Засада для художника

Чиновники в очередной раз приравняли театр к заводу

 
На сайте Министерства культуры появился приказ, зарегистрированный в Минюсте 18 мая нынешнего года, согласно которому утверждаются «типовые отраслевые нормы труда на работы, выполняемые в организациях исполнительских искусств». Проще говоря, Министерство культуры, опираясь на постановление Правительства и распоряжение Минтруда, разработало сводный перечень нормативов, которые должен соблюдать любой российский театр.
 
Например, в документе говорится, что «мелкий ремонт костюма (замена молнии, перешивание крючков, пуговиц, укорачивание брюк)» должен занимать не более 48 минут. На «ремонт средней сложности (укорачивание низа, рукавов жакета, пальто)» отводится 2 часа 24 минуты; на подготовку и расстановку мебели к спектаклю – 12,5 минут (на каждый предмет), на снятие мерок для пошива пуантов – 24 минуты, на вырезание заготовок подошвы из кожи – 42 минуты и так далее. Свод отраслевых норм состоит преимущественно из таблиц, которые занимают 42 листа формата А4. Фактически любой процесс или операция, применяемая в театре, нашли здесь свое отражение.
 
Управленцы посчитали, сколько времени требуется на грим, на выполнение причесок (разная длина волос также учитывается), на подготовку парика, на стирку, уборку, очистку реквизита и многое другое; сколько времени может тратить костюмер на помощь артисту в переодевании; сколько артистов, режиссеров, художников-постановщиков, балетмейстеров, суфлеров, звукорежиссеров может позволить себе нанять театр. Но главная суть документа заключается в том, что если театр в какой-то мере отклоняется от этих предписаний, то его руководство может получать нарекания в неэффективности управления, включая штрафные санкции или же увольнения.
 
Представителей директорского корпуса эта новость встревожила. По сведениям «Театрала», в настоящее время готовится ответное письмо, в котором руководители центральных театров постараются доказать, что подобная инициатива по сути своей абсурдна, поскольку навязывает театрам «избыточное администрирование» и вместо предполагаемой экономии, напротив, заставляет вводить в штатное расписание должность надзирателя, который будет контролировать строгое соблюдение предписанных норм и заниматься бесчисленными отчетами, количество которых теперь возрастет в разы.
 
О том, какую опасность содержит новоявленный документ, «Театралу» разъяснил директор Театра им. Вахтангова Кирилл КРОК.
 
– Кирилл Игоревич, новость о своде отраслевых норм прозвучала как гром среди ясного неба. В СТД заявляют, что предостерегали Министерство от принятия этого документа (дескать, такой документ может носить лишь рекомендательный, но никак не основополагающий характер), однако Минкульт его все-таки принял. Что это значит для российских театров?
– Надо исходить из того, что документ уже подписан и, мы, директора и руководители всех крупнейших федеральных театров, с ним категорически не согласны. Его приняли без согласования с театральным сообществом – то есть с людьми, которые являются профильными специалистами, которым в установленных рамках придется работать...
 
Чем опасен документ? Он требует от театра составить картину рабочего времени каждого человека – от гримера и артиста до художественного руководителя. И исходя из этих норм нам могут сказать: а почему у вас в штате 10 костюмеров? Вы можете справляться силами 6-ти человек.
 
А то, что театр работает без продыху, что люди иногда болеют, что бывает ненормированный график работы (скажем, при выпуске спектакля или участия театра в каких-то мероприятиях), что коллектив играет спектакли одновременно на гастролях и в Москве, – этого ни в каком своде правил учесть невозможно, поскольку театр – живой организм.
 
– То есть вы считаете, что документ попросту не нужен?
– Он только лишь забюрократизирует отношения в коллективе. И, как правильно говорят руководители СТД, по сути своей навязывает театру «избыточное администрирование». Таких норм нормирования труда не было даже в прошлом веке во времена СССР. Нормировались только производственные отношения и однотипные работы…
 
– Видимо, здесь сказался результат многолетних попыток чиновников внедрить критерии, по которым будет измеряться эффективность работы театра?
– Думаю, да. Но сколько раз говорилось о том, что такие критерии попросту невозможно написать для учреждений, которые занимаются исполнительскими видами искусства. Об этом говорили все ведущие деятели театра и на встречах с президентом, и на встречах с чиновниками самого разного уровня – объясняли, приводили примеры. Одно время нам даже казалось, что эти воззвания были услышаны.
 
Сферу искусства невозможно измерить финансовыми лекалами. И если уж вы решили устанавливать некие критерии, то тогда для начала обсудите это с людьми театра и объясните зачем. Ведь по сути в многочисленных дискуссиях с вышестоящими организациями мы пришли к выводу, что у театра один-единственный критерий успешности – это касса. Грубо говоря, если билеты проданы, спектакли востребованы и творческий состав работает активно, то значит театр свою функцию как государственная институция выполняет.
 
Кроме того, мы все находимся во власти 83-го Федерального закона, на основании которого каждому театру выделяется субсидия в виде госзадания. Например, государство дает задание показать в год 275 спектаклей. Есть определенный расчет, сколько стоит каждый спектакль. И на основании этого тебя финансирует. Здесь есть логика. Но теперь под этот закон поводится еще и подзаконный акт, от которого можно ждать любых сюрпризов. Например, нам могут сказать: «Мы знаем, что у вас поставить декорацию занимает не столько времени, как вы думаете, и потому не нужно вам бригаду из 10-ти человек, вам хватит и 5 монтировщиков».
 
– В принципе, логика чиновников здесь ясна: им нужны некие рамки для того, чтобы избежать перерасхода средств на культуру…
– Такие рамки установить попросту невозможно, это абсурд, поскольку в каждом коллективе своя уникальная ситуация. Нормирование можно производить лишь в тех отраслях экономики, где функция одинакова для всех. Иными словами, это можно внедрить в артеле по пошиву сапог, на ткацкой фабрике, в мастерской по ремонту одежды, в ателье, но только не в учреждении, сотрудники которого выполняют замысел художника или режиссера. Здесь совершенно иные задачи и нет того конвейера, как, скажем, на фабрике.
 
Простой пример приведу. В Александринском театре нет стационарной софитной развески света. У них в принципе под каждый спектакль на любом штанкетном подъеме могут быть по-новому развешаны световые приборы. Опускается шлейф, получается энерговооруженный софитный подъем. А в Театре Вахтангова совершенно другая система. У нас установлена стационарная развеска световых приборов на софитных фермах. Таким образом для осветителей Александринки подготовка спектаклей занимает одно время, а для вахтанговцев – другое, поскольку в основе работы заложены разные принципы построения постановочного освещения. Кроме того, в каких-то спектаклях мы пользуемся только стационарными софитными приборами, а есть постановки со сложной световой партитурой («Евгений Онегин», «Дядя Ваня». «Улыбнись нам, господи»), где на штанкеты мы вешаем дополнительные световые приборы. И это никак не укладывается в норму, которую придумал господин Аристархов вместе с Минтрудом. Искусство не поддается нормированию.
 
– На ваш взгляд, что может сделать сейчас директорский корпус, чтобы как-то смягчить последствия нового закона?
– Будем с директорами собираться и решать. Это очередная беда, которая свалилась нам на голову. Сколько раз мы просили Министерство культуры: если вы принимаете ответственное решение, то давайте сначала обсудим его с профессиональным сообществом – с теми, кому это предстоит выполнять. Министр культуры даже создал театральный совет, но ретивые чиновники все рано делают по-своему, фактически подставляя министра…
 
Если говорить конкретно о Театре им. Вахтангова, то я уже знаю, что в моем случае это приведет к бессмысленному перерасходу. Я должен буду создать в театре целый отдел по нормированию, который будет следить за исполнением всех нюансов этого свода правил. (Кстати, это предусмотрено в типовых рекомендациях Минтруда России.) И вторая проблема: если вдруг выяснится, что мы по штатным единицам не укладываемся в ту или иную категорию (если, скажем, монтировщиков окажется у нас чуть больше, чем это предписано министерством), то встанет вопрос об увольнении людей. А как это делать в том случае, если люди оформлены (и отлично со своими трудовыми обязанностями справляются) и работают на бессрочном договоре?
 
– Документ уже вступил в силу?
– Схема такая: его опубликовали, далее последует Приказ о введении в действие этих норм. Скорее всего, потребуют до конца года ввести изменения, составить нормировочные листы на каждый спектакль, репетицию, выпуск спектакля и закрутится этот маховик. Чем это кончится – можно лишь только предполагать. Будем бороться и отменять эти очередные глупости…

  • Нравится


Самое читаемое

  • Юрий Бутусов: «Сгустился туман запретов и преследований»

    В понедельник, 3 декабря, в Театре им. Вахтангова вручается ежегодная премия зрительских симпатий «Звезда Театрала». Лауреатом в одной из главных номинаций – «Лучший спектакль большой формы» стала работа Юрия Бутусова «Гамлет» в Театре им. ...
  • Римас Туминас: «Никогда не считай себя первым»

    Вечером в пятницу труппа Театра Вахтангова вернулась из Милана, где в рамках проекта «Русские сезоны» представила спектакль «Евгений Онегин». Постановку сыграли дважды (28 и 29 ноября) на сцене театра «Пикколо ди Милано» Джорджо Стрелера. ...
  • Эдуард Бояков назначен худруком МХАТа им. Горького

    Продюсер и театральный режиссер Эдуард Бояков назначен новым художественным руководителем МХАТа имени Горького. Заместителем руководителя театра по творческой работе стал Сергей Пускепалис, а заместителем худрука по литературной части - писатель и публицист Захар Прилепин. ...
  • «Эта система порочная»

    Сегодня все театры оказались в системе БОР (бюджет, ориентированный на результат), в которой создана прямая взаимосвязь по формуле «результат – качество – конкуренция». Не первый  год подряд мы вместе с Союзом театральных деятелей, экспертами, учеными пытаемся доказать, что природа искусства зависит от множества других критериев и выделять прямую связь между, скажем, финансированием и посещаемостью – мягко говоря, неправильно. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Многие вещи неприменимы к сфере искусства»

    Торжественная церемония открытия Года театра состоялась в четверг, 13 декабря, в Российском театре драмы им. Федора Волкова в Ярославле. «Я очень рассчитываю на то, что Год театра в России даст толчок в развитии театрального дела», – сказал на церемонии открытия президент Владимир Путин. ...
  • Владимир Урин призвал сократить разницу в финансировании театров

    Необходимо сократить разрыв в финансировании столичных и региональных театров. Об этом заявил гендиректор Большого театра Владимир Урин на встрече театральных деятелей с президентом Владимиром Путиным в Ярославе в рамках открытия Года театра. ...
  • Валерий Фокин: «Театру необходимы реформы»

    Российскому театру необходима правовая, кадровая и творческая реформа, конкретные шаги по ее началу хотелось бы увидеть в следующем году, который объявлен в России Годом театра. Такое мнение высказал журналистам Валерий Фокин перед открытием Года театра в Ярославле. ...
  • Евгений Миронов заступился за Солженицына

    11 декабря вандалы повредили мемориальную доску Александру Солженицыну, установленную в городе Гусь-Хрустальном в честь 100-летия со дня рождения писателя. Памятный знак восстановлению не подлежит. МХТ им. Чехова и Театр наций помогут собрать деньги на создание новой мемориальной доски. ...
Читайте также