались в работе, вы ориентировались?
– Я пытался создать собирательный образ, но они настолько все разные, эти великие! У всех свои методы… Римас Владимирович сказал об одной из этих сцен: «Это можно играть полчаса». Я понимаю, о чем он говорит, но мне не хватает ни опыта, ни знаний, к тому же мне кажется, что мне не стоит утомлять зрителя своим самолюбованием в роли режиссера. Понимаете, мы играем не буквально Генри Ирвинга и Эллен Терри, мы играем внутренний мир людей театра, их боль. Быть артистом – это больно. 

Полную версию интервью с Александром Домогаровым читайте в одном из ближайших номеров «Театрала».


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.


  • Нравится


Самое читаемое

  • Римас Туминас: «Все хотят счастья, а его нет»

    В эти дни в Китае продолжаются гастроли Театра им. Вахтангова со спектаклем Римаса Туминаса «Евгений Онегин». Позади семь спектаклей в Гуанчжоу и Шанхае. Недавно труппа переехала в Пекин, где с 16 по 19 мая «Евгений Онегин» пройдет еще четыре раза. ...
  • Умер создатель Концептуального театра Кирилл Ганин

    Создатель и режиссер московского Концептуального театра Кирилл Ганин скончался на 53-м году жизни. Об этом сообщили его коллеги в социальных сетях. «Прощание с Ганиным состоится в пятницу 24 мая в 11:00 на Николо-Архангельском кладбище. ...
  • «Смоленск может лишиться единственного театра»

    На базе Смоленского драматического театра им. Грибоедова планируют создать филиал Мариинского театра. Об этом заявил губернатор Алексей Островский на встрече с Валерием Гергиевым.  «Театрал» дозвонился директору театра Людмиле Судовской, но она отказалась что-либо комментировать по поводу данной инициативы. ...
  • Принят закон, отменяющий театральные билеты

    С 1 июля театры начнут продавать билеты по новым правилам: вместо билета зрителю будет выдаваться кассовый чек. Об этом в понедельник, 29 апреля, сообщил на встрече «Директорской ложи» московских театров заместитель главы столичного Департамента культуры Леонид Ошарин. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Счастье, что стены рушатся!»

    В Италии, на острове Искья состоялась восьмая ежегодная церемония вручения премии имени Иосифа Бродского, по традиции приуроченная ко дню рождения поэта. Лауреатами 2019 года стали ведущие актеры Театра им. Вахтангова Ирина Купченко и Василий Лановой, историк Сергей Никитин и главный редактор журнала «Театрал» Валерий Яков. ...
  • «В театре ты постоянно на вулкане»

    25 мая глава Союза театральных деятелей, художественный руководитель театра Et Cetera Александр Калягин отмечает день рождения. Александр Александрович не раз становился героем интервью «Театрала», по случаю праздника мы собрали самые яркие его высказывания о театре и творческой судьбе. ...
  • Алексей Бородин: «Нам очень не хватает самоиронии»

    РАМТ готовится к открытию пятой по счету площадки – Сцены во дворе. О ближайших проектах в новом театральном пространстве, а также об ожиданиях от Года театра и кадровых изменениях в коллективе, где с начала сезона появился главный режиссер, «Театралу» рассказал художественный руководитель Алексей БОРОДИН. ...
  • «Театр возникает, когда ты полон жизни…»

    В этот день (24 мая 2000 года) ушел из жизни один из выдающихся режиссеров ХХ века, основатель «Современника», реформатор сцены, художественный руководитель МХАТа (в 1970-2000 гг.) Олег ЕФРЕМОВ. В память о нем «Театрал» приводит несколько цитат из интервью режиссера разных лет. ...
Читайте также