Ленкомовский мистификатор

2 января сценографу Олегу Шейнцису исполнилось бы 70 лет

 
Четверть века он был главным художником «Ленкома». Вместе с Марком Захаровым выпускал «Жестокие игры», «Юнону и Авось», «Поминальную молитву», «Мудреца», «Чайку», «Мистификацию», «Безумный день, или Женитьбу Фигаро», «Плач палача», «Город миллионеров», «Шута Балакирева», «Ва-банк» и другие спектакли. Именно Шейнцис создал нынешний облик театра, стиль его спектаклей, сам логотип «Ленком».   
 
Художник не отрицал, что часто ошибался в параметрах сцены. Он любил масштабные конструкции. Но при этом знал цену каждой мелочи. Шейнцис придумал логотип Чеховского фестиваля и по-венециански изящную «Золотую маску». И первую партию он даже сделал собственноручно. Кстати, художник сам дважды получал «Маску» – за ленкомовскую «Чайку» и спектакль Большого театра «Любовь к трем апельсинам». Олег Шейнцис работал в Лондоне и Флоренции, Софии и Братиславе. Преподавал в Школе-студии МХАТ.
 
 
Иван Агапов:
– Помимо того, что Олег Аронович был соратником Марка Анатольевича и выпустил с ним практически все спектакли, это единственный человек в театре, которому дозволялось говорить с Захаровым на повышенных тонах. И худрук спокойно это воспринимал: пусть кричит, лишь бы делал всё так же талантливо. Все решения, которые предлагал Шейнцис, носили не только замечательный художественный и дизайнерский характер, но и отчасти определяли режиссерское решение. Грани его темперамента были воистину недосягаемы.

Однажды мы прилетели в Японию с «Чайкой» и три дня устанавливали декорации: на сцене из ценного дерева, в которую и гвоздя нельзя вбить. В итоге – всё установили, Олег Аронович взглядом опытного художника, которому позволено всё, посмотрел и сказал: «Нет. Теперь это надо двинуть на метр глубже». И группа умельцев-монтировщиков, говоря «ласковые» слова в адрес выдающегося художника, сделали за одну ночь то, что до этого делали три дня. Шейнцис как-то умудрялся вписывать свои декорации в залы и на две с половиной тысячи, и на 500 мест.

С присущим ему темпераментом Олег Аронович следил за «художественным» порядком в театре. Если без его ведома кто-то что-то отваживался покрасить в какой-то цвет, поднимался страшный крик, и тут же бежали бригады маляров, чтобы все это перекрасить в соответствии с замыслом Шейнциса. А еще помню, на гастролях в Израиле его спор с ассистенткой на художественно-производственные темы закончился тем, что Олег Аронович на полном ходу вышел из микроавтобуса. Бедного израильского водителя за это чуть не лишили прав, но Шейнцис не вписывался в дорожные правила Израиля, как и вообще в правила. Хотя в жизни это был милейший, тонкий человек, образованный и начитанный.
 
Наталия Щукина:
– Когда мы репетировали «Город миллионеров», Олег Аронович всё время бегал по сцене – что-то выносил, уносил, поправлял, ставил, кому-то за сцену мог что-то кричать. И вот на генеральной репетиции Олег Аронович, по обыкновению, бегает. Никто не обращает на него внимания и вдруг, Армен Борисович Джигарханян останавливает рабочий процесс и говорит: «А завтра на премьере Олег Аронович тоже будет так бегать? Я просто так к нему привык, что уже не смогу играть без его выходов на сцену».

Сложно, конечно, было в «придумках» Шейнциса существовать. Пока мы репетировали «Ва-банк» я об кареты разбила все локти и колени. Но это стоило того. Мы прекрасно понимали, ради чего такие неудобства. У Шейнциса декорации – не просто что-то красивое. Это всегда метафора, символ. Это всегда вплетено в ткань спектакля. Он – гений, конечно. Очень не хватает его.
 


Больше историй – в январском номере «Театрала» (уже в продаже)


  • Нравится


Самое читаемое

  • Умер Владимир Этуш

    Скончался Владимир Абрамович Этуш. В пятницу, 8 марта, актеру стало плохо. Скорая госпитализировала его в реанимационное отделение  одной из столичных клиник. Он был без сознания. Смерть наступила несколько часов спустя. ...
  • Евгений Князев: «Он должен был жить всегда»

    Утром в субботу, 9 марта, на 97-м году жизни не стало президента Щукинского театрального училища, народного артиста СССР Владимира Этуша. Накануне вечером он был госпитализирован в реанимационное отделение одной из московских клиник, однако спасти его жизнь не удалось. ...
  • Алексей Бартошевич: «Я был мхатовским ребенком»

    Для многих театроведов Алексей Бартошевич – ключевая фигура. Профессор ГИТИСа, один из крупнейших специалистов по творчеству Шекспира, автор научных трудов, Алексей Вадимович к тому же   представитель легендарной мхатовской семьи. ...
  • «Он для всех нас учитель с большой буквы»

    В субботу, 9 марта, не стало легендарного актера и педагога Владимира Этуша. Его ученики и коллеги скорбят о нем. Валерий Ушаков, актер театра им. Вахтангова: – Владимир Абрамович Этуш –  для всех нас учитель с большой буквы! Он хранил традиции актерской школы. ...
Читайте также


Читайте также

  • Актёр народа

    Владимир Этуш не ушел в печальную вечность. Вопреки некрологам, официальному прощанию и торжественным проводам под последние овации он все равно остался с нами. В сердце. В памяти. В душе... У каждого – свой. И каждый с ним по-своему не прощается. ...
  • Сергей Юрский: «Всё начнется потом»

    Читателям полюбилась рубрика «Поэт в России – больше, чем поэт», которую основал в нашем журнале Евгений Евтушенко. В прошлом номере редакция «Театрала» решила возобновить эту рубрику, чувствуя, как не хватает сегодня поэтических страниц: они делали наш журнал особенным. ...
  • Лука де Фуско: «Я влюблен в русский театр»

    Объявленный в России Год театра начался с череды премьер. И среди них – спектакль Театра им. Вахтангова «Суббота, воскресенье, понедельник» по пьесе итальянского классика Эдуардо де Филиппо в постановке Луки де Фуско. ...
  • Марк Розовский: «Правда нашей истории – в этих песнях»

    Театр «У Никитских ворот» отметил юбилей спектакля «Песни нашей коммуналки» - нестареющего хита Марка Розовского.   – Марк Григорьевич, почему, на ваш взгляд, на протяжении стольких лет спектакль собирает аншлаги? – Прежде всего, это пласт нашей неофициальной культуры. ...
Читайте также