Александр Домогаров: «Я нередко бросался в крайности»

 
Актер Александр Домогаров, которому сегодня, 12 июля, исполняется 55 лет, не раз становился гостем «Театрала». В честь юбилея мы собрали самые интересные высказывания артиста о театре и жизни.
 
***
Когда Табаков приглашал меня в МХТ, это было очень давно, я сказал Олегу Павловичу, что не могу оставить Театр Моссовета, потому что это мой дом. Могу уйти на год поработать, но потом должен обязательно вернуться сюда.
 
***
Когда, работая над ролью, актер идет против своего характера, против природы, против актерской натуры, против того, к чему он привык, то он нередко начинает себя ненавидеть, потому что не получается. А с другой стороны, это, наверное, для артиста необходимо – вернуться на второй курс института, почувствовать себя студентом. И это только плюс к профессии. Потому что за 30 лет в театре сыграно уже море ролей, а здесь вдруг понимаешь: ты как «белый лист». Безусловно, наработки есть, но когда тебя вынуждают идти против своей натуры, только ими не обойдешься.


В актерской профессии не бывает все гладко. Есть роли более удачные, есть менее удачные, но они все равно все твои. Как ни крути, они все рождены тобою. Каждая новая роль – это как роды. А роды вообще проходят нелегко, я имею в виду физиологию. Идет время накопления, когда за репетиционный период ты начинаешь жить этим персонажем. Появляется совсем другой опыт, потому что тебя бросало из огня да в полымя. Хотя я сам не раз по своей воле бросался в крайности, потому что очень хотел сыграть такой диапазон – от Сирано до Джекила

 
***
Зритель приходит в театр сопереживать и переживать, задумываться: «А кто же такой этот дядя Ваня?» И если зритель после спектакля придет домой, снимет с полки Чехова и перечитает – значит все: я, как артист, свою миссию выполнил. Человек пришел и задумался не о пельменях в морозилке, хотя это тоже немаловажно. Но он вдруг, посмотрев, например, «Мой бедный Марат», подумал: «А как мы живем?» Это в психологическом театре самое главное.

***
Не очень люблю разгадывать ребусы в театре, честно вам скажу. Потому что можно наворочать черта лысого на сцене, заставить людей прыгать вокруг стула, а потом выдать это за то, что «вы ничего не понимаете в искусстве». Конечно, любое искусство имеет право быть. Потому что это выражение художника. Другое дело, что это не мое. Но это не значит, что надо писать жалобы и подавать иски в суд на создателей отдельных спектаклей. Думаю, это делают те, кому больше нечем заняться. Или люди с недостатком воспитания.
 
***
Я никогда не был заносчивым. Чем потолок-то царапать? Короной? Зубцы у этой короны уже обточились. Некоторые считают меня высокомерным, но я специально это делаю, потому что считаю, если у людей есть право со мной так разговаривать, то и у меня есть право так же отвечать. Стал достаточно резким человеком, так научили. Опять же смотря в какую социальную среду ты попадаешь. Если попадаешь в общество благовоспитанных людей, то никогда не будешь хамить. Никогда не будешь рычать. А когда ты попадаешь к гиенам, значит, надо рыкнуть, чтобы поставить их на место.

У каждого есть скелеты в шкафу. В каждом человеке есть добро и зло. Другое дело, что в силу воспитания, в силу образования, в силу общественного мнения имеем ли мы право выпустить зло наружу? Не дай бог этого сделать. Не выпускай, потому что оно обратно не войдет. Ты позволил злу выйти. А если зло выпущено, то, ой, как проблематично загнать его обратно. И с каждым разом зло преобладает. С каждым разом его превращения происходят сами по себе и вот уже все – не надо никаких инъекций. Злодей понял, что он всесилен, он всемогущ



***
С предательствами я в жизни не раз сталкивался. Много всего было в жизни: и потерь, и утрат. Но моя бабушка всегда говорила: «Не спрашивай ЗА ЧТО, спрашивай ЗАЧЕМ?» Если ты ответишь себе на этот вопрос, то считай, что решил какие-то жизненно важные для тебя вопросы. Это касается любого предательства. Если это произошло, значит, я нагрешил в своей жизни и мне боженька возвращает этот грех бумерангом. Чтобы я подумал, чтобы был готов к какому-то удару. Хотя к ним нельзя подготовиться. Удары, к сожалению, никогда не повторяются, они все время разные. И сила взрывной волны тоже бывает разная. Но сейчас я уже думаю: «Ну, значит так должно быть».
 
***
После каждой потери, горя или большой беды ты что-то приобретаешь. Уже не говорю о том, что ты наращиваешь свою внутреннюю силу. Опять-таки почему морщины, почему седые волосы. Это же богатство твое, твой опыт. Понимаю, что в 60 лет буду совершенно по-другому говорить. Отношение к жизни с годами меняется. Что-то произойдет – хорошее или плохое. Опять же ты по-другому будешь смотреть на какие-то вещи. На что-то закроешь глаза. Скажешь: «Мне это вообще не интересно».

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Куда ни глянь, везде одна глупость»

    Для переезда в историческое здание на Чистых прудах «Современник» готовит премьеру спектакля «Дюма» по пьесе Ивана Охлобыстина. Этот материал предложил для постановки Михаил Ефремов, который сам при этом выступит режиссером. ...
  • «Не всё что делается, мне понятно…»

    2019 год станет в России Годом театра. Практика этих посвящений нравится не всем, скептики есть всегда. Мне приходится довольно много летать, и в самолетах я слышу, помимо привычных слов о погоде и температуре за бортом: «Этот год указом президента Российской Федерации объявлен Годом кино», например. ...
  • «Роли находят меня быстрее, чем я их»

    Вечером в субботу, 27 октября, в Театре Пушкина состоится премьера Анатолия Шульева «Гедда Габлер». Классический сюжет Генрика Ибсена рассказывает о дочери генерала, жизнь которой резко изменилась со смертью отца. ...
  • Мария Ревякина: «Мы продали 4500 билетов за короткий срок»

    От чего зависит успех театра? От громких премьер? От оригинальности художественной программы? От наличия в труппе звездных имен? От удобного местоположения? Можно перечислить и множество других слагаемых, но есть еще один немаловажный аспект: любой спектакль, как творческий продукт, должен найти своего потребителя. ...
Читайте также