Галина Тюнина

«Унисекс – это какая-то ошибка»

 
Большая часть жизни Галины Тюниной связана с «Мастерской Петра Фоменко», которая и сделала ее настоящей актрисой. Самые знаменитые ее роли в кино – в фильмах Алексея Учителя. «Мания Жизели», где Галина Тюнина сыграла знаменитую балерину Спесивцеву, и «Дневник его жены», где актриса выступила в роли жены писателя Ивана Бунина.
– В 8-м классе, не закончив десятилетку, вы уехали из родного дома в Саратов, чтобы поступить в театральное училище. Это довольно смелый поступок для девочки 14 лет. Вам до сих пор свойственна такая решительность?

– Мне не хотелось терять времени еще два года на то, чтобы закончить школу. А что касается поступка, то это скорее поступок для моих родителей, которые поняли меня, приняли мое решение и отпустили. Я просто очень серьезно хотела стать актрисой. И стала ею.

– Есть такой тип женщин, который вам больше нравится играть?

– То, что больше хочется играть, как правило, играть не надо. Потому что это инстинктивный ход туда, где тебе все понятно. Поиски же нового связаны с тем, чего ты не знаешь, в чем сомневаешься. Обычно в таких ролях и происходят какие-то открытия. Неожиданности.

– У вас была очень яркая, интересная роль в фильме «Мания Жизели» Алексея Учителя. Балерина Спесивцева, женщина из эпохи декаданса. Вам нравится стиль этой эпохи?

– Меня увлекало в этой роли то, что героиня – балерина с драматической судьбой. С надломами в жизни, с прорывами в творчестве. Это было интересно..

– Женщина декаданса стала не только в кино, но отчасти и в театре (я имею в виду «Безумную из Шайо») вашим образом.

– Я сознательно это не выбирала. Так сложилось. Ты сама не все в себе видишь и чувствуешь. Я бы сказала, что декаданс – это умирание женственности. То, что исчезает. Он ассоциируется с туманом. С какой-то расплывчатостью. Как будто ты смотришь на мир сквозь толстое стекло. Но я не очень люблю декаданс. Он болезненный. А я не очень люблю болезненные вещи в театре и в кино. Хотя мне это идет.

[%2851%]– А какие эпохи вам нравятся по стилю?

– Возрождение. Боттичелли. Рукава с раструбами. Платья на высокой кокетке, красиво. Очень женственно. Этот век не очень мужской, он больше женский. Удивительные, прозрачные лица. И еще я люблю женскую суть в мужском проявлении. Женщине может очень идти грубая мужская одежда или мужской автомобиль. Но она при этом должна внутренне быть женщиной, то есть мужской мир наполнять своей сутью. Тогда это гармонично и красиво.

– В вашем театре – особое отношение к женщине, к актрисе. Фоменко очень тонко ощущает очарование женского образа.

– Да. Это черта его театра. Он женский персонаж возносит очень высоко. Любой. У него нет некрасивых женщин, нет женщин пустых, таких, которые вызывают жалость. Он способен восхищаться женщиной. Так он ставил и «Три сестры». Говорил о чеховских героинях как о чем-то недоступном, необычном, высоком… Мы с ним даже спорили. У него во всех спектаклях есть особенные женские образы. И даже в «Чичикове» он вел образ Гоголя через женщину (я это и играю, как бы его душу). Он видит актрису как никто. В самом лучшем своем проявлении. Он с большим интересом наблюдает за женскими капризами, слезами, нервными стрессами. Он никогда не воюет с женщиной. Он пытается ее постичь.

– А что для вас идеал современной женщины?

– Все-таки женственность во всех ее проявлениях. Женщина не должна терять свою природную данность. Я тоже верю в то, что женщина прекрасна во всех своих проявлениях, во всех ипостасях. В ипостаси матери –это очень красиво. Пол – это не просто физическая характеристика. Это суть. И ее нельзя предавать.

– Женщина должна подчиняться мужчине?

– Ни в коем случае. И подчинять она не должна. Это большая мудрость быть женщиной. Мудрость именно, а не умность, потому что мудрость принадлежит области сердца, а не ума. Мужчины чаще реагируют на интеллект. Вообще союз мужчины и женщины – самый большой союз, и его нельзя нарушать.

– Какие качества вы цените в мужчине?

– Мужественность. Мужчины должны быть мужчинами. Должны видеть разницу между мужчиной и женщиной. И, видя эту разницу, мужчина должен возвышать женщину. И только в таком случае он может возвысить самого себя. А стиль унисекс и все, что с этим связано, – это какая-то ошибка. Все уравнять, стереть грани между мужчиной и женщиной невозможно. Это может подпортить нам жизнь, потому что это неправда. Никогда мужчина с женщиной не будут одно и то же. Это разные природы, созданные друг для друга.

– Вы в жизни открытый человек?

– Это зависит от ситуации.

– То есть вы хотите сказать, что с близкими людьми, с теми, кто нравится, вы открыты? Как это обычно бывает у всех?

– Я сложный человек. У меня большой разнос между минусом и плюсом, и так во всем.

– У вас характер сильный?

– Не могу сказать, потому что сильный характер может оказаться самым слабым местом в человеке. То, что мы считаем своими достоинствами, как раз может оказаться тем, что подведет и предаст. Поэтому многие мне говорят: «ты сильная», «ты умная», «ты защищена от каких-то влияний». Наверное, создается такое впечатление. Говорят: «чтобы к тебе подойти, нужно набраться сил». Меня это удивляет, потому что я точно знаю, что я в жизни очень большая трусиха. И, наверное, от того, что я знаю это в себе, я существую на преодолении этого страха. И возникает ощущение, что это большая сила. А я трусиха. По-женски. Моя мама тоже трусиха. Боится мышей, всякой ерунды. В житейских обстоятельствах у меня абсолютно женский характер. Боюсь темноты, боюсь ходить одна, боюсь людей из-за угла, боюсь собак. Говорю себе: «Галя, как тебе не стыдно? Это же слабость».

– Сейчас женщина делает карьеру, занимается бизнесом, рискует большими деньгами.

– Мне кажется, женщины куда-то прорываются. Я их в этом поддерживаю. И мужчины тоже должны их в этом поддерживать. Мужчины должны уступать дорогу женщинам, если они за рулем (смеется).

– А что, водите машину?

– Учусь. И я вижу, что им все равно. Более того, женщина за рулем вызывает раздражение и ненависть. Это говорит о нарушении. Мужчина, уступающий женщине место не потому, что она старая и больная, а потому, что она [%2850%]просто женщина, – это настоящий мужчина. Мать и отец –это разные ипостаси. Это не одно и то же. Все равно в детстве есть это ощущение, что папа может делать зарядку с гантелями, а мама нет. Папа – сильный могучий, он способен защитить. А маме это не нужно, у нее другие задачи.

– А вы чувствуете внутренние изменения с возрастом? Что-то становится яснее?

– Конечно. Жизнь меняет, безусловно. Никуда не денешься. Появляется некий покой, но не успокоенность, а покой. Если в 20 лет очень хочется проявляться, как-то себя ощутить, то позже ты уже понимаешь, что это уже не самое главное. Петр Наумович сказал однажды, что единственный багаж артиста – это его прожитая жизнь. Пока она не прожита, говорить о том, что ты артист, еще рановато. То есть ты можешь учиться, приобретать технику, но пока не нажито что-то, тебя нет. Для творческого человека жизнь за плечами очень важна, без нее нельзя, Поэтому возраст это всегда плюс.

– Как вы реагируете на хамство?

– Тяжело. У меня желание ответить присутствует всегда. Но хамство по отношению к другим людям рядом со мной я переношу сложнее. Как правило, я ввязываюсь. Я очень не люблю, когда унижают людей рядом со мной. Хамят женщинам. Не выношу этих проявлений. На улице, где-то еще… У моей маы было такое качество, за которое папа очень ее ругал. Она ввязывалась во все драки. Когда видела, что кто-то кого-то бьет, она тут же неслась туда и начинала разнимать. Меня всегда потрясало это отсутствие страха. И действительно спасала каких-то мальчишек. Очень хорошо помню, когда мне было 10–11 лет, она зонтиком разбросала каку-то группу парней на улице. Отбила двоих, которые помладше, втащила в автобус, купила им билеты. И я помню, они ехали, размазывая слезы. Откуда в ней это? Наверное, ее безудержная природа мне передалась.

– Вы какие качества цените в людях?

– То, что полностью противоположно хамству. Наверное, ценю способность уважать человека, который рядом с тобой. Унижать человека, животное, ребенка — это все отвратительно. Для меня мужчина, в отношениях с которым я вижу хамство, не существует. Я могу простить слабость по отношению к себе, но не по отношению к другому человеку. Хамство говорит об отсутствии сердца.

– Можете ли вы назвать себя человеком импульсивным? Эмоциональным? Или у вас есть взвешенность, умение управлять собой?

– Если бы у нас не было разума, мы бы все были в яме. Разум – это то, что помогает. Но разум не всегда может все понять и объяснить. Не всегда у него получается. И тут надо точно видеть те сферы, в которых он силен, и те сферы, в которых он беспомощен. В театре чаще всего он беспомощен. Потому что в театре – другая природа. Природа чувства.

– Ваша способность побежать и ввязаться в драку говорит о том, что вами не всегда владеет разум.

– Да, в какие-то моменты я могу его выключить.

– Вам присуще удивительное чувство юмора. Это видно и по вашим ролям. Вы иногда удивительно остроумно играете.

– Я унаследовала это от папы. Я очень любила, когда папа шутил.


  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • Константин Райкин: «Я совершенно не согласен с сегодняшним решением суда»

    На сайте «Сатирикона» опубликован комментарий худрука театра Константина Райкина по поводу приговора Павлу Устинову, которому Мосгорсуд изменил наказание с 3,5 года колонии на год лишения свободы условно с испытательным сроком два года. ...
  • «Он прошел в искусстве счастливый путь»

    Во вторник, 1 октября, в московском театре «Ленком» проходит церемония прощания с Марком Захаровым. Художественный руководитель театра, народный артист СССР ушел из жизни 28 сентября. Проститься с ним пришли многие деятели искусства, в числе которых Александр Калягин, Галина Волчек, Александр Ширвиндт, Евгений Миронов, Константин Богомолов, Юрий Бутусов, Марк Розовский, Евгений Писарев, Дмитрий Крымов, Миндаугас Карбаускис, Алексей Бородин, а также тысячи поклонников творчества мастера. ...
  • «Мы должны быть вместе»

    Фото: Михаил Гутерман  Во вторник, 1 октября, Московский театр «Современник» открыл 64-й театральный сезон. По традиции, сбор труппы состоялся в день рождения первого художественного руководителя театра Олега Ефремова. ...
Читайте также


Читайте также

  • Наталия Опалева: «Мы придумали особый жанр – «изо-сериал»

    Проект Музея AZ «Свободный полет», посвященный Андрею Тарковскому и художникам неофициального искусства второй половины ХХ века, с успехом прошел в Западном крыле Новой Третьяковки. «Театрал» побеседовал с генеральным директором Музея AZ Наталией Опалевой. ...
  • «Эта великая книга еще не прочитана»

    Молодежный театр на Фонтанке продолжает программу международного сотрудничества. В апреле Шведский театр из города Турку представит на этой сцене спектакль «Женщины – 3» финской писательницы и режиссера Туве Аппельгрен, а недавно здесь состоялась премьера испанского театра «Трибуэнье» «Полет Дон Кихота». ...
  • Сергей Скрипка: «Наше кино движется в правильном направлении»

    В субботу, 5 октября, художественный руководитель и главный дирижер Российского государственного симфонического оркестра кинематографии Сергей СКРИПКА отмечает 70-летие. В преддверии праздника «Театрал» побеседовал с юбиляром. ...
  • Олег Басилашвили: «Товстоногов занимался жизнью человеческого духа»

    В эти дни в БДТ им. Товстоногова всё связано с именем Олега Басилашвили: на фасаде театра появился огромный баннер с фотографией из премьерного спектакля «Палачи», в котором народный артист СССР играет главную роль, а в фойе устроили масштабную выставку, где фотографии из семейного архива, кадры из фильмов, сцены из спектаклей перемежаются с цитатами юбиляра. ...
Читайте также