Елена Булукова: «Если местная власть любит театр, то и гастроли проходят успешно»

 
У Федерального центра поддержки гастрольной деятельности сейчас горячая пора: у множества театров гастроли. Но если еще недавно (центр основан в 2014 году) основной гастрольный пик приходился на лето, то теперь гастроли проходят круглогодично с небольшим перерывом в январе. Подробнее о программах центра «Театралу» рассказала его директор Елена БУЛУКОВА.
 
Елена Николаевна, федеральная программа поддержки гастролей существует уже не первый год и от сезона к сезону заметно меняется. Как картина выглядит сейчас?
– Действительно, программа претерпела значительные изменения. В самом начале своего развития, в 2014 году, она поддерживала гастроли только ведущих и федеральных театров страны из Москвы и Санкт-Петербурга в отдаленные регионы (тогда в проекте участвовал 21 театр). А на нынешний день у нас уже 4 направления программы. В этом году почти 300 театров принимают в ней участие.

– Давайте подробнее расскажем об этих направлениях.
– Пожалуйста. Первое направление это, собственно, федеральная программа, которая по-прежнему поддерживает ведущие театры страны (в этом году таких театров у нас уже 35). Второе появилось в 2015 году. Это так называемая зарубежная часть программы: она взаимодействует с театрами русского зарубежья. Третье добавилось в 2016 году. Благодаря ему в программе участвуют региональные театры. Мы называем ее межрегиональной программой (в ее рамках проходит много обменных гастролей). И, наконец, четвертое появилось в 2017 году – «Большие гастроли для детей и молодежи».

– Одним словом, планов у вас громадьё…
– Да. Прошлый год стал, без преувеличения, историческим для «Больших гастролей». Благодаря значительному увеличению финансовой поддержки от Министерства культуры, мы смогли развить масштабы гастрольной деятельности. По результатам прошлого года поддержаны гастроли более трети всех театров страны. Поддержано около ста театров по межрегиональной программе, а в первый же год детской программы – 100 детских театров съездили на гастроли.

Можно сказать, что с прошлого года началась полномасштабная децентрализация гастрольной деятельности. Иными словами, театры стали ездить не только из Москвы и Санкт-Петербурга в регионы, но и наоборот, а также по обмену друг к другу из самых разных уголков страны.

Например, впервые в своей истории Курский театр кукол поехал в Магадан, а магаданский – в Курск. Или четыре астраханских театра, включая Театр оперы и балета, ТЮЗ, кукольный и драматический, отправились в Красноярск. Получился такой «театральный десант». Проект, как вы понимаете, затратный, но давал любопытный опыт: один регион представлял другому региону сразу все свое театральное искусство.

Одновременно?
– Некоторые одновременно, другие с небольшим перерывом. А потом свой ответный визит нанесли красноярские театры, отправившись в Астрахань. Такие же обменные гастроли состоялись между республиками Карелия и Осетия: театры из Петрозаводска и Владикавказа съездили друг к другу в гости.

В рамках межрегиональной программы поддержаны около 60 кросс-обменов, гастроли 22 музыкальных театров и театров оперы и балета, 20 национальных театров, 35 ТЮЗов и 60 кукольных театров.

Фактически, мы сейчас наблюдаем культурное явление, значение которого трудно переоценить: впервые после распада СССР начинает восстанавливаться существовавшая когда-то государственная система поддержки театральных гастролей, в которую включена действительно вся страна.

– У вас кабинет как генеральный штаб. Получается: вы основной координатор этих перемещений?
– Гастрольная деятельность на целый год формируется здесь. Объявляется прием заявок, формируется свод, из которого мы можем составить общую картину географии проекта, работает экспертный совет по отбору заявок, спектаклей, согласовываются принимающие площадки, даты, просчитываются сметы…

– И увеличили штат, наверное?
– Штат в этом году удвоили, но он по-прежнему остается достаточно малочисленным – всего два десятка человек, включая юристов и бухгалтерию, но я рада, что у нас очень сплоченная и профессиональная команда, членам которой искренне эта работа. Это немаловажно, поскольку работа, особенно у кураторов, практически круглосуточная, учитывая разницу во времени и количество часовых поясов в стране. 

– У вас есть человек, который постоянно сопровождает эти гастроли?
– Нет, специально отведенного для этого человека нет. Это совершенно нереально. И мы не можем все гастроли обеспечить полным сопровождением. Но все наиболее масштабные мероприятия или сложные мы стараемся сопровождать: проводим пресс-конференции, встречаемся с местными руководителями, знакомимся с принимающим региональным театром.

– А как вы смотрите на такую проблему. Есть регионы театральные и нетеатральные. Есть города с сильным режиссерским театром, а есть – с достаточно посредственным. Причем многое зависит и от местных властей, которые либо поддерживают искусство, либо относятся к нему хладнокровно…
– Везде влияет человеческий фактор, согласна. В каждом регионе – своя обстановка и потому процесс организаций гастролей проходит по-разному.

Взять хотя бы республику Марий Эл. Я не знаю, какой уровень театрального зрителя там был прежде, но сегодня туда на гастроли рвутся многие театры, поскольку там их восторженно принимают, на них ходят и всегда ждут. И зритель замечательно воспитан. Кем воспитан? Приезжающими театрами в том числе, а прежде всего, отношением и министерства культуры, и, наверное, губернатора к формированию театрального вкуса, образования у подрастающего поколения... Они создавали всевозможные программы для школьников, открывали театральные студии, кружки и, в итоге, появилось целое поколение, для которого театр небезразличен.

За один день такие вещи, конечно, не делаются, но прошло время, и мы видим результат. То же самое и в отношении гастролей. Когда спектакли привозятся в глухой регион, то там, наверное, в первую очередь пойдут на имя. Но этого мало: через «имя» мы хотим пробудить интерес к театру и в следующий раз, надеемся, публика придет и заинтересуется спектаклем, новой постановкой, театральным экспериментом...

– А регионы для гастролей определяете вы? Или театры присылают заявки?
– Здесь двусторонний процесс, потому что сейчас о программе знают практически повсеместно. Мы объявляем прием заявок, после чего театры нам пишут, куда бы они хотели поехать и с каким репертуаром. Высылают смету, просят поддержать. Присылают заявки и приглашения региональные министерства культуры или театры. Мы эти документы рассматриваем и начинаем договариваться с принимающей стороной, согласовывать сроки, площадки.
Зачастую в регионах проходят кросс-обмены. Соответственно, мы и эти варианты рассматриваем и поддерживаем. Их количество год от года растет.

В этом году, например, мы получили в два раза больше заявок, чем реально могли бы поддержать. Откликнулись очень многие театры: всем хотелось поучаствовать в программе. Мы эти заявки суммировали, составили общий свод и направили экспертному совету.

– От его решений, похоже, всё и зависит?
– Это своего рода фильтр, поскольку одна из задач Федерального центра заключается в том, чтобы равномерно распределить гастрольные поездки по стране – максимально поддержать театры из отдаленных уголков.

– Иначе все театры захотят поехать на гастроли в августе в Крым…
– Откуда вы это узнали? В этом году ровно так и было. Некоторым театрам мы предложили пересмотреть маршрут. Бывает, руководство театра говорит: «Мы хотим поехать в такой-то регион, вернуться назад, а затем через месяц отправиться в другой регион». Тогда мы просим выбрать приоритетный для них регион или оптимизировать маршрут по времени, потому что поддержать мы можем только один гастрольный выезд.

В том числе и для этого создан экспертный совет. Он изучает всевозможные варианты, смотрит, кто уже принимал участие в гастрольной программе, а кто едет впервые, какой репертуар везет театр, поддерживает исторические начинания, юбилейные даты, участие в фестивалях. Вот, скажем, несколько лет назад Театр Вахтангова был на гастролях во Владикавказе – на родине Евгения Богратионовича, а в этом году едет в Омск – в тот самый театр, который в годы войны, во время эвакуации, приютил вахтанговцев на пару лет. То же можно сказать и в отношении гастролей Малого театра в Чите. Это не только город, где Малый театр был в годы Великой Отечественной войны. В Чите родились Юрий и Виталий Соломины.

– Вы как-то участвуете в отборе, советуете, какой репертуар вести?
– Всё это – на усмотрение самого театра (естественно, везут самое лучшее) и экспертного совета. Здесь мы абсолютно не сомневаемся в их компетенции. Все, что театры предлагают нам – это действительно лучшее. Это их выбор. Им с этим работать и завоевывать зрителей.

– Помимо экспертного совета кто-то ведь утверждает гастрольную программу на сезон?
– Как таковых строгих рамок нет, но поскольку центр наш федеральный, то, конечно, все отчеты и планы мы непременно согласовываем и направляем в Министерство культуры.

– Заработанные деньги уходят театрам?
– Центр не имеет никакого отношения к билетной выручке театров, выезжающих по государственному заданию и за государственные деньги.  Наша задача заключается лишь в том, чтобы помочь театру выехать на гастроли, цены на билеты устанавливает принимающий театр. Цены, конечно, должны быть доступными для их региона. И, соответственно, если гастроли окупаются и даже приносят доход, то все эти средства – заработок самого театра. Есть интересная закономерность: если местная власть любит театр, если финансово помогает его развитию, то и гастроли в таком регионе проходят успешно. А если губернатор строит только стадионы, а театр у него на 88-м месте, то и результат соответствующий, поскольку нет плодотворной среды.

Иными словами, риски, конечно, всегда есть, поскольку с прошлого года часть расходов должен нести регион, а расходы связанные с проживанием труппы, тоже немаленькие, учитывая, что мы стараемся вывезти как можно более разнообразный репертуар, едут все артисты, техническая группа, костюмеры, монтажеры…

– Прежний министр культуры Александр Авдеев говорил, что каким бы ни был творческий процесс, но даже самый неудачный театр важнее закрытого театра, не исключено ведь, что и туда со временем придет свой Мейерхольд.
– Совершенно верно. Законы искусства непредсказуемы, поэтому мы стараемся проводить гастроли даже в тех регионах, где нет стационарного театра, но есть, например, Дом культуры. Ну, да зритель, наверное, там ко многому не готов, но важно сделать первый шаг. Привезти, скажем, моноспектакль или малую форму по школьной классике (в техническом плане сцены ДК подходят, в основном, для малоформатных постановок). Уверена, мы дождемся, что благодаря такой традиции зритель со временем будет более подготовлен, и гастроли в глубинке станут регулярными.

– Но, кстати, в России множество малых городов со своими стационарными театрами…
– Да, мы занимаемся малыми городами. Причем в обязательном порядке. В рамках межрегиональной программы, если вы посмотрите нашу гастрольную афишу на этот год, то увидите, что поддержано немало театров и из малых городов. И, как правило, если мы везем спектакли в города-миллионники, то тут же ведем переговоры о выезде дополнительно в близлежащие населенные пункты: происходят своего рода гастроли в рамках гастролей. Зачастую заранее оговариваем включение какого-то мобильного спектакля или возможность творческого вечера – вариантов много.

Всё охватить, конечно же, невозможно, однако мы всегда просчитываем ситуацию: стараемся, чтобы гастроли принесли местным жителям как можно больше пользы. Для нас это тоже один из важнейших принципов.

– А русские театры зарубежья – они активно выходят на вас с желанием поехать в Россию или вы им предлагаете?
– И они предлагают, и мы. Здесь процесс всегда двусторонний. Потому что профессиональных театров СНГ не так много. Со многими руководителями этих театров мы хорошо знакомы. Но хочу подчеркнуть, что мы пока не можем поддерживать выезд в Россию всех театров, или одних и тех же русских театров (у нас нет на это бюджета, да и, наверное, это неправильно), поэтому мы составляем график таким образом, чтобы в программе была постоянная ротация, и тот или иной коллектив мог бы приехать в Россию с Большими гастролями хотя бы раз в два-три года.
Например, в прошлом году у нас была Абхазия. Поэтому в этом году, к нашему большому сожалению, мы не поддерживаем замечательный интересный Русский театр драмы им. Искандера. В прошлом году состоялись гастроли Бакинского русского театр им. Вургуна, но в нынешнем поддержим гастроли русских театров из Прибалтики – Рижский и Таллинский.

Впервые в Россию в рамках «Больших гастролей» приедет Русский театр из Таджикистана, который, как вы знаете, остался без сцены. Для нас это жест поддержки. То есть мы стараемся учитывать и этот аспект, поскольку гастроли, по сути своей, помогают любому коллективу сплотиться, мобилизовать свои силы и, конечно, это всегда экзамен на прочность.

Программа «Большие гастроли» на нынешний день, действительно, один из крупнейших культурных театральных проектов государства. Сегодня она охватывает всю страну целиком и отвечает интересам и вкусам самой разной театральной публики. Происходит не только оживление театральной жизни в регионах, но и в целом – выравнивание единого культурного пространства России. Ведь театр является одним из самых важных и востребованных видов искусства в нашей стране, а гастрольная деятельность позволяет ему развиваться и обновляться не только в столицах, но и в самых удаленных регионах.

  • Нравится


Самое читаемое

  • Римас Туминас: «Все хотят счастья, а его нет»

    В эти дни в Китае продолжаются гастроли Театра им. Вахтангова со спектаклем Римаса Туминаса «Евгений Онегин». Позади семь спектаклей в Гуанчжоу и Шанхае. Недавно труппа переехала в Пекин, где с 16 по 19 мая «Евгений Онегин» пройдет еще четыре раза. ...
  • Прощай, Расстрига!

    Не стало Сергея Доренко. Ужасная и шокирующая весть пришла 9 мая, в самый разгар гуляний, когда, казалось, ничего плохого просто не могло случиться. Но случилось. Погиб Доренко. Поверить в это было невозможно. Верить не хотелось. ...
  • «Смоленск может лишиться единственного театра»

    На базе Смоленского драматического театра им. Грибоедова планируют создать филиал Мариинского театра. Об этом заявил губернатор Алексей Островский на встрече с Валерием Гергиевым.  «Театрал» дозвонился директору театра Людмиле Судовской, но она отказалась что-либо комментировать по поводу данной инициативы. ...
  • Принят закон, отменяющий театральные билеты

    С 1 июля театры начнут продавать билеты по новым правилам: вместо билета зрителю будет выдаваться кассовый чек. Об этом в понедельник, 29 апреля, сообщил на встрече «Директорской ложи» московских театров заместитель главы столичного Департамента культуры Леонид Ошарин. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Он никогда не повышает голос»

    Глеб Панфилов окончил химико-технологический факультет Уральского университета, а стал режиссёром. Первый художественный  фильм снял в 33 года. Всего же в его биографии их одиннадцать (не считая короткометражки), и каждый – со своей индивидуальной темой, каждый отмечен наградой. ...
  • Александр Огарев: «Эта пьеса нужна всем»

    В «Школе драматического искусства» состоится премьера пьесы «Битва за Мосул» Алексея Житковского. О своем отношении к современной драматургии рассказал ее режиссер-постановщик  Александр Огарев. - Александр, почему вы вновь решили обратиться к современной драматургии? Прежде, в основном, вы ставили классику, а это совсем иная эстетика. ...
  • Сергей Женовач: «Новая плеяда артистов играет по-своему»

    Накануне премьеры «Бега» режиссер спектакля Сергей Женовач рассказал журналистам об этой работе и об итогах своего первого сезона на посту худрука МХТ им. Чехова. – Сергей Васильевич, скажите является ли для вас постановка «Бега» в каком-то смысле продолжением «Белой гвардии»? – Что касается постановки «Бега» в этих стенах, то Московский художественный театр мечтал, чтобы здесь был сыгран «Бег». ...
  • Ирина Купченко: «Всё дело в характере зрителя»

    В воскресенье, 19 мая, в Пекине завершилось большое гастрольное турне Театра им. Вахтангова. За три недели пребывания в Китае (Гуанчжоу, Шанхай, Пекин) вахтанговцы 11 раз сыграли спектакль Римаса Туминаса «Евгений Онегин». ...
Читайте также