Постпенсионный взгляд на предпенсионную реформу

Авторская колонка Александра Ширвиндта в «Театрале»

 
Поэт когда-то воскликнул: «Времена не выбирают, в них живут и умирают!» Умирать стали очень дисциплинированно, с жизнью сложнее.
 
Ряды редеют. Что сделаешь – возраст. Прежде вечная проблема бренного людишкинского существования скрашивалась песенной бодростью типа «пока я ходить умею» или «возьмемся за руки друзья». Сегодня эти лозунги не срабатывают, разве что десяти московским худрукам, которым перевалило за восемьдесят, зацепиться друг за друга и нетвердой походкой, поддерживая равновесие, куда-нибудь двинуться. Хотя направление не понятно, ибо, как тоже когда-то пели, «коммунизм это молодость мира и его возводить молодым».

Значит в коммунизм нам тоже уже поздно. Ностальгия нашего поколения по светлой идее, азарте и искренности превратилась в тлен. Опять расхожее: «о покойниках либо хорошо, либо ничего». Если «ничего», всё равно подразумевается, что ушедший был либо ничем, либо дерьмом. И вообще, если следовать этому тезису, то куда девать Валентина Катаева с его «Святым колодцем» и «Алмазным венцом», за которые он попал в завистливые злопыхатели и антисемиты, или Юрия Нагибина с убийственными зарисовками коллег и жен.

Предпенсионный возраст, который государство предлагает нежно холить и лелеять, в театральной сфере зашкаливает. Растет раздражение и растерянность, а спидометр существования безжалостно накручивает на счетчик «жизненного пробега».

Я по возрасту влип в трагическую миссию, превратившись в бюро ритуальных услуг на общественных началах. Спидометр потерь моего поколения зашкаливает со страшной силой, а подложить магнит под счетчик (как в былые времена поступали таксисты, чтобы копейки бежали медленнее) – под «счетчик жизни» – не получается. Бесконечные телепередачи, газеты, журналы бешенной скороговоркой соболезнуют родным, коллективу и Родине об очередной значимой потере. Некогда пролить искреннюю слезу, слишком много действительно важных событий в мире, чтобы остановиться на единичной утрате. Даже минута молчания приобретает сегодня принудительный, условно-протокольный ритуал вынужденной задержки существования.

Уходит поколение, отборочно классифицируемое в легенды, и винить здесь некого кроме боженьки.


В Спарте пятидесятилетних стариков со слезами и воплями сбрасывали со скалы, чтоб не болтались под ногами грядущих граждан. Пока были живы Зельдин и Кобзон, казалось, что обойдется, и победа будет за нами. Но, увы, и эти колоссы духа и воли не смогли победить нормативов существования. В советское время сбрасывание со скалы заменяли торжественно-коллективными проводами на пенсию. Уходящим говорили сладкие слова, дарили помесь букета с венком, хрустальную вазочку или жостовский поднос и худенький конвертик конвертируемой валюты. Так же торжественно вручали пожизненный пропуск на родное производство, который охранник отнимал при выходе «виновника» с собрания.

Сегодня законодательно пуганули работодателей штрафами в триста тысяч рублей за попытку травли предпенсионного гражданина. Правда, не расшифровали, кому пойдут эти деньги. Жертве гонений или, как обычно, государству.

Нынешнее действующее поколение, как правило, не затрудняется изучать предыдущее. Но, лелея эфемерную надежду, что ведомственный журнал «Театрал», собирая внутрицеховых читателей, может быть и заинтересует подписчиков в контексте моего рассуждения взглянуть на имена великих мхатовцев, проводивших мою матушку на пенсию своим посланием.
 
Фамилии на письме: Ливанов, Зуева, Качалов, Свободин, Блинников, Прудкин, Яншин, Петкер, Станицин, Кольцов, Попова, Кторов, Еланская, Леонидов, Андровская.


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы. 
 

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Елена Санаева: «Родителям я давала шороху»

    Перед спектаклем «Подслушанное, подсмотренное, незаписанное» за кулисами «Школы современной пьесы» звенели детские голоса. Двое сыновей актрисы Екатерины Директоренко играли с дочкой Светланы Кузяниной, пока обе мамы готовились к выходу на сцену. ...
  • Алексей Франдетти: «Хочу создавать другую реальность»

    Кажется, совсем недавно в Большом театре состоялась премьера «Кандид», а режиссер Алексей Франдетти уже с головой окунулся в новый проект: в Театре наций начались репетиции «Стиляг». В его жизни всё по графику: планы расписаны на два года вперед. ...
  • Римас Туминас: «Никогда не считай себя первым»

    Вечером в пятницу труппа Театра Вахтангова вернулась из Милана, где в рамках проекта «Русские сезоны» представила спектакль «Евгений Онегин». Постановку сыграли дважды (28 и 29 ноября) на сцене театра «Пикколо ди Милано» Джорджо Стрелера. ...
  • Постпенсионный взгляд на предпенсионную реформу

    Поэт когда-то воскликнул: «Времена не выбирают, в них живут и умирают!» Умирать стали очень дисциплинированно, с жизнью сложнее.   Ряды редеют. Что сделаешь – возраст. Прежде вечная проблема бренного людишкинского существования скрашивалась песенной бодростью типа «пока я ходить умею» или «возьмемся за руки друзья». ...
Читайте также