Марк Захаров: «Накопилась усталость от режиссерских ребусов»

Итоги конкурса на лучший вопрос режиссеру

 
В преддверии юбилея Марка Захарова (13 октября – 85 лет), «Театрал» встретился с режиссером, чтобы поговорить о наболевшем. Подробное интервью читайте в свежем номере журнала, а сейчас публикуем ответы Марка Анатольевича на вопросы читателей. Напомним, редакция объявила в соцсетях конкурс на лучший вопрос режиссеру. Марк Захаров выбрал три наиболее интересных. Победители получают билеты на спектакли «Ленкома».
 


Что волнует, трогает вас в жизни больше всего, как человека? О чем болит душа? И собираетесь ли вы выразить эти переживания в очередной вашей постановке?

Александра Полякова
 
– То, что происходит за стенами театра, все равно каким-то образом проецируется на спектакли. Товстоногов говорил, что спектакли должны быть современными, хотя историческая основа не исключается. Это может быть и Островский, и Чехов, и Горький, и Володин – не важно. Главное, что режиссер должен любую пьесу открывать через размышления про нашу жизнь. Поэтому здесь важно избегать двух крайностей: при постановке классики нельзя слишком отгораживаться от нынешнего дня и в то же время не надо уподобляться такому театру, который работает по принципу газеты: что произошло в стране и мире, о том и ставят. Это особый жанр (по-моему, «Театр.doc» этим занимается), я его уважаю, приветствую, но такой жанр не может стать массовым. Точнее сказать, он не для крупного репертуарного театра.
 


Есть ли у вас в памяти спектакли, после просмотра которых вам было трудно описать то, что вы увидели?

Елизавета Боровикова
 
– Есть один спектакль, который я не видел, но он оказал на меня влияние. Это «Дни Турбиных» во МХАТе. Убежден, что это был прорыв в какое-то другое энергетическое пространство, которое захватило даже Сталина: он посетил его чуть ли не 15 раз, потому что подпитывался энергией, которая была там заложена. А из того, что я видел – назову «Синюю птицу». Меня в 7-летнем возрасте бабушка отвезла во МХАТ, мы были вместе с ней, и постановка меня очаровала, позвала в какие-то дали неизвестные и произвела колоссальное впечатление. Я ее даже словами передать не могу, но ощущение запомнил на всю жизнь.
 


Как вы думаете, почему русский драматический психологический театр остается актуальным в наше время, и сможет ли театр в будущем, несмотря на все сложности сегодняшнего дня, «держать марку»?

Егор Семахин
 
– Думаю, сможет. Хотя я и считался формалистом, а также воплощением всяких вредных режиссерских увлечений, но эксперимент в чистом виде я никогда не любил. И если Татьяна пишет Онегину письмо на пишущей машинке, я при всем желании принять это не могу. Сразу ведь чувствуется какая-то фальшь. Так же, как Игорь Кваша, покойный, рассказывал мне: «Представляешь, предложили играть пьесу, где я полюбил козу. То есть как бы по-настоящему, серьезно влюбился. А я никак не могу воспитать в себе любовь к козе». В результате он отказался, его заклеймили: ретроград. Есть замечательный анекдот: мужик привел козу на корабль дальнего следования. Все сдают деньги за проезд, но мужик сказал: «Нет, я не могу за нее платить, у меня с ней серьезно». Это я вспомнил сразу.

А если говорить про силу психологического театра, то, уверен, что и через сто или двести лет он по-прежнему не сдаст свои позиции, потому что театр открывает человека человеку. Кроме того, накопилась некоторая усталость от режиссерских ребусов вроде пишущей машинки у Татьяны. Когда происходит что-то по правде на каком-то высоком градусе проникновения в психологию героев, то это просто бесценный продукт. Выше этого куда подниматься!

В этом плане из современных режиссеров мне очень нравится Юрий Бутусов. Его спектакль «Добрый человек из Сезуана» в Театре им. Пушкина я воспринял с восторгом и поспешил сказать ему об этом. Он, правда, в ответ начал мне говорить: «Я когда-то смотрел вашего «Тиля» и у меня всё перевернулось – я понял, как заниматься режиссурой». Но от предложения поставить на нашей сцене спектакль он как-то уклонился. Наверное, у него сейчас немало интересных предложений. Во всяком случае, я всегда буду ему рад.




  • Нравится


Самое читаемое

  • «Крайне прискорбно, что это заявление прозвучало в Год театра»

    Встревоженный неожиданным заявлением Дмитрия Медведева о том, что в России слишком много государственных театров, председатель СТД Александр Калягин обратился с письмом к Валентине Матвиенко. «Театрал» публикует текст этого письма полностью: «Уважаемая, дорогая Валентина Ивановна! Вчера состоялась встреча Председателя Правительства РФ Д. ...
  • Театральные деятели отреагировали на слова Медведева о сокращении театров

    Высказывание Дмитрия Медведева о том, что в России якобы «очень много государственных театров», вызвало широкий резонанс. Председателю правительства, сделавшему такое заявление во вторник, 12 февраля, на встрече с членами Совета Федерации, уже ответил глава СТД Александр Калягин (см. ...
  • Сергей Юрский: «Всё начнётся потом»

    В февральском номере «Театрала» редакция возобновила рубрику «Поэт в России – больше, чем поэт...», которую основал в нашем журнале Евгений Евтушенко. Но теперь мы решили публиковать стихи и прозу театральных деятелей – актеров и режиссеров. ...
  • Василия Ланового не пустили на рейс «Победы»

    Василия Ланового не пустили на рейс авиакомпании «Победа». Актер собирался лететь на гастроли в Ростов-на-Дону. Как рассказал Лановой телеканалу «Москва 24», при прохождении регистрации выяснилось, что его гастрольный кофр не проходит по размерам, разрешенным для провоза ручной клади в данной авиакомпании, и нужно оплатить дополнительную пошлину. ...
Читайте также


Читайте также

  • Игорь Гордин: «Стараюсь во всем найти юмор»

    В МТЮЗе у Камы Гинкаса Игорь Гордин играет самые сложные роли в спектаклях по Достоевскому, Олби, Аную. Но вторым домом для него стал Театр Наций, где актер репетирует сейчас уже четвертый спектакль. В «Иранской конференции» Ивана Вырыпаева в постановке Виктора Рыжакова ему предстоит сыграть в поистине звездной компании. ...
  • Андрей Могучий: «100 лет для театра – не так уж и много»

    Сегодня нашему театру исполняется 100 лет. Для театра это не так уж и много. Есть и постарше. БДТ — молодой театр. Созданный революцией Коммунальный Большой Драматический театр, так его назвали тогда, был театром, провозгласившим приверженность высоким идеалам искусства, театром, созданным для нового зрителя. ...
  • Юрий Бутусов: «Мы теряем человека»

    На минувшей неделе в Лондоне с успехом прошли гастроли Московского драматического театра им. Пушкина. В крупнейшем театральном центре не только английской столицы, но и Европы, пушкинцы показали несколько своих лучших работ. ...
  • Александр Домогаров: «Быть артистом – это больно»

    В конце января театральное агентство «Арт-Партнер XXI» Леонида Робермана представило публике премьеру  –театральную рапсодию «Генри и Эллен» по пьесе современного драматурга Дона Нигро. Одну из главных ролей в спектакле исполняет Александр ДОМОГАРОВ. ...
Читайте также