«Нам негде хранить декорации»

Руководители театров малых городов рассказали, как выжить без своей площадки и выпускать по 12 премьер в год

 
В Новокуйбышевске в региональной программе «Золотой маски» прошел круглый стол «Театр в малых городах». Города разные, но проблемы одинаковые: здание, бюджет, госзадание, жилье для актеров и т.д. 
НЕТВОРЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ
Название небольшого города в 20 км от Самары благодаря театру-студии «Грань» уже несколько лет как известно театральной России. Но вряд ли когда-нибудь зал новокуйбышевского ДК видел одновременно столько главных режиссеров, директоров и худруков, как на круглом столе «Театр в малых городах».
В Новокуйбышевск приехали руководители театров из Минусинска, Серова, Альметьевска, Глазова, Лесосибирска и Набережных Челнов, а вместе с ними — гендиректор «Золотой Маски» Мария Ревякина и руководитель Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко Мария Морозова (фонд стал одним из иницииаторов и генеральным партнером мероприятия). Модерировала беседу театральный критик, арт-директор Центра им. Вс.Мейерхольда Елена Ковальская.
Встреча длилась четыре часа. Руководители театров почти не говорили про художественную программу. Модератор спрашивала, но в ответ услышала: «все лучше и лучше» и «ставлю, что интересно». Хотя некоторые раскрыли репертуарную формулу: половина для кассы, половина для души и развития театра.
Алексей Песегов, художественный руководитель Минусинского драматического театра:
 «Еще в 1995 году, когда я принял театр главным режиссером, директор сказал, что мы ставим фифти-фифти: половину коммерческих спектаклей, половину таких, чтобы театр не стоял на месте. Я этому принципу почти не изменяю до сих пор. Коммерческие спектакли должны кормить необходимые, но не пользующиеся большим спросом».
Основные проблемы театров малых городов лежат не в творческой, а в хозяйственной или экономической плоскости. Театрам приходится занимать уголок ДК или приспособленное помещение, ставить по 7-8 премьер в год, как Альметьевскому, или по 12, как Серовскому (чем меньше город, тем быстрее круговорот зрителей), играть 417 спектаклей за 365 дней, как в том же Серове, продавать билетов больше, чем жителей в Минусинске... А еще у театров нет ведомственного жилья и огромную часть бюджета съедает аренда квартир, из-за чего в маленький город еще сложнее заманить выпускников театральных вузов. 
Дамир Салимзянов, главный режиссер Глазовского драматического театра "Парафраз":
«У малых городов есть проблемы общие и есть индивидуального плана. Даже от тех театров, которые похожи на наш, мы все равно во многом отличаемся. К примеру, у Новокуйбышевска под боком есть большой город, из которого едут зрители. У нас, как у Лесосибирска и Серова - большой город далеко. А с нас требуют увеличения числа зрителей. Мы нашли выход в так называемом театральном туризме: привозить людей к нам гораздо дешевле, чем вывозить спектакли. Сейчас благодаря этому на каждое название у нас прибавилось по тысяче зрителей в год.
Почему я говорю про названия: мы не можем долго играть спектакль, потому что негде хранить декорации. Востребованный спектакль — это радость, но пока он идет, мы не можем поставить новый. А мы обязаны это делать по муниципальному заданию».
Алексей Песегов:
«У нас нет сейчас проблем со зрителем и с финансами. Самая большая проблема — аренда квартир. Для меня принципиально — держать большую труппу, больше 40 человек. Поэтому больше трети бюджета уходит на аренду.
Причем в городе живет 69 тысяч человек, а план у нас — более 70 тысяч зрителей в год. Хорошо, что под боком Абакан, из которого приезжает публика.
И, конечно, катастрофически не хватает помещений, потому что мы все-таки репертуарный театр, у нас больше 20 спектаклей. Площадка пока одна, но сейчас начали строительство нового здания».
Денис Бокурадзе, художественный руководитель театра-студии «Грань», г. Новокуйбышевск:
«Театр «Грань» является структурным подразделением театрально-концертного комплекса «Дворец культуры». Это хорошо для нас, потому что какие-то проблемы мы можем решать через директора. Но есть и минусы, например, помещение с декорациями и костюмами уже на пределе, сейчас договариваемся о каких-то ангарах, в которых сможем их хранить. Театру в этом году исполняется 48 лет, но 40 из них он был народным. Когда я пришел в 2011-м, оказалось, что есть только две ставки — режиссера и художника. И я потихонечку начал строить театр. Постепенно мне удалось получить ставки для актеров, в этом году появились ставки заведующего постановочной частью и художественного руководителя. Теперь у нас 11 актеров. Нет своего света, звука — все принадлежит театрально-концертному комплексу.
Благодаря Фестивалю театров малых городов и «Золотой Маске» интерес зрителей к нам вырос, благо под боком Самара. А мы не так много играем (могли бы больше), потому что зал очень маленький, невозможно одновременно играть и репетировать. И после нескольких лет разговоров про отдельное здание нас услышали — выбрали место под театр, сейчас занимаемся проектом.
Фарида Исмагилова, директор Альметьевского драматического театра: 
«У нас в репертуаре 35 названий. Мы вывели формулу: в малом городе театру нужно выпускать больше премьер. И выпускаем каждый год 7-8, вместе с детскими. Играем на татарском с синхронным переводом (русскоязычных зрителей у нас 10 процентов).
Я вспоминаю, что 10 лет назад у нас даже мысли не было подать заявку на «Золотую Маску», представляете. Были в основном кассовые спектакли. И захотелось постепенно от этого уйти. Мы пригласили Искандера Сакаева, и его «Ашик-Кериб» стал нашей визитной карточкой и талисманом, мы с ним побывали на многих фестивалях и вошли во вкус.
Раньше у нас была проблема с молодыми актерами. Тогда мы набрали курс в Казанском театральном училище, и он сейчас составляет костяк труппы. Никто не уходит, у нас 42 актера вместо сорока по штатному расписанию».
Проблемы руководители решают с юмором. Директор Серовского театра драмы Наталия Мозжакова даже показала ироничный ролик, в котором герой идет через ДК и никак не может найти театр, натыкаясь то на кружок, то на торговую точку. Несмотря на тесноту и другие проблемы, театр работает в интенсивнейшем режиме. 
Наталия Мозжакова,  директор Серовского театра драмы:
Театр в маленьком городе живет не потому что, а вопреки. Мы открыли 77-й театральный сезон, но у нас до сих пор нет своей площадки. За 2017 год у нас было 417 показов, 12 премьер, 36 тысяч зрителей. К сожалению, количество зрителей ограничено площадками: куда мы приехали — там и наши зрители. Самое главное — удержать людей. Потому что театр оторван он крупных городов (400 километров до Екатеринбурга), но у нас сохранились все цеха. А проблемы те же, что у всех.


ТЕАТР, КОТОРОМУ ЕСТЬ ДЕЛО ДО ПУБЛИКИ
Елена Ковальская, арт-директор Центра им. Вс.Мейерхольда:
«Дамир Салимзянов рассказывал о спектаклях, собранных из прямой речи горожан. Для меня это идеальный театр: театр, которому есть дело до публики. Театр, который не «понимает» публику, не «приучает» ее. Искать точки прикосновения со зрителем — большая интересная работа.
Я могу рассказать, что московскому критику и зрителю интересно в театрах малых городов. Это прежде всего классический репертуар в авторском видении режиссера. Здесь ты обычно изумляешься не только авторскому взгляду, но и мастерству. Профессионализм, казалось бы, есть в столицах, откуда он появился в маленьком городе, где столько проблем? А второй род спектаклей — те, из которых мы узнаем, чем живут люди в этом городе. Нам сегодня чрезвычайно не хватает коммуникации внутри России. И зачастую именно театр берет на себя эту функцию. Поэтому когда Салимзянов делает спектакль «Околесица» и привозит в Москву, нам чрезвычайно интересно его смотреть».
Дамир Салимзянов:
«Околесица» не пошла в Глазове, но после этого мы сделали еще четыре вербатима, и начиная с «Дуры мы, дуры» и «Короли и капуста» этот жанр стал чуть ли не самым любимым в городе. Если у нас услышали, что будет вербатим — можно уже билеты продавать». 
Олег Ермолаев, художественный руководитель Лесосибирского театра "Поиск":
«Когда мы делали спектакль «Лесосибирск Лойс», то обнаружили, что процентов 90 подростков мечтают уехать из города. Они не видят перспектив здесь. Это на самом деле во многом стереотип: «Хорошо там, где нас нет». Когда начинаешь их расспрашивать, они не могут ответить, почему именно Красноярск или другой город? Если подумать, то можно реализоваться и здесь — об этом вторая часть спектакля. Процентов 80 работников нашего небольшого театра — не лесосибирцы. Этот спектакль — в том числе попытка сломать стереотип.


ФИДБЭК ПО СУБСИДИИ
Встреча в Новокуйбышевске была организована и для того, чтобы получить обратную связь от театров малых городов, получающих субсидию правительства. Главное предложение, правда, заключалось в том, чтобы субсидию продлить (и лучше навсегда). Например, Альметьевский театр без этих денег не смог бы пригласить на постановку режиссера спектакля «Магазин» Эдуарда Шахова — и не оказался бы в конкурсе «Золотой Маски».
Худруки спросили, какой материал можно ставить за счет субсидии. Кому-то в регионе сказали, что разрешили только классику, кому-то — только «патриотические спектакли».
Мария Ревякина, генеральный директор фестиваля «Золотая Маска»:
«Кто это говорит? Нет такого ограничения. Это называется цензурирование. Вы имеете право ставить любой материал, который интересен художественному руководителю или режиссеру. Вы развиваете свой театр, инвестируете в будущие поколения. Если кому-то хочется какой-то материал — пусть ставит сам».
  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

Читайте также