Алексей Черепнёв: «Настоящий театр – это прежде всего высказывание»

 
C того момента, как Юрий Грымов возглавил театр «Модерн» и объявил новую художественную программу, прошло чуть больше года. Всё это время театр работает в условиях, близких к экстремальным, поскольку надо привлечь нового зрителя, сформировать репертуар, завоевать симпатию, а сделать это можно только настойчивым трудом. О подробностях столь сложного процесса «Театралу» рассказал директор «Модерна» Алексей Черепнёв.
 
– Алексей, хотелось бы начать разговор с оценки столь непростого периода. Как справляетесь? На что делаете ставку?
– Вы правильно заметили: театр работает в условиях, близких к экстремальным. За прошлый год у нас было семь премьер, что очень сложно для небольшого театра. Причем один из спектаклей («Юлий Цезарь») пришлось выпускать в конце сезона в архисжатые сроки. Тут ведь дело не только в режиссуре и актерской игре: огромные трудозатраты требуются на производство декораций, на создание световой партитуры, на реквизит. Но выбора у нас не было…

Конечно, театр находится в режиме наращивания нового репертуара, потому что все старые спектакли уже выработали свой ресурс. Какие-то устарели морально... А некоторые постановки, которые могли бы еще оставаться в афише («Петля» или «Екатерина Ивановна», например), мы вынуждены были снять по независящим от нас причинам. Нам, конечно, жаль было от них отказаться, поскольку мы не сторонники лозунга «До основанья, а затем…» Но деваться было некуда – образовалась пропасть, из которой хотелось выбраться любой ценой.

– Но есть, наверное, и положительная сторона в таких переменах, ведь сразу ушли те артисты, которые не пожелали продолжать сотрудничество?
– Всё правильно, да. Противостояний, бунтов и споров удалось избежать. Перемены произошли, можно сказать, эволюционно. Никаких жестких мер принимать не пришлось. Юрий Грымов собрал коллектив, изложил свою творческую программу и те, кто не захотели работать, сами собой отсеялись.

– Вы уже можете сказать, что переходный период закончился, и театр находится в работоспособном состоянии?
– Конечно. Происходит становление нового театра. Однозначно у нас есть семь состоявшихся спектаклей нового репертуара, которые все больше и больше приобретают вес и свою аудиторию.

– Кстати, а как вы расширяете свою аудиторию? На что делаете ставку?
– Конечно, мы хотим, чтобы в зале было как можно было молодых лиц. Мы вкладываем деньги в рекламу, занимаемся интернет-продвижением: ищем свою аудиторию, работам с сообществами, интересы которых созвучны интересам нашего театра.
Если вначале к нам пришла аудиторию, которая любит творчество Юрия Вячеславовича, то сейчас мы стремимся расширить границы, привлекаем и тех, кто ничего не знает о стилистике Грымова, но был бы не против узнать.

– А как вы определяете художественную программу театра?
– Это авторский театр. Мы исходим из тех принципов, что настоящий театр – это прежде всего высказывание. Театр как некая прямая речь художника. И твердый знак мы убрали из названия «Модерн», дабы подчеркнуть, что ставка делается не на модерн прошлого века, а на модерн как некое современное прочтение. Иными словами, в афише могут быть пьесы «новой драмы», а может быть и Шекспир. Мы открыты всем ветрам, главное – свежесть, интонация времени и… внятный художественный ориентир. Законы искусства предсказать невозможно. И зачастую очень сложные спектакли, ставящие острые вопросы, становятся хедлайнерами репертуара, на них возникает ажиотажный спрос. Вот наша следующая задача нащупать этот вектор, создать такой спектакль-шлягер.

– Лично вы в «Модерне» сколько лет работаете?
– Третий год. Я начинал при Светлане Александровне Враговой. Был ее заместителем (Светлана Александровна занимала должность директора и худрука), и с Юрием Вячеславовичем мы уже полтора года.

– Вы можете сравнить объем работы театра тогда и сейчас?
– Конечно, мы постоянно выпускаем новые спектакли, артисты стали больше играть. И делают это с удовольствием, поскольку у всех – новые роли, много репетиций. Юрий Грымов сразу сказал коллективу: либо мы собираемся единой командой и работаем, либо расходимся навсегда.

– Застращал…
– Да нет же, просто честно обозначил отношения, и, оказалось, что все истосковались по такому ритму. Во всяком случае, никто месяцами не сидит на больничных и от ролей не отказывается. Мне кажется, что Юрий Вячеславович пришел со своим светлым взглядом, с чистыми помыслами и с желанием эти замыслы реализовывать.

– То есть жизнь у вас бурлит.
– Разумеется. Но только не как в болоте бурлит, а в том смысле, что идет постоянный творческий процесс.

– Посещаемость увеличилась?
– Да, постепенно растет. И лично меня радует, что в зале появилось больше молодых лиц.

– А насколько важно для вас завоевать авторитет в театральном сообществе? Иными словами, ставите ли перед собой задачу, чтобы пришли не только студенты, но и критики, эксперты, арт-директора фестивалей?
– Мы же находимся внутри театрального процесса и, конечно, не можем жить обособленно. Проще говоря, для нас важна интеграция в культурное пространство Москвы. От профессионального сообщества мы тоже ждем признания или какой-либо оценки. Думаю, всё может сложиться только упорным трудом.

– В экономическом плане дело «Седьмой студии» как-то встряхнуло вас и ваших коллег? То есть вы не собирали бухгалтерию, не просили беспрерывно всё контролировать?
– Я думаю, что в этом нет необходимости, поскольку мы находимся в той ситуации, когда от нас только-только ушел Главконтроль, есть акт недавней проверки. Кроме того, когда в театре сменилось руководство, была проведена подробнейшая работа над ошибками, поменялись многие бухгалтерские принципы, мы добились полной прозрачности в отчетах…

– Еще одна сложность заключается в том, что «Модерн» расположен не в самом центре Москвы…
– Это правда, но мы, тем не менее, не особо волнуемся на сей счет. Да, мы немножко вдалеке от прогулочных зон, но в то же время, мы ведь не на выселках находимся и не в лесу. К нам от метро всего 7 минут идти.   

Вспомните, скажем, историю Театра на Юго-Западе. Совсем не центр Москвы, но как только там началась интересная творческая жизнь, в театр отовсюду потянулись люди. И на спектакли нельзя попасть. Нам важно, что люди едут со всех концов Москвы и даже из области порой приезжают, поскольку услышали про наши премьеры. Вот этот вектор мы и будем развивать.

То есть вы решили не заигрывать с аудиторией?
– А смысл? Нам наоборот надо четко и адекватно понимать картину. Сделали ремонт в большом зале, увеличили число зрительских мест. Было 231, стало 375. Как оказалось, лишние кресла много лет лежали в подвале, и никто их не собирал, не монтировал, поскольку в таком случае пришлось бы увеличивать объемы билетных продаж.

– Хорошо, но всё же в таких условиях вы не можете, наверное, рисковать? Ведь сколько известно примеров: вложены колоссальные средства, ожидается, что получится «хит», а после первых показов становится ясно: провал.
– Это в природе театра, и никто из нас от ошибок не застрахован.

– Но хочется ведь, чтобы их было меньше…
– Для этого мы часто собираемся вместе, обсуждаем, планируем, присматриваемся. В общем, нормальный творческий процесс. У Юрия Грымова своя творческая программа, и наша задача максимально ее реализовать. А что касается финансов, то он человек слышащий, понимающий и даже кино зачастую за свои деньги снимал. Он знает, что такое смета и как в нее уложиться.

– В ближайших планах у вас «На дне»?
– Да. Под занавес сезона. А на начало следующего еще две премьеры намечены. Так что, нам отдыхать некогда.
  • Нравится

Самое читаемое

  • «Театр лучше, чем телевизор, знает о том, чем живет страна»

    «Театрал» по традиции попросил критиков и экспертов подвести итоги сезона, определив успехи, поражения и тенденции. Сегодня – слово Павлу Рудневу, доценту ГИТИСа, зам. худрука МХТ им. Чехова по спецпроектам (мнения других экспертов читайте в ближайшие дни). ...
  • Приснилась Гурченко

    Редеет поколение, уходят друзья и коллеги, всё острее дефицит искренности. Стремительно растёт горечь накопления биографии. Забвение грустное, но… закономерное явление.   Мечты о бессмертии дико дифференцированы. ...
  • Константин Богомолов выпускает «Славу» в БДТ

    Режиссер Константин Богомолов готовит на Основной сцене БДТ им. Товстоногова постановку «Слава». Предпремьерным показом 8 июля театр завершит юбилейный 100-й сезон, премьера состоится осенью. «Слава» стала первой пьесой знаменитого поэта и сценариста Виктора Гусева, напомнили в пресс-службе БДТ. ...
  • Несвободное творчество

    В «Гоголь-центре» завершился сезон – первый сезон, который прошел в слишком тяжелых условиях. В августе 2017 года режиссер Кирилл Серебренников был арестован по подозрению в мошенничестве. Так называемое дело «Седьмой студии» уже стало притчей во языцех, в очередной раз продемонстрировав жестокость отечественной судебной системы. ...
Читайте также


Читайте также

  • Эрдоган остановил работу турецких театров

    Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 11 июля издал приказ, согласно которому прекращается финансирование театров, отменяются все спектакли, гастроли и любая другая творческая деятельность. Также приказ требует расторжения контрактов с артистами. ...
  • Пласидо Доминго и Анна Нетребко выступят в Большом театре

    В субботу, 14 июля, в Большом театре состоится гала-концерт звезд мировой оперы, посвященный завершению чемпионата мира по футболу. В концерте примут участие Анна Нетребко, Пласидо Доминго, Хибла Герзмава, Юсиф Эйвазов и другие выдающиеся артисты. ...
  • ФСИН сообщила о состоянии здоровья Сенцова

    Украинский режиссер Олег Сенцов, объявивший голодовку в российской колонии, находится в удовлетворительном состоянии и не отказывается от медицинской помощи. Такие данные Федеральная служба исполнения наказаний предоставила Совету при президенте по правам человека, сказано на сайте СПЧ. ...
  • Владимир Этуш попал в больницу

    Народный артист СССР, ветеран Великой Отечественной войны, старейший актер Театра им. Вахтангова находится сейчас под наблюдением врачей в больнице на Пироговке. По сведениям «Театрала», 96-летний артист почувствовал недомогание во время отдыха в Италии, где каждое лето гостит у родственников жены. ...
Читайте также